×

ЕСПЧ: признание однополых союзов не в форме брака не противоречит «традиционному пониманию брака» в РФ

Суд указал, что не смог определить какие-либо риски для традиционного брака, которые может повлечь за собой официальное признание однополых союзов, поскольку это не препятствует разнополым парам вступать в брак или пользоваться брачными преимуществами
По мнению одного эксперта «АГ», суть позиции Страсбургского суда состоит в том, что отсутствие у однополых пар возможности получить официальное признание своего союза со стороны российского государства нарушает его позитивные обязательства. Другая добавила, что комментируемое постановление ЕСПЧ не так уж противоречит Конституции РФ. Третий полагает, что это знаковое решение в отношении России, хоть оно и не обязывает признать все реально существующие однополые союзы.

13 июля Европейский Суд вынес Постановление по делу «Федотова и другие против России» по жалобе трех однополых пар касательно отсутствия возможности официально зарегистрировать свои отношения в РФ.

Загсы отказали в регистрации однополых браков

В разное время три пары – Ирина Шипитко и Ирина Федотова; Дмитрий Чуносов и Ярослав Евтушенко; Ильмира Шайхразнова и Елена Яковлева – безуспешно пытались зарегистрировать свои однополые союзы в российских загсах, которые отклоняли их заявления по причине того, что Семейный кодекс РФ подразумевает под браком добровольный брачный союз мужчины и женщины.

Попытки заявителей обжаловать отказы в судебном порядке не увенчались успехом. Суды не приняли доводы о том, что отказ в регистрации таких союзов противоречит требованиям Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также нарушает конституционные права. В частности, они указывали, что ни международное право, ни Конституция РФ не обязывают российские власти поощрять или поддерживать однополые союзы, а форма заявления о заключении брака содержит две графы «он» и «она».

В своих жалобах в Европейский Суд все заявители указали на нарушение ст. 8 Конвенции, гарантирующей уважение частной и семейной жизни, и ст. 14, запрещающей дискриминацию. По мнению этих граждан, все они подверглись дискриминации по признаку их сексуальной ориентации, поскольку у них не было правовых средств для легализации своих отношений в силу отсутствия возможности официально зарегистрировать брак. В связи с этим они потребовали компенсации морального вреда в размере 50 тыс. евро. Ирина Шипитко и Ирина Федотова также просили Суд присудить им 27,9 тыс. евро в возмещение судебных расходов.

В возражениях на жалобы Правительство РФ указало, что интересы традиционной семьи в виде исторически сложившегося союза мужчины и женщины подлежат особой защите со стороны государства. Российская сторона также отметила, что вопросы по регулированию официального признания однополых браков находятся сугубо в компетенции государства, поэтому европейская практика не должна влиять на российскую политику в этом вопросе в соответствии с ее традиционным пониманием брака и ее уникальным историческим путем. Государство-ответчик добавило, что несовершеннолетних необходимо защищать от пропаганды гомосексуализма, а отсутствие официального признания однополых союзов не лишает гомосексуалистов их прав и свобод.

В контраргументах на правительственные доводы заявители указали, что запрет на пропаганду гомосексуализма, на который ссылалось Правительство РФ, подвергся резкой критике со стороны Венецианской комиссии, поскольку официальное признание однополых браков пропагандирует не гомосексуальность, а призыв к терпимости в обществе. Они также сочли, что отсутствие официальных однополых браков лишает соответствующих лиц доступа к жилищным или репродуктивным программам, а также гарантий в уголовном процессе (право не свидетельствовать против партнера) и права наследовать имущество своего сожителя.

Европейский Суд признал нарушение Конвенции

После изучения материалов дела ЕСПЧ напомнил, что 10 декабря 2018 г. Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла резолюцию «Частная и семейная жизнь: достижение равенства независимо от сексуальной ориентации». Суд также сослался на пятый отчет по РФ от 4 декабря 2018 г. Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью, согласно которому ранее российским властям рекомендовалось обеспечить соответствующую нормативно-правовую базу для легализации однополых браков.

Как пояснил Страсбургский суд, по состоянию на июнь 2021 г. 16 государств – участников Конвенции признают и регистрируют однополые браки. При этом Суд заметил, что при выполнении своих позитивных обязательств по ст. 8 Конвенции государства пользуются определенной свободой усмотрения, однако при оценке таковой необходимо учитывать ряд обстоятельств. ЕСПЧ также напомнил, что однополые пары, как и разнополые, способны вступать в серьезные отношения, поэтому их отношения также нуждаются в официальном признании и защите со стороны государства.

В то же время, подчеркнул Европейский Суд, ст. 8 Конвенции прямо не обязывает государства официально признавать однополые союзы, хотя это необходимо для достижения справедливого баланса между интересами общества и однополых пар. В России, заметил Суд, под браком понимается разнополый семейный союз, а без официальной регистрации однополые пары лишены мер социальной поддержки и различных правовых гарантий. Это, как полагает ЕСПЧ, создает конфликт между социальной реальностью заявителей, которые живут в отношениях, основанных на взаимной привязанности, и законом, который не может защитить потребности данных лиц.

Читайте также
Адвокаты обсудили с Андреем Клишасом поправки в Конституцию РФ
В ходе встречи сенатор сообщил, что поправки могут не ограничиваться предложениями, обозначенными президентом в послании Федеральному Собранию, а адвокаты высказали свое мнение о законопроекте
28 Января 2020 Новости

При этом Суд учел довод государства-ответчика о том, что большинство россиян не одобряют однополые браки, но отметил, что существует значительная разница между уступкой общественной поддержки в пользу расширения сферы действия гарантий Конвенции и ситуацией, когда эта поддержка используется для того, чтобы лишить значительную часть населения доступа к основному праву на уважение частной и семейной жизни. ЕСПЧ также счел, что защита «традиционного брака», предусмотренная поправками к Конституции России от 2020 г., является весомым и законным интересом, который может иметь положительный эффект в укреплении семейных союзов. Однако Суд не смог определить какие-либо риски для традиционного брака, которые может повлечь за собой официальное признание однополых союзов, поскольку это не препятствует разнополым парам вступать в брак или пользоваться брачными преимуществами.

«Суд признает, что государство-ответчик имеет свободу усмотрения для выбора наиболее подходящей формы регистрации однополых союзов с учетом его специфического социального и культурного контекста (например, гражданское партнерство, гражданский союз). В рассматриваемом деле Правительство РФ пересекло эту границу, поскольку внутригосударственное право не имело правовых рамок, способных защитить отношения заявителей как однополых пар. Предоставление заявителям доступа к официальному признанию статуса их пар в иной форме, кроме брака, не будет противоречить “традиционному пониманию брака”, преобладающему в России, или взглядам большинства, на которые ссылается Правительство», – отмечено в постановлении ЕСПЧ, который выявил нарушение ст. 8 Конвенции в отношении всех заявителей, но не стал присуждать им компенсацию.

Постановление Европейского Суда содержит особые мнения судей Поля Лемменса (Бельгия) и Андреаса Зюнда (Швейцария), которые выразили согласие с основными выводами ЕСПЧ. Тем не менее оба судьи сочли, что Ирине Шипитко и Ирине Федотовой следовало выплатить компенсацию судебных расходов, поскольку таковые подтверждались счетами женевских юристов и были действительно понесены заявительницами.

Эксперты «АГ» оценили возможность исполнения постановления ЕСПЧ

Член экспертного совета Института права и публичной политики (организация признана иноагентом - прим.ред), доцент кафедры конституционного права РГУП, к.ю.н. Ольга Кряжкова отметила, что суть позиции Страсбургского суда состоит в том, что отсутствие у однополых пар возможности получить официальное признание своего союза со стороны российского государства нарушает позитивные обязательства, которые предусмотрены ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод об уважении частной и семейной жизни: «Дело не столько в формальности, сколько в доступе к правам, которые имеются у людей, состоящих в разнополом браке, например посещать друг друга в больнице или наследовать имущество».

По словам эксперта, важно понимать, что ЕСПЧ не настаивает на том, чтобы понятие «брак» наполнялось бы иным содержанием, отличным от закрепленного в Семейном кодексе, а с прошлого года — и в Конституции. «Зарубежная практика дает достаточно примеров альтернативных способов узаконить однополые отношения – гражданское партнерство, гражданский союз и т.д. Страсбургский суд не нашел значимых интересов общества, которыми было бы возможно оправдать существование только одной формы юридического признания семейных отношений – разнополого брака», – отметила юрист.

Ольга Кряжкова полагает, что юридических препятствий для полноценного исполнения постановления не существует. «Для этого возможно принять либо отдельный закон, например о гражданских союзах, или же внести поправки в действующее законодательство. Это не будет конфликтовать с обновленной Конституцией, которая относит защиту “института брака как союза мужчины и женщины” к числу предметов совместного ведения Федерации и регионов. Эта формулировка не предполагает запрет на урегулирование иных форм семейных взаимоотношений и тем более – на уравнивание прав людей, состоящих в близких отношениях с людьми своего пола, в конкретных юридически значимых сферах, таких как уголовно-процессуальная, жилищная, налоговая и другие. Можно дискутировать о том, как лучше это сделать, но не о том, делать ли это вообще. Это вполне приемлемая тема для обсуждения в парламенте и юридическом сообществе, и рано или поздно это произойдет», – предположила юрист.

По ее словам, принципиальное неисполнение этого решения ЕСПЧ также возможно, но только нужно помнить, что для этого необходимо задействовать специальную процедуру в Конституционном Суде. «Не исключено, что инициатором разбирательства станет суд общей юрисдикции, если заявители решат продолжить разбирательство в российском правовом поле. Но КС РФ будет уже сложнее обосновать отказ в исполнении, как минимум потому, что ЕСПЧ предложил альтернативы учета интересов однополых семей, а не жесткий вариант регулирования», – резюмировала эксперт.

Адвокат МКА «Липцер, Ставицкая и партнеры» Надежда Ермолаева отметила, что не столько само постановление ЕСПЧ, сколько реакция общества и власти на него являются маркерами социальной напряженности и уровня социальной разобщенности в современной России. «Само постановление было предсказуемо в свете уже имеющейся практики Суда, и выражение позиции Суда по однополым союзам в России являлось вопросом времени. Однако реакция в информационном пространстве была просто полярной: в стороне не остался никто – ни ЛГБТ-сообщество, которое ожидало подобного решения как минимум 12 лет, ни Кремль, ни Совет Федерации, ни по-разному настроенная общественность. Поражает то, что представители органов власти – как исполнительной, так и законодательной – уже высказались о том, что постановление ЕСПЧ по этому делу исполнено не будет, потому что это противоречит Конституции», – отметила она.

По словам адвоката, если приглядеться к постановлению чуть внимательнее, чем это сделали в Совете Федерации и в Администрации Президента, то видно, что оно не так уж и противоречит Основному Закону. «Конституция не может запретить однополых союзов в принципе – это все равно, что утверждать, что она, например, запрещает держаться людям за руки. В Конституции русским языком написано, что государство защищает институт брака как союз мужчины и женщины, что относится к предмету совместного ведения РФ и ее субъектов. Если следовать этой норме в совокупности с другими, признающими равенство граждан перед законом, то исключать как минимум признания иных форм семейных союзов между людьми нельзя», – полагает эксперт.

Именно в таком ключе и высказался ЕСПЧ – напомнил о том, что государство обладает свободой усмотрения в регулировании семейных вопросов, и форма признания юридических последствий, которые порождаются семейными союзами, в том числе и однополыми, – исключительно вопрос реализации властями своих внутренних полномочий. «Суд указал, что выраженная позиция большинства не может быть ориентиром для власти в вопросе защиты прав меньшинства, обратное противоречило бы ценностям Конвенции», – полагает Надежда Ермолаева.

Она добавила, что самое пугающее в ситуации вокруг постановления – это то, что представители органов законодательной и де-факто исполнительной властей позволяют себе высказывания, предрешающие исход судебной процедуры. «Признать невозможным исполнение решения ЕСПЧ может Конституционный Суд (оставим за скобками, насколько данная процедура соответствует нормам международного права и неизменным положениям российской Конституции). В целом именно прошлогодняя реформа Конституции и образовавшийся вокруг нее инфошум с соответствующими мифами и легендами привели к тому, что столь громкие, сколь и юридически бестактные высказывания политиков стали возможными. Фактически разобщенным оказалось не только российское общество, но и российская Конституция, когда неизменная ее часть не всегда в согласии с вновь введенными поправками. Как ни печально это констатировать, но каждый народ заслуживает то правительство, которое имеет», – убеждена Надежда Ермолаева.

Правовой советник ЛГБТ-группы «Выход» Макс Оленичев отметил, что своим решением ЕСПЧ пояснил, что нельзя игнорировать ту социальную реальность, которая сложилась в сфере признания однополых союзов. «30 государств Совета Европы из 47 так или иначе имеют собственное законодательство, позволяющее однополым парам регистрировать свои отношения: 16 государств (треть) дают возможность зарегистрировать однополый брак, а 14 государств (примерно треть) – другие формы союзов: партнерства, союзы, акты гражданской солидарности. Это позволяет лесбиянкам, геям, бисексуалам и небинарным людям наравне с другими семьями пользоваться обычными правами, например: не свидетельствовать против своей супруги/супруга, иметь право на наследство, воспитание детей, проходить в реанимационное отделение больницы», – пояснил он.

По словам юриста, каждое из государств вправе самостоятельно определить и законодательно закрепить форму признаваемого им союза. «Отсутствие законодательства, позволяющего в принципе регистрировать однополые союзы, – это нарушение права человека на уважение семейной жизни, предусмотренного ст. 8 Конвенции, и несоблюдение государством своего позитивного обязательства. Ранее ЕСПЧ уже признавал в других делах семейные отношения гомосексуалов, даже если они не были урегулированы законодательно, именно семейными отношениями при рассмотрении дел против Австрии, Греции, Италии и даже России. Однако не указывал, что отсутствие специального законодательства о регистрации однополых союзов – это системная проблема, требующая в России своего решения», – подчеркнул Макс Оленичев.

Он добавил, что рассматриваемое решение ЕСПЧ не возникло само по себе. «По вопросу легализации однополых союзов в Европе уже более 20 лет идет большая общественная дискуссия, которая позволила повысить видимость однополых пар и легализовать их союзы наравне с разнополыми. Независимо от того, будет ли Россия исполнять это решение, сам ЕСПЧ будет оценивать существование семейных однополых союзов именно как семейную жизнь людей и исходя из этого разрешать дела. Отсутствие в России специального законодательства никак не помешает этому, поскольку с учетом доминирующих в государстве патриархальных ценностей его исполнение займет годы», – убежден юрист.

По его словам, это знаковое решение в отношении России: хоть оно и не обязывает признать все реально существующие однополые союзы, тем не менее из него следуют несколько выводов: семейная жизнь однополых пар – это семья, независимо от признания государством; Россия обязана создать специальное законодательство, позволяющее регистрировать однополые союзы. «Отсутствие такого законодательства – нарушение ст. 8 Конвенции, что позволяет участникам однополых союзов требовать фактического признания их отношений и в случае отсутствия такого признания – обращаться в российские суды, а затем и в ЕСПЧ за установлением нарушения права на уважение семейной жизни и компенсацией», – заключил Макс Оленичев.

Рассказать:
Яндекс.Метрика