×

Адвокаты доказали невиновность гендиректора завода, который не мог выплатить зарплату работникам

Суд согласился с тем, что руководитель Белгородского нефтеперерабатывающего завода делал все возможное, чтобы оплатить труд работников, однако объективно не мог погасить всю задолженность перед ними
Один из защитников оправданного, адвокат Алексей Нехаенко полагает, что обвинение хотело сделать руководителя завода «козлом отпущения» и только благодаря объективному и беспристрастному суду удалось доказать его невиновность. Другой защитник, адвокат Борис Золотухин также положительно оценил работу суда, отметив, что тот проявил настоящую независимость и сумел абстрагироваться от политической подоплеки этого дела.

30 января Яковлевский районный суд Белгородской области оправдал генерального директора Белгородского нефтеперерабатывающего завода Олега Майорова, который обвинялся по ч. 3 ст. 145.1 УК РФ в невыплате заработной платы из личных интересов (приговор имеется у «АГ»).

Олега Майорова защищали адвокаты Белгородской областной коллегии адвокатов Борис Золотухин и Алексей Нехаенко. Последний поделился с «АГ» подробностями расследования уголовного дела. В частности, он рассказал, что к оперативному предъявлению обвинения следствие подтолкнуло видеообращение коллектива завода к Владимиру Путину, хотя сами работники своего руководителя в невыплате зарплаты не винили, а, напротив, считали пострадавшим от бездействия учредителей.

Следствие активизировалось только после обращения работников к президенту

ООО «Белгородский нефтеперерабатывающий завод» было зарегистрировано в апреле 2013 г. С момента создания его генеральным директором является Олег Майоров. Именно он в соответствии с Положением об оплате труда и стимулировании работников завода был ответственен за своевременную выплату заработной платы.

Поскольку с начала января 2018 г. по конец февраля 2019 г. 120 работников предприятия не получали заработную плату в полном объеме, в отношении Олега Майорова в августе 2018 г. и апреле 2019 г. были возбуждены уголовные дела за частичную невыплату заработной платы в течение более трех месяцев и за полную невыплату свыше двух месяцев вознаграждения одному из работников (ч. 1 и ч. 2 ст. 145.1 УК РФ). Позднее дела были объединены в одно производство. «18 марта 2019 г. моему подзащитному была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Но по истечении 10 суток обвинение предъявлено не было», – рассказал Алексей Нехаенко.

По словам защитника, далее предварительное следствие шло в «вялотекущем режиме». Однако 12 июня 2019 г. коллектив Белгородского нефтеперерабатывающего завода записал видеообращение к Президенту России, которое получило распространение в Сети. Работники просили оказать содействие в получении причитающейся им зарплаты.

Как сказал адвокат Олега Майорова, реакция правоохранителей была незамедлительной, но «не совсем адекватной». 14 июня генерального директора Белгородского НПЗ пригласили в областное управление Следственного комитета РФ, где сразу же задержали в порядке ст. 91 УПК. На следующий день ему было предъявлено обвинение в совершении уже более тяжкого преступления. По версии следствия, Олег Майоров не выплачивал заработную плату сотрудникам завода из корыстной или иной личной заинтересованности, что повлекло тяжкие последствия для этих граждан (ч. 3 ст. 145.1 УК РФ).

«Такой квалифицирующий признак следствие обосновывало тем, что в результате противоправного бездействия по частичной и полной невыплате заработной платы наступили тяжкие последствия в виде ухудшения материального положения работников, приведшие к акциям протеста. Под акциями протеста орган следствия подразумевал видеообращение работников на прямую линию к Президенту РФ. Налицо абсурдность такой формулировки обвинения», – прокомментировал Алексей Нехаенко.

По словам адвоката, узнав о задержании гендиректора, коллектив завода встал на его защиту и записал второе видеообращение к главе государства: «Граждане говорили о том, что просили оказать содействие в получении причитающейся им заработной платы, а не задерживать генерального директора. Они утверждали, что Олег Майоров, как и весь трудовой коллектив, является потерпевшей стороной, а ответственность за невыплату заработной платы лежит на собственниках предприятия».

Тем не менее в июне 2019 г. Яковлевский районный суд Белгородской области заключил Олега Майорова под стражу. Как пояснил Алексей Нехаенко, в данном постановлении обоснование квалификации действий обвиняемого именно по ч. 3 ст. 145.1 УК было дано еще шире – видеообращения к главе государства суд счел массовыми публичными акциями протеста. Защитники обжаловали указанный акт в Белгородский областной суд, который отменил постановление и освободил гендиректора завода из-под стражи.

«Моментально следствие обратилось в суд с еще одним ходатайством – об избрании нашему доверителю меры пресечения в виде домашнего ареста. Яковлевский районный суд отказал в удовлетворении и при этом по своей инициативе избрал Майорову меру пресечения в виде запрета определенных действий, которая по истечении двух месяцев не была продлена», – рассказал Алексей Нехаенко.

28 июня 2019 г. доверителю было предъявлено обвинение в окончательной редакции, из нее следствие исключило фразу о том, что невыплата заработной платы повлекла массовые акции протеста.

Гендиректор не выплачивал зарплату, чтобы сохранить должность?

Сторона обвинения настаивала на том, что Олег Майоров имел реальную возможность погасить задолженность по выплате заработной платы работникам, но не стал этого делать. По мнению следствия, гендиректор завода хотел направить причитающиеся сотрудникам средства на погашение иных обязательств НПЗ, в том числе кредитных, с целью повышения своего авторитета перед контрагентами организации. Кроме того, личная заинтересованность Олега Майорова заключалась также в желании сохранить должность.

Противоправное бездействие гендиректора завода по частичной и полной невыплате заработной в размере почти 9 млн руб., как указано в обвинительном заключении, повлекло тяжкие последствия в виде существенного ухудшения материального положения большого количества семей работников НПЗ. Указано, что они были лишены возможности исполнения своих кредитных обязательств, приобретения предметов первой необходимости, продуктов питания и лекарств, не могли оплачивать коммунальные услуги.

Гособвинитель также ссылался на то, что Олег Майоров, минуя собственные расчетные счета и кассу завода, через счета одного из последних контрагентов НПЗ осуществлял расчеты с другими кредиторами организации.

«Собственники» завода не интересовались судьбой организации

На следствии и в суде Олег Майоров свою вину отрицал. Он и его адвокаты обращали внимание на то, что основной деятельностью Белгородского НПЗ являлась переработка давальческого углеводородного сырья. Поскольку генеральный директор организации в соответствии с уставом не мог совершать крупные сделки, поиском давальцев и заключением договоров занималось руководство организаций-участников общества. На момент совершения инкриминируемых подсудимому деяний и по настоящее время ими являются ООО «Энерготрансуголь» и ООО «Фингрупп», которым принадлежат доли в размере 49% и 51% уставного капитала завода соответственно.

В 2017 г. давалец ООО «Миалл Групп» не поставляло сырье на переработку. Поскольку завод не получал прибыль, у него возникла задолженность по налогам, сборам, страховым взносам и по выплате заработной платы. Адвокаты говорили о том, что Олег Майоров направлял участникам возглавляемого им общества сначала электронные, а затем и бумажные письма о том, что долги предприятия нужно погашать. Поскольку руководство компаний-участников ООО ничего не предприняло, Олег Майоров начал вносить собственные средства в кассу предприятия, оформляя соответствующие операции как договоры целевого займа. Именно из этих средств он затем постепенно погашал задолженность предприятия перед работниками.

Сторона защиты обращала внимание суда на то, большую часть 2018 г. Олег Майоров выдавал сотрудникам зарплату, перечислял налоги и сборы, приобретал необходимые ресурсы для работы предприятия. Причина была в том, что с апреля по декабрь 2018 г. завод получал определенный доход от переработки сырья по договору с ООО «Нефтегазкомплектация». В конце ноября 2018 г. гендиректор НПЗ напомнил участникам возглавляемого им общества, что скоро истечет срок действия договора с вышеуказанным давальцем. Олег Майоров просил ускорить поиски нового контрагента и говорил о том, что в противном случае уже существующая задолженность по налогам, сборам и заработной плате будет только расти.

Адвокаты в суде подчеркивали, что руководство организаций-участников завода не предприняло никаких действий. Из-за этого пришлось сократить численность работников НПЗ, а сам завод фактически не функционировал с января по июнь 2019 г. Защитники еще раз отметили, что гендиректор в силу устава и особенностей основной деятельности общества не мог изменить финансовое положение завода. У Белгородского НПЗ не было никакого имущества, под залог которого можно было бы взять кредит, а для консервации производственных мощностей также нужны были деньги.

Таким образом, подытожили адвокаты, за период с января 2018 г. по февраль 2019 г. Олег Майоров не задерживал заработную плату в течение более трех месяцев подряд, поскольку в период простоя предприятия с января по конец апреля 2018 г. выдавал деньги работникам из тех средств, которые самостоятельно вносил в кассу по договорам целевого займа. С конца апреля до середины декабря 2018 г. заработная плата выплачивалась регулярно, поскольку завод в это время работал без перебоев. А вот с конца декабря 2018 г. по февраль 2019 г. работники действительно не получали деньги, однако исключительно потому, что завод не функционировал, при этом ни на его счетах, ни в кассе не было денег.

Защитники также акцентировали внимание на том, что Олег Майоров в общей сложности передал заводу свыше 11 млн руб. Указанные договоры займа были целевыми, полученные средства предназначались только для погашения образовавшейся задолженности перед работниками. Указанное, по мнению адвокатов, говорило об отсутствии у их доверителя умысла на совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 145.1 УК РФ.

Суд согласился с правомерностью действий гендиректора

При рассмотрении дела в первой инстанции несколько работников завода подтвердили, что фактически деятельностью «Белгородского НПЗ» руководили его участники и собственники имущественного комплекса завода, который тот арендовал. Олега Майорова свидетели назвали «техническим директором». Они указали, что он не мог самостоятельно заключать договоры с давальцами. Более того, участники завода далеко не всегда прислушивались к мнению гендиректора.

Эти же работники подтвердили позицию защиты, указав, что директор неоднократно уведомлял участников завода о финансовых проблемах предприятия и просил оказать содействие в их решении. Они также рассказали, что к гендиректору «Белгородского НПЗ» обращались отдельные работники, оказавшиеся из-за задержки зарплаты в тяжелом материальном положении. По словам свидетелей, Олег Майоров давал свои деньги в долг заводу для того, чтобы выплатить этим сотрудникам зарплату.

Читайте также
ВС разъяснил привлечение к ответственности за нарушение конституционных прав и свобод
Пленум Верховного Суда принял доработанное постановление, касающееся неприкосновенности частной жизни, жилища, а также трудовых прав граждан
26 Декабря 2018 Новости

Яковлевский районный суд Белгородской области прежде всего сослался на Постановление Пленума ВС № 46 от 25 декабря 2018 г. о некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина. В нем, в частности, указано, что деяние может быть квалифицировано по ст. 145.1 Уголовного кодекса лишь при совершении указанных деяний умышленно, из корыстной или иной личной заинтересованности. В связи с этим к числу обстоятельств, подлежащих доказыванию и дающих основания для уголовной ответственности по этой статье руководителя организации, должны относиться наличие у него реальной финансовой возможности для выплаты заработной платы, иных выплат или отсутствие такой возможности вследствие его неправомерных действий, напомнила первая инстанция.

Суд заметил, что НПЗ арендовал все необходимое для его работы имущество и не имел ничего в собственности. Это, как указано в приговоре, говорит о том, что его директор действительно не мог взять обеспеченный залогом кредит, чтобы погасить задолженность перед работниками. Для того чтобы выяснить, была ли у гендиректора завода реальная возможность выплатить заработную плату, было назначено несколько бухгалтерских экспертиз. Изучив заключения и выслушав показания эксперта, первая инстанция пришла к выводу, что сделать это в период с января 2018 г. по конец февраля 2019 г. Олег Майоров объективно не мог.

Суд учел и то, что руководитель завода неоднократно сообщал участникам организации о необходимости погашения задолженности, а также сам предоставлял заводу целевые беспроцентные займы, предназначенные для выдачи зарплаты работникам. Последний факт подтверждался не только имеющимися в материалах дела текстами соглашений и показаниями свидетелей, но и заключением по результатам бухгалтерской экспертизы.

По мнению первой инстанции, сторона обвинения не смогла доказать совершение Олегом Майоровым каких-либо неправомерных действий, которые привели к образованию задолженности перед работниками. Тот, как указано в приговоре, напротив, делал все возможное, чтобы выполнить свои должностные обязанности, в том числе и по выдаче заработной платы.

Суд также отверг ссылку обвинения на то, что Олег Майоров осуществлял расчеты с кредиторами завода через счета одного из последних контрагентов НПЗ – ООО «Нефтегазкомплектация». Первая инстанция пришла к выводу, что он очевидно не мог распоряжаться средствами, принадлежащими другой организации. Эти платежи «Нефтегазкомплектация» производила для того, чтобы обеспечить функционирование завода, который перерабатывал предоставляемое ею углеводородное сырье.

Таким образом, Яковлевский районный суд Белгородской области пришел к выводу об отсутствии в действиях генерального директора ООО «Белгородский нефтеперерабатывающий завод» состава преступления и оправдал его.

Комментарии защитников

«Защита полностью удовлетворена результатом рассмотрения дела. Позиция обвинения не выдерживала никакой критики с момента начала привлечения Майорова к уголовной ответственности. Очевидно, что обвинение хотело сделать нашего доверителя “козлом отпущения”, и только благодаря объективному и беспристрастному суду удалось доказать его невиновность», – прокомментировал приговор Алексей Нехаенко. Он сообщил, что прокурор уже подал апелляционное представление, однако оно, по мнению адвоката, ничем не мотивировано.

Второй защитник Олега Майорова, адвокат Борис Золотухин приговором тоже доволен. Он пояснил «АГ», что суд проявил настоящую независимость, сумев абстрагироваться от политической подоплеки этого дела.

Алексей Нехаенко добавил, что в декабре 2019 г. задолженность по заработной плате перед работниками «Белгородского НПЗ» была погашена руководством ООО «Фингрупп», одного из участников завода. «Погашение происходило путем заключения договора цессии с каждым из работников. По сведениям, которыми располагает защита, только трое работников отказались от такого погашения задолженности», – сообщил адвокат.

Рассказать: