×

ЕСПЧ вынес первое постановление по российскому делу о блокировке интернет-страниц

Суд указал на изъяны российского законодательства, запрещающего проводить общественные мероприятия в отдельных местах, а также на слишком широкие полномочия Генпрокуратуры РФ по блокировке информации о них
Фото: «Адвокатская газета»
Представители заявителя в Европейском Суде выразили удовлетворение постановлением, отметив, что ЕСПЧ призвал Россию установить четкие правила применения блокировок информации и обеспечить возможность судебного контроля этого.

30 апреля Европейский Суд вынес Постановление по делу «Каблис против России» по жалобе жителя Сыктывкара в связи с отказом городской администрации санкционировать пикет в выбранном им месте и блокировкой публикаций о предстоящем публичном мероприятии в интернет-сети.

Пикет состоялся в не санкционированном администрацией месте

В сентябре 2015 г. правоохранительные органы задержали губернатора Республики Коми Вячеслава Гайзера, несколько его подчиненных и двух региональных парламентариев по подозрению в мошенничестве и организации преступного сообщества. Указанные события сподвигли жителя Сыктывкара Григория Каблиса организовать пикет для обсуждения факта задержания высшего руководства региона.

В своем блоге заявитель объявил о намерении провести публичное мероприятие на пересечении двух улиц возле городского памятника Ленину недалеко от Стефановской площади. Впоследствии он опубликовал в интернете сообщение том, что пикет состоится, как и планировалось, возле центральной площади города, а не в специальном месте, санкционированном городской администрацией. На следующий день после публикации в соцсети «ВКонтакте» призыва к участию в пикете аккаунт Григория Каблиса был заблокирован Роскомнадзором по требованию заместителя Генерального прокурора РФ из-за несанкционированного места проведения акции.

В день пикета, 25 сентября 2017 г., Григорий Каблис вновь призвал общественность к участию в мероприятии в своем блоге. В итоге в пикете участвовало около 50 человек, сам он прошел мирно и без каких-либо беспорядков. В тот же день доступ к трем записям в блоге заявителя был ограничен по распоряжению Генеральной прокуратуры РФ.

Российские суды: блокировка сообщений о пикете была обоснованной

Через месяц после пикета Григорий Каблис обжаловал в суде решение сыктывкарской администрации о месте его проведения. В обоснование своих требований заявитель ссылался на то, что пикет должен был состояться возле Стефановской площади города, а не в специально обозначенном месте, как хотела городская администрация, которое было неудобным для проведения публичного мероприятия. По мнению гражданина, закон не запрещал проводить общественные мероприятия на центральной городской площади или возле нее.

Суд первой инстанции отказал заявителю в удовлетворении его требований, в дальнейшем апелляция и кассация поддержали его решение. Как указали суды в своих решениях, проведение пикетов в спорном месте было запрещено региональными законами.

Также не увенчалась успехом попытка обжаловать в различных судебных инстанциях блокировку аккаунта в соцсети и ограничение доступа к трем записям в блоге. Суды пришли к выводу о том, что в спорных публикациях заявитель распространял информацию о публичном мероприятии, место проведения которого не было санкционировано должным образом. Впоследствии Верховный Суд РФ отказался рассматривать кассационную жалобу Григория Каблиса в силу отсутствиях каких-либо существенных нарушений материального или процессуального права.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В жалобе в Европейский Суд Григорий Каблис указал на нарушения ст. 10 (свобода выражения мнения), 11 (свобода собраний и объединений), 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Как пояснил заявитель, Стефановская площадь является главной в городе, поэтому она идеально подходит для общественных мероприятий, которые исторически проводились именно на ней. После переезда республиканского конституционного суда в расположенное на этой площади здание региональные власти запретили проведение там публичных мероприятий.

Также Григорий Каблис отметил, что провел свой пикет не на самой площади, а возле нее. По его мнению, определенные городской администрацией специальные места для проведения общественных мероприятий неудобны в силу своей удаленности и безлюдности. Заявитель ссылался на то, что национальные суды не смогли защитить его право на свободу собраний. По мнению гражданина, блокировка его аккаунта в соцсети и ограничение доступа к публикациям в его блоге нарушили его право на свободу выражения мнения. С учетом изложенного гражданин требовал компенсации морального вреда на сумму 16 тыс. евро и возмещения 2,5 тыс. евро судебных издержек.

В своих возражениях на жалобу Правительство РФ утверждало об обоснованности вмешательства в права заявителя, которое преследовало законную цель и было соразмерно ей. Государство-ответчик полагало, что его внутреннее законодательство обеспечивает справедливый баланс между интересами организаторов и участников публичных мероприятий путем наличия адекватных мер по предотвращению нарушений общественного порядка и общественной безопасности, а также ответственности за них.

Также российская сторона сослалась на обоснованность запрета проведения публичных мероприятий на центральной площади Сыктывкара в связи с необходимостью обеспечения безопасности судебной системы. Правительство РФ отметило массовый характер проведения публичных мероприятий в специально отведенных для этого местах. Государство-ответчик сообщило, что сам заявитель провел общественное мероприятие летом 2016 г. в специально отведенном администрацией месте. Блокировка интернет-активности гражданина, как пояснила российская сторона, носила вынужденный характер и была обоснована его нарушением правил распространения информации. Кроме того, отмечалось, что гражданин воспользовался правом на судебную защиту.

ЕСПЧ выявил нарушение трех статей Конвенции

Изучив материалы дела, Европейский Суд отметил необходимость определения обоснованности вмешательства в права заявителя, его законности и необходимости в демократическом обществе.

Как пояснил ЕСПЧ, запрет органа госвласти провести пикет на центральной части города базировался на требованиях Закона о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях, устанавливающих невозможность проведения публичных мероприятий возле зданий судов, а также нормах регионального закона, не разрешавших проводить публичные мероприятия на Стефановской площади г. Сыктывкара.

Читайте также
Помогают ли решения ЕСПЧ устранить системные проблемы нарушений права на свободу собраний?
Комитет Министров Совета Европы одобрил принятые Россией меры по соблюдению права на свободу собраний, однако попросил представить судебную практику по данному вопросу
19 Июня 2018 Новости

Тем не менее Суд пришел к выводу, что запрет пикета в спорном месте без учета конкретных обстоятельств дела не может рассматриваться как необходимый в демократическом обществе. Со ссылкой на дело «Лашманкин и другие против России» ЕСПЧ указал, что общий запрет на проведение публичных мероприятий в непосредственной близости от здания суда несовместим со смыслом ст. 11 Конвенции с учетом широких полномочий органов власти определять указанное расстояние.

Также Европейский Суд отметил, что общий запрет на публичные мероприятия на центральной площади города может быть оправдан только реальной опасностью возникновения беспорядков, которые не могут быть предотвращены другими менее строгими мерами. Как поясняется, региональный закон не содержит обоснований запрета проведения публичных акций на Стефановской площади, носящего неограниченный по времени характер и распространяющегося на все общественные мероприятия. Кроме того, Суд усомнился в надлежащей оценке указанного регионального закона со стороны республиканского парламента и судов.

Относительно оценки достаточности средства правовой защиты Европейский Суд подчеркнул необходимость его практической эффективности. В рассматриваемом деле российские суды решили, что заявитель не имел права выбирать место проведения публичного мероприятия, поэтому предложение по его изменению не ограничивало его право на свободу собраний. В этой связи Суд постановил, что национальное законодательство, действовавшее в период с 15 сентября 2015 г. по 26 июня 2018 г., не предусматривало эффективного средства правовой защиты.

Кроме того, ЕСПЧ отметил, что из материалов дела не следовало, что публикации заявителем в интернете информации о проведении спорного пикета представляли угрозу публичной безопасности и могли привести к общественным беспорядкам или преступлению. Также Суд счел, что в российском Законе об информации, информационных технологиях содержится слишком расплывчатое понятие «информации, призывающей к участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка», а представители Генпрокуратуры РФ имеют очень широкие полномочия по пресечению ее распространения.

Отмечается, что цель спорного пикета состояла в том, чтобы выразить мнение по актуальному вопросу – недавнему аресту должностных лиц регионального правительства, поэтому нарушение порядка проведения публичных мероприятий в настоящем деле было незначительным и не создавало реального риска общественных беспорядков или преступлений. Также Суд установил, что в спорных интернет-публикациях заявитель не вводил общественность в заблуждение относительно санкционированного места проведения пикета.

С учетом изложенного ЕСПЧ выявил нарушение ст. 10, 11,13 Конвенции и присудил заявителю 12,5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, а также 2,5 тыс. евро для возмещения судебных расходов по делу.

