×

Красноярской колонии не удалось оспорить решение суда по административному иску адвоката Кунай Ильясовой

Апелляция поддержала решение первой инстанции о незаконности действий сотрудников ИК-31 по личному досмотру адвоката, ее вещей и документов
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» Кунай Ильясова отметила, что данное дело имеет важное значение и для адвокатуры в целом, ведь адвокаты постоянно сталкиваются с подобными нарушениями в своей деятельности. Ее представитель, адвокат Виктория Дерменева, сообщила о намерении подать соответствующий иск о компенсации морального вреда. Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края, адвокат Иван Хорошев считает, что рассматриваемое дело есть результат слаженной командной работы, которая стоила многих усилий.

22 июля Судебная коллегия по административным делам Красноярского краевого суда вынесла апелляционное определение (имеется у «АГ») по жалобе на решение по делу об оспаривании адвокатом АП Красноярского края Кунай Ильясовой действий сотрудников исправительной колонии ИК-31, которые провели личный досмотр адвоката, ее вещей и документов после встречи с подзащитным.

Сотрудники ИК-31 провели личный досмотр адвоката, ее вещей и документов

Как ранее писала «АГ», в декабре 2018 года в ходе встречи с подзащитным Байрамом Аббасовым в ЕПКТ ИК-31 адвокат получила от него заявление о том, что сотрудники колонии оказывают на него давление. После свидания сотрудники колонии потребовали выдать полученные от осужденного документы, но Кунай Ильясова отказалась это делать. Свой отказ она мотивировала тем, что содержание документов является предметом адвокатской тайны.

Читайте также
Законность личного досмотра адвоката в красноярской ИК оценят в суде
Адвокат Кунай Ильясова просит признать действия сотрудников колонии незаконными, так как они нарушили конфиденциальность ее общения с доверителем и адвокатскую тайну
11 Января 2019 Новости

Тогда в присутствии понятых и нескольких сотрудников колонии, с использованием технических средств и видеосъемки были досмотрены все вещи адвоката. В связи с тем что в них ничего не обнаружили, была вызвана сотрудница комнаты свиданий для личного досмотра Кунай Ильясовой с применением видеофиксации. При этом при личном досмотре постоянно присутствовал начальник ЕПКТ ИК-31 Сергей Скабелин. Как отмечалось в административном иске адвоката к ИК-31: «В ходе личного досмотра проверялась вся одежда Ильясовой К.А. вплоть до нижнего белья с оголением частей тела. По результатам досмотра велся протокол, копию которого сотрудники административного ответчика выдать истцу отказались».

В ходе судебного процесса сотрудники пенитенциарного учреждения меняли свои показания

Читайте также
Красноярская колония в суде отрицает факт досмотра адвоката Кунай Ильясовой
При этом о проведенном досмотре адвоката сообщалось ранее на сайте краевого ГУФСИН, в возражениях на иск, а также в ответе ведомства на запрос «АГ»
25 Февраля 2019 Новости

Рассмотрение административного иска Кунай Ильясовой с требованием признать незаконными действия работников колонии в отношении нее началось в Советском районном суде Красноярска лишь в феврале этого года. Тогда, как сообщала «АГ», представители колонии начали тяжбу с заявлений, что никакого личного досмотра адвоката вообще не было, хотя это и противоречило как публичной позиции ГУФСИН России по Красноярскому краю, опубликованной на сайте ведомства, так и отзыву ответчика на иск.

В дальнейшем в ходе судебного разбирательства представители колонии больше не отрицали произошедшее. Ответчик предоставил суду постановление врио начальника ИК-31, содержащее разрешение на изъятие корреспонденции у адвоката, а также записи с нагрудных видеорегистраторов сотрудников колонии, участвовавших в проведении досмотра.

Суд первой инстанции признал незаконными действия сотрудников ФСИН

Изучив обстоятельства дела, суд первой инстанции признал действия сотрудников ИК-31 в отношении адвоката Кунай Ильясовой незаконными. В своем решении от 17 мая он указал, что сотрудниками ИК-31 не только был проведен личный досмотр адвоката, но, в связи с изучением папки документов адвоката и изъятием списка литературы, была осуществлена и цензура ее переписки с подзащитным, хотя мотивированное постановление начальника исправительного учреждения на это отсутствовало. Тот факт, что заключенным при свидании адвокату был передан некий листок бумаги, при отсутствии данных, позволяющих полагать, что он относится к запрещенным предметам (документам), по мнению суда, не является достаточным правовым основанием для проведения личного досмотра и цензуры переписки.

Более того, суд указал, что заявление Аббасова об оказываемом на него давлении, которое тот передал Ильясовой, не является запрещенным документом, а, следовательно, это не могло быть надлежащим основанием для досмотра адвоката и цензуры его переписки. При этом в решении подчеркивается, что постановлением врио начальника ИК-31 было дано разрешение только на изъятие корреспонденции, но не на проведение ее цензуры и тем более не на проведение личного досмотра адвоката.

Читайте также
Суд признал незаконными действия сотрудников красноярской ИК в отношении адвоката Кунай Ильясовой
Советским районным судом г. Красноярска вынесено решение о незаконности личного досмотра защитника и цензуры ее переписки с подзащитным
29 Мая 2019 Новости

Также суд отметил, что в нарушение требований закона не был составлен протокол личного досмотра адвоката. Всеми перечисленными действиями работников ИК-31 были нарушены права Кунай Ильясовой на личную неприкосновенность и право на оказание квалифицированной юридической помощи осужденному, заключил суд.

В обоснование решения суд сослался в том числе на Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2008 г. № 428-О-П, указав, что необходимость личного досмотра адвоката должна быть подтверждена указанием как на правовые, так и на фактические основания его проведения. «Ход и результаты такого досмотра должны письменно фиксироваться с тем, чтобы была обеспечена возможность судебной проверки законности и обоснованности соответствующих действий. В противном случае не исключается возможность возникновения объективных и субъективных помех в исполнении адвокатами своих профессиональных обязанностей и тем самым – возможность нарушения баланса конституционно значимых ценностей и интересов и ограничения конституционного права осужденного на получение квалифицированной юридической помощи», – указывалось в решении суда первой инстанции.

Колония оспорила решение первой инстанции

Представитель ИК-31 обжаловал решение, заявив в апелляционной жалобе (имеется у «АГ»), что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, а его выводы не соответствовали фактическим обстоятельствам. Кроме того, первая инстанция, по мнению административного ответчика, неверно применила нормы материального и процессуального права. В апелляционной жалобе указывалось, в частности, на отнесение сведений, послуживших основанием для досмотра административного истца и последующего изъятия у нее корреспонденции, к государственной тайне.

Из дополнений к апелляционной жалобе следовало, что содержащиеся в папке адвоката документы были расположены в хаотичном порядке и без описи. «Следовательно, сотрудники не могли идентифицировать данные документы как адвокатское производство», – отмечалось в дополнении к жалобе.

Апелляция поддержала решение суда первой инстанции

В своем определении Судебная коллегия по административным делам Красноярского краевого суда указала, что суд первой инстанции дал надлежащую оценку представленным доказательствам и правильно применил нормы материального права. Вторая инстанция поддержала вывод нижестоящего суда об отсутствии предусмотренных ч. 3 ст. 91 УИК РФ оснований для изъятия у адвоката Кунай Ильясовой и последующей цензуры переписки осужденного (списка литературы) с защитником в процессе осуществления адвокатской деятельности.

«Таким образом, проведение досмотра является правом органов, осуществляющих исполнение наказания, направленным на предупреждение совершения преступлений, достижение целей наказания…Из представленных в материалы настоящего административного дела документов с достоверностью не следует, что у администрации исправительного учреждения ФКУ ИК-31 ГУФСИН по Красноярскому краю имелись основания предполагать наличие в содержании изъятой из папки административного истца Кунай Ильясовой корреспонденции каких-либо сведений об имевших место фактах совершения преступных действий. Листок бумаги, на котором Аббасов исполнил текст, был передан непосредственно адвокату в комнате свиданий после написания текста, что следует из видеозаписи общения Аббасова и адвоката», – заключил краевой суд.

Апелляция также отклонила довод административного ответчика о режиме государственной тайны, отметив, что он не предоставил доказательств на право проведения соответствующего ОРМ по изъятию и цензуре переписки адвоката с подзащитным. Кроме того, она отметила, что само по себе наличие у администрации исправительного учреждения информации о возможности передачи осужденным сведений о действиях противоправного характера не может служить безусловным основанием для умаления конституционных прав таких лиц на личную неприкосновенность. Вторая инстанция также подчеркнула тот факт, что адвокат в силу подп. 5 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре имеет право на конфиденциальные встречи со своим доверителем.

Таким образом, Судебная коллегия по административным делам Красноярского краевого суда не нашла оснований для удовлетворения апелляционной жалобы заявителя и оставила в силе решение суда первой инстанции.

Кунай Ильясова и ее адвокат положительно оценили выводы апелляции

В комментарии «АГ» Кунай Ильясова выразила удовлетворение определением суда. «Справедливость восторжествовала в очередной раз, так как апелляция полностью поддержала выводы суда первой инстанции. Данное дело имеет важное значение не только для меня, но и для адвокатуры в целом. Ведь адвокаты постоянно сталкиваются с подобными нарушениями в своей деятельности, но не каждый защитник доведет дело до суда в связи с опасениями, что это может ухудшить положение его доверителя», – отметила она.

Адвокат АП Красноярского края Виктория Дерменева, представлявшая интересы Кунай Ильясовой в судебных инстанциях по данному административному делу, также сталкивалась с незаконным осмотром ее вещей работниками УФСИН, о чем ранее писала «АГ».

Читайте также
Суд признал незаконным досмотр вещей адвоката в красноярской колонии
Адвокат Виктория Дерменева уверена, что решение будет оспорено региональным ГУФСИН и борьба продолжится в краевом суде
08 Февраля 2019 Новости

Она указала на законный и справедливый характер определения апелляции: «Красноярский краевой суд отметил, что правовых и фактических оснований для досмотра адвоката не было, что полностью совпадает с нашей позицией. Мы планируем готовить соответствующий иск о компенсации морального вреда».

Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края, управляющий партнёр Адвокатского Бюро «Хорошев и партнеры», член экспертно-правовой группы СТАКС Иван Хорошев отметил, что рассматриваемое дело есть результат слаженной командной работы, которая стоила многих усилий. «Адвокатам необходимо объединяться для защиты своих прав в борьбе с государственной машиной в лице правоохранительных органов, им нужно правильно фиксировать нарушения и активнее отстаивать права. Время адвокатов-одиночек ушло, нужна коллективная работа», – полагает он.

По его наблюдениям, в учреждениях ФСИН по Красноярскому краю такие нарушения носят массовый характер, поэтому комментируемое определение апелляции носит точечный характер. «В органах службы исполнения наказаний не ведется работа с сотрудниками по повышению их правовой культуры, нет уважения к самим правам адвоката, – считает Иван Хорошев. – Государственная система ведет себя по отношению к адвокатам как уличный бандит, которому нужно давать правильный отпор, поэтому мы не должны мириться с тем, что судебные приставы, сотрудники ФСИН досматривают адвокатов в отличие от правоохранителей, а суды удаляют защитников без должных на то оснований».

Рассказать: