×

Адвокат доказал в ВС, что необходимый для УДО срок исчисляется с момента назначения наказания, а не его замены

Судья ВС подтвердил, что в случае замены наказания более мягким его видом право на условно-досрочное освобождение возникает после отбытия установленного в УК срока наказания, назначенного именно приговором
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат АП Ленинградской области Виктор Ермолаев, представлявший осужденного в ВС РФ, пояснил, что нижестоящие инстанции перепутали смягчение приговора и замену неотбытой части наказания более мягким, а также неверно истолковали соответствующие разъяснения Пленума Верховного Суда, что привело к принятию незаконных постановлений.

27 декабря 2019 г. судья Верховного Суда вынес постановление по делу № 78-УКС19-527-К3, в котором разъяснил, с какого момента необходимо исчислять срок наказания, отбытие которого необходимо для применения УДО, в случае замены лишения свободы более мягким видом наказания.

В ноябре 2016 г. Илья Ерехинский был осужден Кингисеппским городским судом Ленинградской области к 4 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

В феврале 2019 г. Тосненский городской суд Ленинградской области заменил назначенное наказание на более мягкое, назначив осужденному принудительные работы на срок 1 год 10 месяцев 23 дня.

Адвокат АП Ленинградской области Дмитрий Чербунин обратился в Колпинский районный суд г. Санкт-Петербурга с ходатайством об условно-досрочном освобождении Ильи Ерехинского, однако в июле 2019 г. производство по данному делу было прекращено.

Читайте также
При решении вопроса об УДО должны учитываться все обстоятельства, включая поведение осужденного
КС напомнил, что заключение о положительной характеристике осужденного должно базироваться на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания
01 Апреля 2019 Новости

В обоснование своей позиции первая инстанция сослалась на п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», где указано, что если наказание осужденному было смягчено актом амнистии, помилования или суда, то при применении УДО или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания следует исчислять фактически отбытый срок наказания исходя из срока наказания, установленного актом амнистии, помилования или судебным актом.

С учетом этого разъяснения Колпинский районный суд начал отсчет двух третей срока наказания, отбытие которых необходимо для применения УДО в отношении лица, осужденного за совершение особо тяжкого преступления, со дня начала отбытия принудительных работ. Позицию первой инстанции поддержали апелляция и первая кассация.

В интересах Ерехинского в Верховный Суд РФ обратился уже адвокат АП Ленинградской области Виктор Ермолаев. В кассационной жалобе он указал, что выводы нижестоящих инстанций о необходимости отбытия осужденным не менее двух третей срока наказания с момента назначения принудительных работ противоречат закону. Позиция адвоката строилась на том, что ст. 79 УК не содержит положений, предусматривающих иной порядок исчисления фактического срока отбытия наказания применительно к осужденным, которым лишение свободы заменено более мягким видом наказания.

Разъяснения п. 2 Постановления Пленума ВС от 21 апреля 2009 г. № 8, по мнению Виктора Ермолаева, применимы к тем лицам, в отношении которых были внесены изменения в уголовный закон и произведен пересмотр приговоров в сторону смягчения наказания, а не в отношении лиц, которым была произведена замена одного вида наказания другим, более мягким.

Проанализировав обстоятельства, судья Верховного Суда посчитал доводы адвоката обоснованными. Как указано в постановлении, уголовный закон предусматривает возникновение права на УДО у осужденного за особо тяжкое преступление после фактического отбытия двух третей всего срока наказания, назначенного приговором суда, а не двух третей срока более мягкого вида наказания, назначенного в результате замены наказания в виде лишения свободы на принудительные работы (п. «в» ч. 3 ст. 79 УК).

Судья ВС решил, что позиции трех нижестоящих инстанций противоречат указанному выше толкованию п. «в» ч. 3 ст. 79 уголовного закона. На этом основании кассационная жалоба адвоката на постановление Колпинского районного суда и апелляционное постановление Санкт-Петербургского городского суда была передана для рассмотрения в судебном заседании Третьего кассационного суда общей юрисдикции.

14 января Третий кассационный суд назначил судебное заседание по рассмотрению указанной жалобы на 4 февраля (постановление имеется у «АГ»).

Комментируя акт Верховного Суда, Виктор Ермолаев отметил, что суды трех инстанций ошибочно приняли за смягчение приговора замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

«Порядок изменения приговора в сторону смягчения не регламентируется положениями ст. 80 УК. Смягчение приговора может иметь место лишь в апелляционном и кассационном порядке, а также вследствие издания актов об амнистии или помилования. В связи с этим суды первой, апелляционной и кассационной инстанций ошибочно поставили знак равенства между двумя абсолютно разными по своему значению уголовно-правовыми понятиями: “смягчение наказания” и “замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания”», – пояснил адвокат.

Рассказать: