×

При решении вопроса об УДО должны учитываться все обстоятельства, включая поведение осужденного

КС напомнил, что заключение о положительной характеристике осужденного должно базироваться на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания
Адвокаты сошлись во мнении, что выводы КС по данному вопросу являются концентрацией ранее высказанных позиций высших судебных инстанций о порядке применения условно-досрочного освобождения. При этом один из них, выразив согласие с доводами Суда, отметил, что определение содержит много общих фраз при минимуме конкретики.

28 февраля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 557-О об отказе рассматривать жалобу осужденного на ряд положений законодательства об условно-досрочном освобождении.

После того как суд отказал Александру Германову в УДО, замене неотбытой части наказания более мягким, а также в изменении вида исправительного учреждения, он обратился в КС с жалобой на неконституционность ряда соответствующих норм. Так, оспариванию подверглись ч. 4 ст. 79 (условно-досрочное освобождение от отбывания наказания), ст. 80 (замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания) УК РФ, ч. 1 и 2 ст. 78 (изменение вида исправительного учреждения), ч. 2 ст. 175 (порядок обращения с ходатайством и направления представления об освобождении от отбывания наказания или о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания – в редакции Закона № 104-ФЗ от 5 мая 2014 г.) УИК РФ, а также положения Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 г. № 51 и от 20 декабря 2011 г. № 21.

По мнению заявителя, указанные положения предписывают суду при рассмотрении ходатайств об УДО учитывать данные о снятых и погашенных дисциплинарных взысканиях и лишают приговоренных к длительным срокам инвалидов первой и второй групп права на своевременную замену наказания более мягким. Кроме того, указанные положения обязывают администрацию исправительного учреждения, в котором отбывает наказание осужденный, давать характеристику на него за весь период отбывания наказания, тем самым позволяя характеризовать последнего от имени предыдущих пенитенциарных учреждений.

Конституционный Суд не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. Со ссылкой на ряд собственных правовых позиций он подчеркнул, что УДО зависит в том числе от поведения осужденного за все время отбывания наказания, и суд в каждом конкретном случае учитывает все обстоятельства, необходимые для принятия решения. Так, по смыслу ст. 80 УК при разрешении вопроса об УДО суд оценивает позитивные изменения в поведении осужденного, свидетельствующие о возможности смягчения уголовной репрессии (в частности, отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, к совершенному деянию, возмещение причиненного вреда).

В свою очередь в Постановлении Пленума ВС от 21 апреля 2009 г. № 8 разъясняется, что наличие у осужденного взысканий само по себе не может свидетельствовать о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании наказания. Разрешая этот вопрос, судам следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания, а не только за время, предшествующее рассмотрению ходатайства или представления. Также необходимо принимать во внимание данные о снятии или погашении взысканий, время с момента последнего взыскания, последующее поведение осужденного и т.д.

Решение суда об изменении вида исправительного учреждения для заключенного также должно основываться на выводе о положительной характеристике последнего (ст. 78 УИК). Аналогичные разъяснения содержатся в Постановлении Пленума ВС от 29 мая 2014 г. № 9. В частности, Верховный Суд указал, что заключение о положительной характеристике осужденного должно базироваться на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению соответствующего представления или ходатайства. При этом учитываются соблюдение правил внутреннего распорядка исправительного учреждения, выполнение требований администрации, участие в мероприятиях воспитательного характера и общественной жизни, а также поощрения и взыскания и др.

КС отметил, что при рассмотрении ходатайства заявителя об УДО суд пришел к выводу о невозможности признания гражданина не нуждающимся в полном отбывании назначенного наказания, а не в связи с невозможностью такой замены для инвалидов первой или второй группы, осужденных на длительный срок.

Кроме того, Суд пояснил, что сведения, представленные администрацией пенитенциарного учреждения в суд для рассмотрения им ходатайства об УДО (характеристика заключенного и заключение о целесообразности условно-досрочного освобождения) не предопределяют решение суда по указанному вопросу. Таким образом, перевод осужденного из одного исправительного учреждения в другое не препятствует рассмотрению ходатайства об условно-досрочном освобождении или замене неотбытой части наказания более мягким.

Комментируя «АГ» позицию КС, адвокат АП Белгородской области Борис Золотухин отметил, что после изменения в 2015 г. в п. 6 Постановления Пленума ВС № 8 правоприменитель определил критерии применения УДО: признание судом, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного наказания, а также обязательное возмещение (полное или частичное) причиненного преступлением вреда в размере, определенном приговором. «Именно на эти критерии обратил внимание КС, подтвердив обязанность суда, рассматривающего ходатайство, обосновать решение ссылками на конкретные фактические обстоятельства, исследованные в заседании, и применять УДО с учетом поведения осужденного за все время отбывания наказания», – пояснил он.

Партнер АБ «Бартолиус», адвокат Сергей Гревцов добавил, что рассмотрение вопроса об условно-досрочном освобождении или изменении наказания – самый волнительный для осужденных вопрос. «К лицам, оказавшимся “за решеткой”, у общественности (в том числе у суда и сотрудников ФСИН) зачастую отсутствует доверие, поэтому реализовывать свои права им удается далеко не всегда, – отметил он. – На практике на результат рассмотрения ходатайства влияет огромное количество факторов: тяжесть преступления, характеристика из колонии, возмещение вреда и т.д.

По мнению эксперта, суд принимает положительное решение по таким ходатайствам лишь при наличии бесспорных оснований. «Это обусловлено не только внутренним убеждением судьи о достаточности доказательств, но и, по сути, “судейской солидарностью”, так как судебная власть уже определила наказание в отношении осужденного, и безосновательная инициатива конкретного судьи может нарушить весь механизм его исполнения, – полагает адвокат. – Дополнительно это осложняется риском отмены постановления в вышестоящей инстанции. Как показывает практика, обвинительный уклон суда сохраняется как при рассмотрении дела по существу, так и при решении вопроса об УДО – по принципу “вор должен сидеть в тюрьме”».

Сергей Гревцов считает, что определение КС полезно концентрацией ранее высказанных позиций высших судебных инстанций по указанному вопросу и предоставляет собой возможность ссылаться на явно широкую формулировку: «рассмотрение таких ходатайств должно производиться при всестороннем учете данных о поведении осужденного за весь период отбывания наказания». При этом, подчеркнул адвокат, не стоит забывать другую правовую позицию Суда, согласно которой наличие идеальной характеристики не является безусловным основанием для удовлетворения ходатайства, поскольку она должна оцениваться в совокупности с иными обстоятельствами.

В свою очередь адвокат КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Сергей Колосовский с сожалением отметил типичный характер определения в виде «большого количества общих фраз при минимуме конкретики». По его мнению, позиция КС сводится к тому, что даже снятые и погашенные дисциплинарные взыскания могут учитываться судом при решении вопроса по УДО, поскольку суд оценивает поведение осужденного в течение всего срока отбывания наказания.

«Данная позиция является корректной. Применить УДО – право, а не обязанность суда. Если бы такое освобождение было обязательным, тогда ситуацию необходимо было бы рассматривать в парадигме юридических фактов, в которой погашенные взыскания не порождают юридических последствий. На практике в зависимости от конкретной ситуации суды либо освобождают осужденных, либо нет, не руководствуясь при этом четкими формальными критериями», – пояснил Сергей Колосовский.

Рассказать: