×

ФПА подготовила законопроект о конфиденциальности общения защитников с доверителями в местах содержания под стражей

Согласно поправкам, конфиденциальность переписки или передачи документов в ходе свидания адвоката с его подзащитным может быть ограничена исключительно судом
Фото: «Адвокатская газета»
Поводом для разработки поправок в Закон о содержании под стражей стало резонансное дело адвоката Ольги Динзе, которая попыталась сохранить адвокатскую тайну путем выноса за пределы СИЗО рукописей с позицией подзащитного. Президент ФПА Юрий Пилипенко и председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Резник пояснили «АГ» необходимость принятия поправок.

Федеральная палата адвокатов подготовила проект поправок в Закон о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений (имеется в распоряжении «АГ»), который призван решить имеющиеся проблемы в законодательном регулировании предоставления свиданий адвокату и его подзащитному в местах содержания под стражей.

Как отмечается в пояснительной записке к тексту проекта, действующие положения Закона не отвечают конституционным требованиям о необходимости обеспечения полноты и качества оказания адвокатами юридической помощи доверителям, находящимся под стражей. Указывается, что установленный режим свидания адвоката с подзащитным не предполагает возможности обмена между ними документами в целях оказания правовой помощи. Также подчеркивается, что в нарушение установленного режима адвокатской тайны в общении адвоката и подзащитного Законом предусмотрена цензура их переписки. По мнению ФПА, эти нормы не соответствуют не только Конституции, но и международным нормативным правовым актам, которые перечисляются в тексте пояснительной записки.

В соответствии с текстом документа предлагается дополнить ст. 18 Закона о содержании под стражей положением о том, что в целях получения квалифицированной юридической помощи подозреваемый или обвиняемый и его защитник в ходе свидания имеют право обмениваться записями и документами. Статью 20 Закона предлагается дополнить нормами о том, что переписка подозреваемых и обвиняемых с защитником не подлежит цензуре. Письма, поступающие на имя подозреваемого или обвиняемого от защитника, должны передаваться администрацией места содержания под стражей без вскрытия конверта.

При этом предусматривается, что эти права могут быть ограничены исключительно на основании судебного решения, принятого по результатам рассмотрения ходатайства руководителя учреждения по месту содержания под стражей подозреваемого, обвиняемого при наличии доказательств, что реализуемые адвокатом и его доверителем права угрожают безопасности учреждения содержания под стражей или других лиц либо носят иной преступный характер.

Поводом для разработки соответствующих изменений стало резонансное дело адвоката АП г. Москвы Ольги Динзе в связи с ее попытками сохранить адвокатскую тайну путем выноса за пределы СИЗО рукописей с позицией подзащитного по уголовному делу. «Дело адвоката Ольги Динзе наглядно продемонстрировало нам необходимость попытаться законодательно разрешить проблему, существующую в действующем регулировании предоставления свиданий адвокату и его подзащитному в местах содержания под стражей», – отметил президент ФПА Юрий Пилипенко.

Читайте также
Вопросы охраны адвокатской тайны на примере дела Динзе
Дисциплинарное дело в отношении адвоката Ольги Динзе как повод проанализировать гарантии конфиденциальности общения адвоката с подзащитным в СИЗО
05 Апреля 2018 Дискуссии

Напомним, адвокат отказалась предоставить рукописи администрации СИЗО, сотрудники которого ссылались на Закон о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, согласно нормам которого любая переписка, а также направление жалоб и заявлений арестованным производятся через администрацию учреждения. В результате Министерство юстиции внесло представление в АП г. Москвы о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката. Квалификационная комиссия АП г. Москвы признала в действиях адвоката нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката. Совет палаты согласился с этим заключением и применил к Ольге Динзе меру дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

Адвокаты неоднозначно отреагировали на вынесенное в отношении коллеги решение: на страницах «Адвокатской газеты» развернулась серьезная дискуссия, которую инициировал председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник. В своей статье он подчеркнул, что инцидент с адвокатом Ольгой Динзе «заставляет вновь системно проанализировать гарантии конфиденциальности общения адвоката с подзащитным в следственной тюрьме». Он отметил, что обеспечение конфиденциальности сведений, сообщенных адвокату его клиентом, является необходимой составляющей права пользоваться профессиональной юридической помощью и предусматривается в качестве одного из основных прав человека в целом ряде международно-правовых актов.

Читайте также
Свидание в СИЗО с подзащитным: уроки и тревоги
Дело Динзе как повод проанализировать гарантии конфиденциальности общения адвоката с подзащитным
29 Января 2018 Мнения

«ЕСПЧ и КС РФ постоянно подчеркивают, что задачи национального законодательства – обеспечивать должный баланс между защитой индивидуальных прав и публичных интересов. Выявив дефектность ст. 20 и 21 Закона о содержании под стражей, но не признав их неконституционными, КС тем не менее в своем постановлении [п. 2.3 Постановления КС РФ от 29 ноября 2010 г. № 20-П] прозрачно намекнул федеральному законодателю на желательность коррекции этих статей именно для закрепления такого разумного баланса конституционно значимых ценностей, конкурирующих прав и законных интересов, – заметил он. – Но указанные статьи продолжают существовать в первозданном виде, предусмотренный ими порядок переписки с отсутствием указания на привилегированный характер материалов защиты легитимизован КС».

Тогда в заключение Генри Резник отметил, что этот вопрос содержит пространство для работы Совета ФПА и Комиссии по этике и стандартам. «Презумпция добросовестности адвоката должна укрепиться в законодательстве и правоприменении», – выразил он уверенность.

Президент ФПА Юрий Пилипенко, комментируя подготовленный законопроект, обратил внимание на избранный методический подход при подготовке его текста. «В ходе дисциплинарного производства в отношении адвоката была выявлена проблема. Эту проблему широко обсудили на страницах “Адвокатской газеты”, после этого в ФПА была создана рабочая группа по разработке законопроекта, который затем был обсужден в Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов и Адвокатской палате г. Москвы. То есть проект поправок стал результатом многостороннего и разнопланового обсуждения», – рассказал он.

Генри Резник заметил, что считает законопроект адекватным ответом ФПА и, в частности, Комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов на сложившуюся ситуацию. «Предусмотренные проектом изменения в ст. 18 и ст. 20 Закона о содержании под стражей действительно необходимы. А если появляются какие-то данные о том, что и заключенный, и адвокат каким-то образом злоупотребляют общей нормой, исходящей из презумпции добросовестности адвоката, в таком случае сотрудникам ФСИН необходимо идти в суд, – объяснил он. – Поскольку обеспечение свободы контактов адвоката с подзащитным – это чрезвычайно важный принцип, обеспечивающий реальное конституционное право на защиту».

Юрий Пилипенко дополнительно указал на необходимость устранения условий, которые позволяют сотрудникам ФСИН купировать и без того ограниченные возможности осуществления защиты. Адвокат, уверен президент ФПА, не должен чувствовать себя слабой стороной при оказании юридической помощи своему доверителю. «Надеемся, что органы государственной власти, в том числе Минюст, поддержат нашу позицию», – заключил он.

Рассказать:
Дискуссии