×

Красноярская колония в суде отрицает факт досмотра адвоката Кунай Ильясовой

При этом о проведенном досмотре адвоката сообщалось ранее на сайте краевого ГУФСИН, в возражениях на иск, а также в ответе ведомства на запрос «АГ»
Фотобанк Лори
Кунай Ильясова в комментарии «АГ» еще раз подчеркнула, что у колонии не было никаких оснований ее досматривать, а все ее документы защищены адвокатской тайной.

19 февраля Советский районный суд г. Красноярска начал рассматривать по существу административный иск адвоката Кунай Ильясовой к ИК-31, обжаловавшей личный досмотр и досмотр документов в колонии после встречи с подзащитным.

Читайте также
Законность личного досмотра адвоката в красноярской ИК оценят в суде
Адвокат Кунай Ильясова просит признать действия сотрудников колонии незаконными, так как они нарушили конфиденциальность ее общения с доверителем и адвокатскую тайну
11 Января 2019 Новости

Как писала «АГ», в декабре прошлого года в ИК-31 после встречи с подзащитным адвокат Ильясова и ее документы были досмотрены. Тогда в присутствии понятых и нескольких сотрудников колонии, с использованием технических средств и видеосъемки были досмотрены все вещи адвоката, а в связи с тем, что в них ничего не обнаружили, был проведен личный досмотр Кунай Ильясовой.

«В ходе личного досмотра проверялась вся одежда Ильясовой К.А. вплоть до нижнего белья с оголением частей тела. По результатам досмотра велся протокол, копию которого сотрудники административного ответчика выдать истцу отказались», – указано в исковом заявлении. Причиной произошедшего, как уверена Кунай Ильясова, стало нежелание сотрудников колонии выпустить с ней «на волю» заявления ее подзащитного об оказываемом на него давлении.

Первое судебное заседание по делу было коротким, и в его ходе было сделано неожиданное заявление. Как рассказал «АГ» представитель Кунай Ильясовой адвокат, член Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края Дмитрий Редькин, представитель колонии Татьяна Климанова озвучила новую позицию ИК. Согласно ей никакого личного досмотра адвоката не производилось, а было лишь изъятие документов в соответствии со ст. 27.10 КоАП РФ, однако при этом административное производство в отношении Кунай Ильясовой не возбуждалось и никакое административное правонарушение ей не вменялось. При этом представитель ИК отметила, что изъятую жалобу подзащитного Ильясовой на давление возвратили адвокату.

Между тем, согласно заявлению ГУФСИН России по Красноярскому краю, сделанному в конце декабря 2018 г., досмотр адвоката Ильясовой и ее личных вещей проводился в соответствии с Приказом Минюста РФ от 20 марта 2015 г. № 64-дсп «Об утверждении Порядка проведения обысков и досмотров в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы и прилегающих к ним территориях, на которых установлены режимные требования». Более того, в возражениях на иск (имеются в распоряжении «АГ»), подписанных Татьяной Климановой, указано, что «при производстве личного досмотра адвоката Ильясовой К.А. нарушений законности административным ответчиком не допущено».

Данные обстоятельства представитель ответчика в суде объяснила «технической ошибкой».

В свою очередь представитель ГУФСИН России по Красноярскому краю Елена Диденко заявила суду, что проверка ведомством инцидента все еще продолжается. Впрочем, начальник пресс-службы краевого ГУФСИН Екатерина Броцман в ответе от 25 января на запрос «АГ» сообщила, что проверка инцидента с Кунай Ильясовой в ИК-31 уже проведена. Кроме того, в ответе отмечается, что проводился не просто досмотр адвоката, а «полный досмотр», а ввиду отсутствия в ее действиях состава административного правонарушения производство по соответствующему делу в ее отношении не проводилось.

Кунай Ильясова в комментарии «АГ» еще раз подчеркнула, что у колонии не было никаких оснований ее досматривать, а все ее документы защищены адвокатской тайной: «Досмотр возможен только в случае наличия достоверных сведений о готовящемся или совершенном преступлении, однако такой информации у них не было и не могло быть, они охотились именно за жалобой моего подзащитного на давление. Они точно знали, что искали».

Таким образом, позиция Кунай Ильясовой и ее представителей в суде никаких изменений не претерпела с самого начала – это был незаконный личный досмотр адвоката. «Основания для досмотра отсутствовали. Процедура досмотра не была соблюдена. При этом мы активно задавали вопросы ответчику для того, чтобы он пояснил, какими нормами закона руководствовался, осуществляя оспариваемые действия. Никаких внятных ответов мы не получили», – пояснил «АГ» Дмитрий Редькин.

По итогам первого заседания судья Людмила Морозова постановила отложить дальнейшее рассмотрение дела до 26 марта. К этому моменту стороны должны будут представить дополнительные документы, а ответчик также обязался предъявить записи со стационарных камер наблюдения и видеорегистраторов сотрудников ИК-31 в момент инцидента с адвокатом Ильясовой. Также предполагается явка ключевого свидетеля – начальника ЕПКТ ИК-31 Сергея Скабелина, руководившего процессом досмотра Кунай Ильясовой.

Рассказать: