×

КС не увидел неопределенности в возможности изменить приговор на основании представленных в апелляции доказательств

При этом Суд напомнил свою позицию о том, что установление одного из альтернативных видов последствий образует достаточное условие для привлечения к ответственности за халатность, если установлены все остальные признаки состава этого преступления
Фото: «Адвокатская газета»
Одна из адвокатов посчитала, что из определения сложно сделать полноценный вывод о том, какова была суть нового доказательства, представленного в апелляцию, и почему оно не могло быть представлено в первой инстанции, однако это важно, поскольку право представления новых доказательств в суде апелляционной инстанции имеет свою специфику и ограничения. Второй указал, что, как и по вопросу существенности вреда, причиненного халатностью, невозможно определить в законе все случае уважительности причин непредставления доказательств в суд первой инстанции, поэтому законодатель оставил это на усмотрение правоприменителя, а вот насколько корректно и справедливо делает это суд – вопрос не Конституционного Суда, а судебного контроля вышестоящих инстанций судов общей юрисдикции.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 2094-О/2022, которым отказал в принятии жалобы бывшего сотрудника полиции на нормы, позволяющие допросить свидетеля стороны обвинения в апелляционной инстанции и привлечь к уголовной ответственности за халатность, когда причиненный материальный ущерб не достигает 1,5 млн руб.

Евгений Шаталов был признан виновным в неисполнении должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан. Суд посчитал, что он, будучи старшим участковым уполномоченным полиции, установив признаки кражи имущества Т., должен был составить рапорт об обнаружении признаков преступления и зарегистрировать его в дежурной части. Вследствие небрежного отношения к службе им этого сделано не было, что повлекло существенное нарушение конституционных прав потерпевшей, так как не были приняты меры по розыску похищенного имущества и лиц, совершивших преступление. Апелляционный суд оставил приговор в силе, допросив по ходатайству прокурора свидетеля. С уголовно-правовой квалификацией деяния Евгения Шаталова и допросом свидетеля согласился судья Верховного Суда, который отказал в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Осужденный обратился в Конституционный Суд. Он посчитал, что ч. 1 ст. 293 УК, ч. 1, 2 ст. 271 и ч. 6 ст. 389.13 УПК не соответствуют Конституции, поскольку позволяют привлекать должностное лицо к уголовной ответственности за халатность, когда причиненный материальный ущерб не достигает 1,5 млн руб., а также допускают возможность изменять содержание приговора первой инстанции на основании показаний свидетеля, ранее не участвовавшего в деле и необоснованно допрошенного судом апелляционной инстанции.

Читайте также
КС разъяснил порядок привлечения к уголовной ответственности за халатность
Суд указал, что деяние, повлекшее утрату либо снижение стоимости имущества в размере, не превышающем сумму крупного ущерба, не может быть квалифицировано как халатность, если не доказано, что это имущество обладает и неэкономической ценностью
27 Мая 2021 Новости

Отказывая в принятии жалобы, КС указал, что в Постановлении от 24 мая 2021 г. № 21-П, обращаясь к вопросам определенности уголовно-правовых признаков халатности, отмечал, что состав предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК преступления является материальным, поскольку в его объективную сторону входит причинение крупного ущерба (безотносительно категории потерпевших) вследствие халатности или существенное нарушение содеянным прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Кроме того, использование союза «или» в законодательном описании халатности предполагает, что установление одного из альтернативных видов последствий образует достаточное условие для привлечения к ответственности за халатность, если установлены все остальные признаки состава этого преступления. Это обязывает в каждом случае привлечения к уголовной ответственности за халатность подтверждать факт наступления таких последствий в их причинно-следственной связи с действиями (бездействием) виновного.

В том же постановлении КС отметил, что отсутствие доказанного ущерба на сумму, превышающую 1,5 млн руб., само по себе не препятствует выяснению, нарушены ли иные, кроме права собственности и других имущественных прав, права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства неисполнением или ненадлежащим исполнением должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности, а также какого рода права или интересы нарушены и насколько существенно их нарушение. Следовательно, ч. 1 ст. 293 УК не содержит неопределенности признаков халатности, которые подлежат установлению в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда, сформулированными в Постановлении № 21-П/2021.

КС сослался на ряд своих определений и отметил, что ст. 271 УПК, устанавливающая порядок заявления и разрешения ходатайств, направлена на обеспечение состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве и не содержит положений, допускающих произвольный и необоснованный отказ в удовлетворении заявленных стороной ходатайств.

Статья 389.13 УПК, закрепляющая возможность заинтересованных лиц ходатайствовать перед судом апелляционной инстанции об исследовании доказательств как уже изучавшихся судом первой инстанции, так и иных, направлена на защиту прав участников судебного разбирательства и не освобождает суд от обязательного рассмотрения заявленного в том числе в ходе судебного заседания ходатайства об исследовании доказательств, не предполагает произвольного применения, равно как и необоснованного отказа суда в удовлетворении ходатайств, указал КС. Он подчеркнул, что оспариваемые нормы не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в обозначенных им аспектах, а потому жалоба не может быть принята.

Адвокат МКА «Правовой эксперт» Анастасия Саморукова отметила: с учетом того, что текст жалобы заявителя она видит в изложении самого КС, в ней нет нарушения прав заявителя. «Удивительно то, что за такой проступок сотрудника полиции вообще было возбуждено уголовное дело. Давно уже ни для кого не секрет, что возбудить уголовное дело (если это не политический состав или если нет интересантов с мощным админресурсом) – это долгий и “муторный” квест. Всеми правдами и неправдами сотрудники полиции стараются не принимать заявление, а если и приняли – волокитить. В некоторых ОМВД честно предупреждают, что в любом случае откажут, а дальше, если потерпевший обжалует и отказ отменят, будут действовать по ситуации», – указал адвокат.

Анастасия Саморукова предположила, что заявителю «попало» за то, что он, вместо того, чтобы «как все» написать отказ в ВУД и на этом закрыть тему, не «отписался», как того требует закон. «Что касается процессуального нарушения, из текста сложно сделать полноценный вывод о том, какова была суть нового доказательства и почему оно не могло быть представлено в первой инстанции. А это важно, поскольку право представления новых доказательств в суде апелляционной инстанции имеет свою специфику и ограничения», – заметила она.

Адвокат КА «Московский юридический центр» Дмитрий Клячков также отметил, что без знания обстоятельств самого дела сложно дать комментарий. Он пояснил, что в жалобе затронут вопрос оценочного понятия существенности причиненного в результате халатности нематериального вреда. «Для одного судьи те или иные последствия нарушения могут являться существенными, а для другого нет. Универсальных правил в оценке существенности нет и быть не может – в этом определенный смысл индивидуализации уголовного процесса. Но в любом случае оценка существенности не должна быть произвольной и должна основываться на конкретных обстоятельствах тех последствий, которые наступили в результате данной категории преступления и должны отразиться в итоговом судебном акте», – полагает эксперт.

Адвокат посчитал, что обозначенный заявителем вопрос оценочного понятия уважительности невозможности представления тех или иных доказательств в суде первой инстанции и представление их в суд апелляционной инстанции – это общеправовой вопрос, который разрешается в каждом конкретном случае исходя из индивидуальных обстоятельств дела. «Невозможно, как и по вопросу существенности вреда, причиненного халатностью, определить в законе все случаи уважительности причин непредставления доказательств в суд первой инстанции, поэтому законодатель оставил это на усмотрение правоприменителя, а вот насколько корректно и справедливо делает это суд – вопрос не Конституционного Суда, а судебного контроля вышестоящих инстанций судов общей юрисдикции», – заключил Дмитрий Клячков.

Рассказать:
Яндекс.Метрика