×

Запретительных мер недостаточно

Только комплексное просвещение позволит гражданам эффективно пользоваться правами и свободами

В последнее время от представителей общественности все чаше исходят инициативы, предполагающие ограничение прав и свобод граждан в целях защиты конституционных ценностей самого высокого порядка: жизни, здоровья, общего блага людей (т.е. общества в целом).

Так, первый заместитель председателя Общественной палаты Ленинградской области Петров В.С. предложил сократить до минимума перечень лекарств, отпускаемых в аптеках без рецепта. По его словам, из-за «повышенной эпидемиологической тревоги» многие люди часто прибегают к самолечению, которое обусловлено «необоснованными страхами граждан перед официальной медициной». Такой «легкомысленный подход», по мнению автора инициативы, «таит в себе огромную опасность для здоровья ˂…˃ особенно в период пандемии». Он считает необходимым также «проведение мероприятий, связанных с выявлением и ликвидацией многочисленных ресурсов в отечественном сегменте Интернета (а также социальных сетях), пропагандирующих методы самолечения» (с чем мы совершенно согласны). В целом предлагаемые меры, по мнению их инициатора, будут способствовать «поднятию медицинской грамотности населения и послужат делу сохранения и укрепления здоровья» граждан страны.

Подобные идеи и предложения – повод задуматься о пределах применимости и эффективности правовых разрешений и запретов в современном мире, а также границах фактической возможности большинства граждан без опасности для себя пользоваться их правами и свободами, а также о том, действительно ли ограничительные и запретительные меры способствуют повышению грамотности населения в соответствующих областях жизни.

В современном обществе периодически возникают проблемы, требующие скорейшего управленческо-правового решения (в частности, описанная проблема бездумного самолечения, когда слухи и домыслы выступают побудительным мотивом для проведения гражданами бессмысленных экспериментов над собой или близкими). Такие ситуации, бесспорно, подталкивают к созданию и воплощению в жизнь приведенной и подобных ей правотворческих инициатив.

Примечательно, что рассматриваемая инициатива напрямую связана с пандемией COVID-19. В связи с этим нельзя не отметить, что в России существует весьма значительное число так называемых «ковид-диссидентов», в принципе отрицающих наличие новой коронавирусной инфекции либо сколь-либо существенную опасность данного заболевания. К счастью, этот показатель (согласно социологическим данным, ранее составлявший до 50% и более опрошенных соотечественников) в настоящее время сокращается1. Переболев коронавирусом, мы сами подчас сталкивались с упреками знакомых о том, что болели «вымышленной болезнью».

В период пандемии проблемы в сфере здравоохранения воспринимаются обществом особенно остро. В ходе ПМЮФ-2020 руководители страховых фондов ряда стран на специальной сессии2 обсуждали вопросы, касающиеся уже тогда ставшего очевидным факта сопряжения пандемии коронавируса и сопровождающей ее пандемии психических заболеваний и иных расстройств психики (в том числе тех, для которых характерно неадекватное восприятие реальности). «Нарушения психического здоровья приобрели масштаб еще одной, параллельной, пандемии», – заявил почти год спустя директор Европейского бюро ВОЗ Ганс-Генрих Клюге.

Приведенные и подобные проблемы имеют, на первый взгляд, простые и очевидные решения запретительно-ограничительного характера. Но при этом важно помнить, что совершеннолетние дееспособные граждане являются субъектами различных общественных отношений, в той или иной степени регулируемых правом: создают семьи, рожают и воспитывают детей, распоряжаются имуществом, в том числе недвижимым, управляют техническими средствами (объектами) повышенной опасности (от автомобильного до авиационного транспорта). Наконец, они выбирают главу государства и иных выборных должностных лиц всех уровней единой системы публичной власти.

Может ли в реальности возникнуть ситуация, при которой подавляющее большинство наших сограждан будут обладать правом свободно избирать главу государства, но при этом в подавляющем большинстве случаев не смогут (без упомянутой потенциальной опасности для жизни и здоровья) свободно выбрать лекарство в аптеке? Считаем, что при всей необходимости обоснованных ограничений ситуации подобного рода недопустимы.

Ограждая общество от смертоносных угроз, нельзя одновременно отнимать у людей саму возможность самостоятельно решать элементарные вопросы бытия. Вспомним серьезную проблему, возникшую в связи с введением в минувшем десятилетии строго рецептурного отпуска даже относительно небольшого круга обезболивающих лекарств. Она стала ярким примером того, что одни только ограничения (даже обоснованные) далеко не всегда способны изменить ситуацию к лучшему. Ограничения, бесспорно, необходимы, – но нужны не только они!

Не секрет, что проблема медицинской, юридической, да и вообще – элементарной житейской грамотности населения – в настоящее время до чрезвычайности остра. Но ее решение, на наш взгляд, должно заключаться прежде всего в одновременном всеохватывающем массовом просвещении людей, выражающемся в непрерывном, продолжающемся практически всю жизнь обучении каждого гражданина, направленном на обеспечение способности нормально жить в динамично меняющемся мире. И здесь на первое место выходят технологии непрерывного дистанционного обучения, которое должно предоставлять россиянам постоянно пополняемый и обновляемый массив знаний, позволяющий адекватный, без опасности для себя и других, надлежащий и правильный образ жизни. С инструментальной точки зрения всеобъемлющей формой такого рода обучения могла бы стать формирующаяся в настоящее время электронная (цифровая) дистанционная образовательная среда. С содержательной же точки зрения, на наш взгляд, соответствующие курсы должны в максимально возможной степени охватывать прежде всего комплексную сферу обеспечения безопасности жизни человека (во всех возможных аспектах понимания безопасности – от физической до финансовой).

Только такое обучение социальным навыкам и динамичное (как с точки зрения содержания, так и в плане развития технических средств) просвещение населения могут стать основой для правомерной, конструктивной и полезной для общества реализации всего комплекса прав и свобод человека и гражданина.

В России в настоящее время возобновлена активная деятельность общества «Знание» – на наш взгляд, это возрождение весьма удачного просветительского опыта советского периода. Полагаем, что в новых условиях необходимо вернуться и к практике всеобщего обучения – разумеется, с учетом современных реалий и цифровых технологий.

Подобный «Всеобуч в цифровой среде» может быть во многом дистанционным, что обеспечит отмеченный непрерывный характер получения, усвоения и закрепления информации. Для этого, разумеется, необходимо как создание нормативной правовой базы, так и развитие соответствующих образовательных технологий, включающих средства надлежащего контроля полученных знаний и навыков – в том числе путем установления обязательного требования периодического (в зависимости от сферы деятельности – с периодичностью от года до пяти лет) цифрового подтверждения наличествующих у работников типов, видов и уровней квалификации.

Людей необходимо обучать – поэтому даже обоснованные правовые ограничения и запреты должны в современных условиях превращаться в часть процесса формирования ответственного поведения граждан. Только подобного рода сочетание, по нашему мнению, позволит гражданам страны эффективно пользоваться свободой и надежно укрепит стабильность общества и государства.

Отрадно, что и в этом вопросе наши позиции во многом совпадают с рассмотренным в начале статьи подходом Владимира Петрова, имеющего большой управленческий опыт, – в канун начала нового учебного года в развитие описанных выше идей он предложил также ряд мер по повышению уровня компетентности лиц, осуществляющих просветительскую деятельность, «через процедуру обязательной аккредитации лекторов в любом научном центре, вузе или НИИ нашей страны».


1 См., например: Принцип единства публичной власти и его реализация в условиях обычного и чрезвычайных режимов управления: ежегодный научный доклад Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления // Отв. ред. В.В. Балытников. Москва: ИИУ МГОУ, 2020. С. 10–11.

2 Специальная сессия «Сфера труда и социальная защита в поствирусный период: поиск новых места и роли» (анонс см.: https://spblegalforum.ru/ru/programme/1586525387396, видеозапись доступна участникам ПМЮФ-2020).

Рассказать:
Другие мнения
Ручкина Гульнара
Ручкина Гульнара
Руководитель Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ, д.ю.н., профессор
Особенности пруденциального регулирования
Юридическая наука
Как регуляторно-надзорные меры позволяют сгладить последствия системных кризисов в финансовом секторе
29 Апреля 2020
Рарог Алексей
Рарог Алексей
Д.ю.н., профессор, руководитель НОЦ применения уголовного права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
По итогам круглого стола
Юридическая наука
Обзор XI Международного круглого стола «Преступления в сфере экономики: российский и зарубежный опыт»
03 Декабря 2019
Лазарев Валерий
Лазарев Валерий
Д.ю.н., профессор, заместитель председателя Научно-консультативного совета ФПА РФ
Суд – не место для научных споров
Юридическая наука
О защите прав соискателя ученой степени
17 Июня 2019
Бардин Лев
Бардин Лев
К.ю.н., член Научно-консультативного Совета ФПА РФ
Необходимо новое регулирование
Юридическая наука
Об актуальности защиты прав соискателей
17 Июня 2019
Давидян Гаяне
Давидян Гаяне
К.ю.н., доцент кафедры истории государства и права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
Борьба с некачественными диссертациями
Юридическая наука
О судебных спорах на научные темы
17 Июня 2019
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», медиатор, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Беречь и защищать
Юридическая наука
О юриспруденции как науке и молодых ученых
17 Июня 2019
Яндекс.Метрика