Представители заявителя прокомментировали решение ЕСПЧ

Редакция «АГ» обратилась за комментариями к представителям заявителя в Европейском Суде: юристу из Сыктывкара Владимиру Зубкову, адвокату Московской муниципальной коллегии адвокатов Алексею Лаптеву, а также юристу правозащитной организации «Общественный вердикт» Эрнесту Мезаку.

По мнению Алексея Лаптева, Европейский Суд вынес взвешенное и обоснованное решение, в отличие от российских судов. «Это первое постановление ЕСПЧ по российскому делу о блокировке интернет-страниц. Европейский Суд удовлетворил жалобу в полном объеме, он отметил, что блокировка интернет-сообщений была предпринята до вынесения судебного решения о незаконности опубликованного контента. Такие меры допустимы лишь в исключительных случаях, поскольку отсрочка публикаций, затрагивающих актуальную тему, может лишить их всей ценности и интереса. ЕСПЧ установил, что в действующей в России процедуре блокирования отсутствуют необходимые гарантии против злоупотреблений, в частности жесткий контроль над масштабом блокирования и эффективный судебный контроль», – отметил адвокат.

«Европейский Суд призвал власти РФ установить четкие правила применения блокировок и обеспечить возможность судебного контроля в отношении этих мер до даты запланированного публичного мероприятия, иначе разблокирование по решению суда будет бессмысленным. Также Суд отметил, что стандарты, применяемые российскими судами при рассмотрении таких дел, не соответствуют принципам, закрепленным ст. 10 Конвенции: суды не должны подходить к таким делам формально, а обязаны применять принцип пропорциональности и решать вопрос о необходимости блокирования соответствующих публикаций с учетом фактов и обстоятельств дела, но в контексте ценностей демократического общества», – пояснил Алексей Лаптев.

По словам адвоката, если постановление ЕСПЧ не будет обжаловано, то оно вступит в силу через три месяца после его вынесения. «Формально, с этого момента правовые позиции ЕСПЧ станут обязательными для российских судов, которые должны будут руководствоваться ими в своей практике. К сожалению, опыт показывает, что до внесения соответствующих изменений в законодательство рассчитывать на это особо не приходится. С другой стороны, власти будут обязаны принять меры общего характера, в результате которых нормативное регулирование процедуры блокировок должно быть улучшено», – отметил Алексей Лаптев. Он также выразил удовлетворение присужденной Судом компенсацией, особенно с учетом того, что заявитель смог провести запланированное публичное мероприятие, не был привлечен к ответственности и не понес никакого наказания.

В свою очередь Эрнест Мезак выделил две проблемы, нашедшие отражение в комментируемом судебном акте. «Во-первых, Европейский Суд впервые выявил злоупотребление региональными российскими властями в плане определения мест, запрещенных к проведению общественных мероприятий, и их санкционирования. Во-вторых, блокировка Генпрокуратурой РФ интернет-страниц Григория Каблиса под предлогом борьбы с несанкционированными публичными акциями носила незаконный характер», – отметил он.

Юрист отметил, что это не только первое постановление Европейского Суда в отношении РФ в части блокировки правоохранительными органами интернет-страниц, но и в принципе второе по счету в практике Суда (первый судебный акт ЕСПЧ с аналогичными выводами был вынесен в отношении Турции). Эрнест Мезак полагает, что Европейский Суд хорошо пояснил, как следует модифицировать те или иные положения российского законодательства. Он также считает, что присужденная заявителю компенсация соответствует прецедентной практике Суда, трепетно относящегося к делам с политическим мотивом, в которых затрагиваются права граждан на публичные собрания и свободное выражение мнений.

При этом Эрнест Мезак с сожалением отметил, что постановление ЕСПЧ не повлияло на практику органов власти в Республике Коми. «После публикации данного постановления Суда администрация Сыктывкара в очередной раз отказала Григорию Каблису в проведении пикета на Стефановской площади по тем же самым основаниям, что и ранее», – сообщил он.

Владимир Зубков также выразил удовлетворение присужденной ЕСПЧ компенсацией. «Достойный размер возмещения морального вреда является дополнительным стимулом для борьбы юристов и правозащитников с региональными властями, которые выносят столь неоправданные решения», – отметил он. По словам юриста, Европейский Суд дал очень мягкую оценку запрету сыктывкарских органов власти проводить публичные мероприятия на центральной городской площади, возле которой находится республиканский конституционный суд, проводящий свои заседания от силы раз в год.

Рассказать: