×

Апелляция согласилась с тем, что защитник обязан знакомиться с материалами дела

Суд апелляционной инстанции признал обоснованным решение суда, который со ссылкой на положения Стандарта уголовной защиты продлил бывшему секретарю суда Александру Эйвазову меру пресечения в виде заключения под стражей
Фото: «Адвокатская газета»
Один из защитников Александра Эйвазова, руководитель «Команды 29» Иван Павлов рассказал «АГ» о доводах жалобы, которые были представлены суду апелляционной инстанции. Он подчеркнул, что в соответствии с законодательством ознакомление с материалами дела является правом, а не обязанностью защитника.

29 марта в Санкт-Петербургском городском суде решался вопрос о дальнейшем содержании под стражей бывшего секретаря судебного заседания Александра Эйвазова. Апелляция рассмотрела жалобу защиты на решение суда, которым было продлено его содержание под стражей, и при этом суд в качестве аргумента сослался на Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве. В резолютивной части суд указал, что решение суда первой инстанции обоснованно, и оставил его в силе, с чем сторона защиты категорически не согласна.

Ранее «АГ» сообщала, что 19 февраля Ленинский районный суд Санкт-Петербурга продлил меру пресечения в виде заключения под стражу бывшему секретарю судебного заседания Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга Александру Эйвазову, обвиняющемуся во вмешательстве в деятельность суда.

Читайте также
Суд впервые сослался на Стандарт осуществления защиты в уголовном судопроизводстве
При этом отсылка использовалась против доводов стороны защиты, добивавшейся отмены назначенной бывшему секретарю суда Александру Эйвазову меры пресечения в виде заключения под стражу
22 Февраля 2018 Новости

В судебном заседании первой инстанции сторона защиты выступила с возражениями против продления меры пресечения, поскольку и сам Эйвазов, и его адвокаты ознакомились с основными материалами уголовного дела и отказались от ознакомления с дополнительными материалами. При этом защитники подчеркивали, что ознакомление с материалами дела является их правом, а не обязанностью, а в случае необходимости в дополнительном ознакомлении с материалами они могут сделать это в суде. В связи с этим адвокаты настаивали на том, что продление меры пресечения не является необходимым, а потому в удовлетворении ходатайства следователя суд должен отказать: «Согласно ч. 7 ст. 109 УПК РФ, продление стражи возможно лишь по основанию того, что обвиняемому и его защитнику оказалось недостаточно 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела». 

Тем не менее суд не согласился с доводами защиты, указав, что нежелание знакомиться с материалами дела не может быть безусловным основанием для отказа в удовлетворении ходатайства о продлении меры пресечения. Также суд критически отнесся к утверждению, что защитники, как и их подзащитный, вправе как знакомиться, так и не знакомиться с материалами уголовного дела. Именно здесь суд сослался на Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, указав, что в соответствии с п. 12 Стандарта адвокаты обязаны знать материалы уголовного дела с целью оказания квалифицированной помощи своему доверителю.

Таким образом, ходатайство следователя было удовлетворено и мера пресечения продлена Александру Эйвазову до 22 апреля. После этого Иван Павлов сообщил «АГ», что постановление о продлении Александру Эйвазову меры пресечения было обжаловано. В жалобе, помимо уже обозначенных доводов о необоснованности ссылки на Стандарт, сторона защиты также обратила внимание и на судебную практику, которая сложилась при таких ситуациях. «У нас есть прецеденты, когда суды принимали позицию о том, что ознакомление с материалами дела является не обязанностью, а правом как обвиняемого, так и его защитника. И если они отказываются от ознакомления, то продлевать срок содержания под стражей именно в целях ознакомления – является неправомерным», – констатировал Иван Павлов.

Он также сообщил, что в судебном заседании суда апелляционной инстанции 29 марта защита сфокусировались на одном простом тезисе: истек предельный срок содержания обвиняемого под стражей. Адвокат пояснил, что речь идет о сроке в полгода, который предназначен для преступлений небольшой и средней тяжести, и продлить его можно только в том случае, если обвиняемый желает ознакомиться с материалами дела (ст. 217 УПК РФ).

«Мы указали, во-первых, что даже из буквального толкования положений Стандарта не следует, что ознакомление с материалами дела является обязанностью, а не правом защитника. К тому же, УПК РФ четко указывает, что функция ознакомления с материалами дела является правом обвиняемого и вообще стороны защиты. То есть здесь вообще невозможно нас обязать это делать. А суд первой инстанции счел, что мы – защитники – обязаны это делать. Но это не так», – разъяснил Иван Павлов.

Кроме того, Иван Павлов сообщил, что на следующий же день, после того как суд первой инстанции продлил срок содержания Эйвазова под стражей, следователь возобновил производство предварительного расследования по уголовному делу. «Следователь не постеснялся прямо на следующий день прислать защитникам повестку, в которой написал, что приглашает нас для того, чтобы предъявить обвинение нашему подзащитному. Он произвел допрос, совершил другие следственные действия и предъявил новое обвинение. То есть следователь просто вводил суд в заблуждение: он просил продлить срок содержания под стражей не только для ознакомления с материалами дела, но и для того, чтобы совершить ряд следственных действий. Суд первой инстанции просто обманули, и мы на это обратили внимание апелляционного суда», – рассказал адвокат.

По его словам, каких-либо содержательных комментариев по этому поводу сторона обвинения в судебном заседании не высказала. Комментируя это, Иван Павлов сообщил, что зачастую прокурор просто вынужден лаконично зачитать что-то формальное о том, что все было сделано законно и правильно и никакого вмешательства со стороны суда апелляционной инстанции не требуется. «Понятно, что здесь играет роль специфика дела. И хотелось бы, чтобы оно не имело какого-то прецедентного значения, но оно показывает, как государство может использовать любые средства для того, чтобы как-то объяснить свои действия в отношении жертвы нарушения прав человека», – резюмировал защитник.

Рассказать: