×

Дума приняла закон о цифровых финансовых активах

Теперь в законодательстве урегулированы вопросы и отношения, связанные с выпуском, учетом и обращением цифровых денег в России
Фотобанк Freepik
Ранее эксперты «АГ» отмечали, что законодательные изменения затрагивают множество правоотношений, а под цифровыми правами, которые регулирует новый закон, понимаются любые права требования.

22 июля Госдума приняла в третьем чтении закон (законопроект № 419059-7) о цифровых финансовых активах. На рассмотрение и корректировку поправок у депутатов ушло почти два с половиной года.

Документ регулирует отношения, возникающие при выпуске, учете и обращении цифровых финансовых активов, а кроме того, особенности деятельности оператора информационной системы, в рамках которой осуществляется выпуск цифровых финансовых активов, а также оператора обмена таких активов.

Читайте также
Проект закона о цифровых финансовых активах подготовлен ко второму чтению
Из документа были исключены такие понятия, как майнинг, смарт-контракт и токен, криптовалюта и цифровой кошелек
26 Марта 2019 Новости

Цифровыми финансовыми активами признаются цифровые права, включающие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества. Сюда же входит право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, закрепленных в решении о выпуске цифровых финансовых активов в порядке, установленном законом, выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения записей в информационной системе на основе распределенного реестра.

Указывается, что в информационных системах, в рамках которых осуществляется выпуск цифровых финансовых активов, могут осуществляться выпуск цифровых прав, включающих одновременно цифровые финансовые активы и иные цифровые права. Вносить записи о зачислении цифровых финансовых активов их первому обладателю вправе ИП, юрлица.

В законе указывается, что должно содержать решение о выпуске цифровых финансовых активов. Кроме того, разъясняются их учет и обращение. Так, подчеркивается, что Банк России вправе определить признаки цифровых финансовых активов, приобретение которых лицом, не являющимся квалифицированным инвестором, может осуществляться только в пределах установленных ЦБ суммы денежных средств, передаваемых в их оплату, и (или) совокупной стоимости иных цифровых активов либо цифровых операционных знаков, передаваемых в качестве встречного представления.

Закрепляется, что оператор информационной системы обязан предоставлять содержащуюся в записях распределенного реестра информацию о цифровых финансовых активах, принадлежащих их обладателю, по требованию судов, Росфинмониторинга, при наличии согласия руководителя следственного органа – по требованию органов предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве. Кроме того, оператор информационной системы обязан предоставить информацию оперативникам, если имеется решение суда, по запросам, направляемым уполномоченными лицами в соответствии с законодательством РФ о противодействии коррупции, а также по требованию конкурсного управляющего.

Оператор информационной системы должен собирать информацию о пользователях цифровых финансовых активов, а в случае утраты сведений несет ответственность.

В соответствии с законом операторами обмена цифровых финансовых активов могут быть кредитные организации, организаторы торговли, а также иные юридические лица, соответствующие требованиям настоящего закона и принимаемых в соответствии с ним нормативных актов Банка России, которые включены Центробанком на основании их ходатайства в реестр операторов обмена цифровых финансовых активов.

Устанавливаются особенности выпуска и размещения цифровых финансовых активов, удостоверяющих возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг.

Корреспондирующие изменения вносятся в Закон об акционерных обществах, Закон о рынке ценных бумаг, Закон о противодействии легализации преступных доходов, Закон о ЦБ РФ, Закон о банкротстве, Закон об исполнительном производстве и противодействии коррупции, Закон о национальной платежной системе. Также поправки вносятся в Закон о контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам, Закон о запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории РФ, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами, Закон о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ, а также в Закон о рекламе.

Читайте также
Дума рассмотрит проект закона о криптовалютах
Разработанный Минфином законопроект о регулировании оборота криптовалют и цифровых финансовых активов внесен в Думу группой депутатов
21 Марта 2018 Новости

Ранее в комментарии «АГ» финансовый директор юридической компании BMS Law Firm Юрий Степанов назвал нормы проекта конкретными. Он указал, что они затрагивают много правоотношений, что связано, в частности, с изменившимся по сравнению с первым чтением понятием цифровых активов, к которым теперь могут относиться разные права.

Партнер юридической компании «Дювернуа Лигал» Александр Арбузов пояснил, что речь идет о любых правах требования: «Денежные требования (например, долги по займу), права по эмиссионным ценным бумагам (например, акциям), право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг и прочие. Все эти виды “обязательственных и иных прав” (как сказано в тексте) объединены в один термин “цифровые права”».

Он также отмечал, что в соответствии с требованиями закона операторами, имеющими соответствующее разрешение, будет вестись учет таких прав в «информационных системах» под контролем Банка России. «Таким образом, вместо изначальной цели регулирования оборота электронных валют (разного рода биткойнов, его многочисленных аналогов – альткойнов, а также токенов) законотворцы решили объять необъятное – весь рынок прав требования. Для чего это делается? Слухи ходили давно, а потому цель проекта известна – поставить под фискальный (прежде всего налоговый) контроль как можно больший объем операций с денежными притязаниями», – посчитал юрист.

По его мнению, «ни к чему хорошему» подобного рода бюрократизация не приведет: «Если раньше уступки прав требования по долгам можно было совершать свободно, то теперь потребуются время и расходы. И это не говоря уже о том, что возникнет путаница, какие права требования считать “цифровыми финансовыми активами”, а какие нет», – указывал Александр Арбузов.

Рассказать: