×

ЕСПЧ присудил 20 тыс. евро матери похищенной невесты

Суд признал нарушением права на жизнь неэффективность расследования обстоятельств, которые привели к коме девушки после похищения ее с целью заключения брака
Фотобанк Лори
По словам адвоката НКО «Правовая инициатива» Ольги Гнездиловой, теперь есть надежда, что в рамках исполнения Россией постановления ЕСПЧ уголовное производство наконец будет возбуждено.

20 февраля 2018 г. Европейский Суд опубликовал решение по делу «Бопхоева против России» (№ 25414/14). В ЕСПЧ обратилась Хава Бопхоева от имени своей дочери Заиры – она жаловалась на неэффективность расследования обстоятельств, приведших к серьезному ухудшению здоровья девушки.

Как рассказала «АГ» адвокат НКО «Правовая инициатива» Ольга Гнездилова, курировавшая это дело, в декабре 2009 г. Заиру Бопхоеву похитили с целью заключения брака. После этого ее мать потребовала, чтобы девушку вернули, но позже она вновь была похищена, на этот раз родственниками-мужчинами со стороны ее покойного отца. Они отвезли девушку в лес и избили, требуя, чтобы она вышла замуж за похитителя, и угрожая убить ее, если она этого не сделает. Состоялась неофициальная религиозная церемония бракосочетания. Заира провела в доме своего мужа около двух месяцев. Там она подвергалась психологическому насилию со стороны своей свекрови, которая отобрала у нее мобильный телефон и держала ее взаперти в одиночестве. Ей было запрещено общаться со своей матерью. Через месяц у девушки, до этого здоровой, начали случаться припадки, похожие на эпилептические. Ее дважды госпитализировали в отделение экстренной медицинской помощи, один раз ей был поставлен диагноз «отравление». Когда ее доставили в отделение экстренной помощи в третий раз, она находилась без сознания. Врачам не удалось привести ее в чувство. Они не смогли поставить ей диагноз и лишь указали, что кислород не поступал в мозг в течение длительного времени. Вскоре Заира впала в кому и ее вернули в дом матери. Сейчас она находится в вегетативном состоянии.

В сентябре 2010 г. Хава Бопхоева подала заявление в местное отделение полиции и прокуратуру. В нем она указала, что ее дочь насильственно удерживалась семьей С. и содержалась в нечеловеческих условиях, которые привели к ухудшению состояния ее здоровья и впоследствии к коме. Однако следователь отказал в возбуждении уголовного дела по обвинению в подстрекательстве к самоубийству и причинении вреда здоровью.

В октябре 2011 г. было подано еще одно заявление в местное отделение полиции. Хава Бопхоева утверждала, что ее дочь была отравлена во время пребывания в доме С. Она также заявила, что девушку лишили свободы и неоднократно избивали. Было проведено судебно-медицинское обследование. Согласно заключению, вегетативное состояние Заиры Бопхоевой могло стать следствием интоксикации, однако точную причину эксперт определить не смог. Следователь снова отказал в возбуждении уголовного дела.

Череда аналогичных отказов продолжалась до 2015 г. Было вынесено в общей сложности 8 решений об отказе в возбуждении уголовного дела. «Проверка по ст. 126 УК РФ “Похищение человека” даже не проводилась, хотя имели место два отдельных эпизода: похищение с целью женитьбы, а затем – чтобы заставить девушку вернуться в дом “жениха”. Каждый из этих эпизодов – классическое похищение. Но, к сожалению, следователь руководствовался не законом, а местными традициями», – рассказала адвокат НКО «Правовая инициатива».

Неоднократное отклонение требований Хавы Бопхоевой вынудило ее обратиться в Европейский Суд по правам человека. ЕСПЧ принял во внимание состояние ее дочери и серьезность ущерба, причиненного ее здоровью, и рассмотрел жалобу с точки зрения нарушения ст. 2 Конвенции «Право на жизнь» в ее процессуальном аспекте.

Правительство РФ признало факт данного нарушения, а также то, что расследование по заявлению о предполагаемом жестоком обращении со стороны семьи С. не было всеобъемлющим и что следственные органы неоднократно отклоняли требования Хавы Бопхоевой без устранения недостатков в ходе расследования.

ЕСПЧ указал, что основными целями введения уголовных санкций являются возмещение вреда жертвам, предотвращение новых нарушений и поддержание верховенства закона. Однако ни одна из этих целей не может быть достигнута без привлечения к ответственности виновных лиц. Неудача властей в преследовании наиболее вероятных прямых исполнителей подрывает эффективность уголовного закона, направленного на предотвращение, пресечение преступлений и наказание за незаконные убийства. Необходимость соблюдения процессуальных обязательств государством в соответствии со ст. 2 Конвенции требует, чтобы внутренняя правовая система продемонстрировала свою способность и готовность применять уголовное законодательство в отношении тех, кто незаконно лишил жизни другого человека.

Европейский Суд обратил внимание на то, что расследование по заявлениям Хавы Бопхоевой о жестоком обращении с ее дочерью, которое ведется с сентября 2010 г., не привело к возбуждению уголовного дела. Правительство РФ, отметил ЕСПЧ, признало, что отказ властей провести эффективное расследование заявлений о жестоком обращении представляет собой нарушение ст. 2 Конвенции.

ЕСПЧ пришел к выводу, что национальные власти не выполнили свою обязанность по проведению эффективного расследования. В связи с этим имело место нарушение ст. 2 Конвенции. Суд присудил выплатить заявительнице 20 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.

Ольга Гнездилова сообщила, что по делу Заиры Бопхоевой юристы «Правовой инициативы» продолжат работу уже по исполнению решения ЕСПЧ. «Прежде всего это выплата компенсации. Далее – меры индивидуального характера, – отметила она. – Адвокатом в Ингушетии Маликой Абубакаровой подано очередное заявление о возбуждении уголовного дела, и есть надежда, что в рамках исполнения Россией постановления ЕСПЧ уголовное производство наконец будет возбуждено. Другой вопрос – удастся ли сейчас собрать доказательства, которые должны были быть зафиксированы по горячим следам». Вместе с тем, добавила она, власти России должны будут регулярно отчитываться перед Комитетом министров Совета Европы об исполнении постановления по делу. До тех пор, пока оно не будет исполнено по существу.

Эксперт по работе с ЕСПЧ Антон Рыжов, комментируя постановление Суда, пояснил, что дело Бопхоевой является классическим примером нарушения государством «позитивных» обязательств, которые вынуждают власти предпринимать активные шаги по обереганию граждан от посягательств на их жизнь и здоровье, а иногда и от воздействия природной стихии.  

«Важным компонентом подобных “позитивных” обязательств государства является, согласно практике ЕСПЧ, проведение эффективного расследования по каждой жалобе о посягательстве на жизнь человека либо о причинении серьезного вреда его здоровью, – отметил Антон Рыжов. – В деле Заиры Бопхоевой Правительство России в ходе разбирательств в ЕСПЧ признало тот факт, что местные власти не провели эффективного расследования по жалобе ее матери. Европейскому Суду не оставалось ничего иного, как признать нарушение ст. 2 Конвенции».

Антон Рыжов подчеркнул, что сумма компенсации морального вреда, присужденная Хаве Бопхоевой, полностью соответствует устоявшейся практике ЕСПЧ по подобным делам. «В октябре 2014 г. в деле “Косумова против России” я выступил одним из представителей семьи жительницы Чеченской Республики, которая случайно оказалась в зоне артобстрела и погибла, – рассказал юрист. – Европейский Суд также усмотрел тогда неэффективность национального расследования случившегося и присудил родным погибшей компенсацию в 20 тыс. евро. Аналогичная сумма присуждалась ЕСПЧ в связи с жалобами на бездействие следственных органов в делах о бесследно исчезнувших гражданах. Примером может служить постановление 2015 г. по делу “Бимурадова против России”».

Рассказать:
Дискуссии
Декриминализация домашнего насилия
Декриминализация домашнего насилия
Уголовное право и процесс
06 Марта 2020