×

КС счел неконституционной норму УК об ответственности за побои лица, ранее понесшего административное наказание

Как пояснил Суд, дифференцировав ответственность за нанесение побоев в зависимости от их совершения впервые или повторно, федеральный законодатель не должен был игнорировать состояние предшествующей судимости за данное деяние
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению адвоката КА «Московский юридический центр» Мари Давтян, представлявшей интересы заявительницы в КС, постановление поднимает важный вопрос об исполнении государством своиx позитивныx обязательств по защите права человека на личную неприкосновенность и права на охрану достоинства личности от насилия. По мнению одного из экспертов, безусловно логичные выводы Суда прямо указывают на действительно существующий дисбаланс обсуждаемой формулировки ст. 116.1 УК и обязывают законодателя принять конкретные меры для его устранения. Другой полагает, что даже выборочные положительные решения Суда не способны радикально изменить негативные тенденции в сфере защиты жертв семейно-бытового насилия.

8 апреля Конституционный Суд вынес Постановление № 11-П по делу о проверке конституционности ст. 116.1 («Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию») УК РФ.

Повод для обращения в КС и позиция заявительницы

Людмила Сакова неоднократно подвергалась побоям со стороны брата С., с которым проживала в одном доме. В сентябре 2018 г. районный суд привлек С. к административной ответственности за избиение сестры и оштрафовал на 5000 руб. в соответствии со ст. 6.1 КоАП РФ. В мае 2019 г. за повторное насилие в отношение сестры суд признал С. виновным в совершении трех преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 115 и ст. 116.1 УК РФ. По совокупности преступлений осужденному было назначено наказание в виде 300 часов обязательных работ.

В октябре того же года, имея неснятую и непогашенную судимость, С. вновь избил сестру. Тем не менее он понес лишь административную ответственность – мировой судья назначил ему 100 часов обязательных работ, исходя из ст. 6.1 КоАП. Принимая решение о привлечении С. к административной, а не к уголовной ответственности, судья учел факт уплаты виновным административного штрафа 3 октября 2018 г., назначенного в том же году. Таким образом, суд заключил, что нанесение побоев 16 октября 2019 г. имело место по истечении периода, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию.

Представителю потерпевшей не удалось оспорить решение в вышестоящей инстанции. Так, районный суд указал, что действия С. не содержат признаков уголовно наказуемого деяния и не подлежат квалификации по ст. 116.1УК, поскольку к моменту их совершения 16 октября 2019 г. С. еще не был привлечен к административной ответственности за побои, совершенные 5 октября того же года.

В жалобе в Конституционный Суд Людмила Сакова сослалась на несоответствие ст. 116.1 УК Основному Закону. По мнению заявительницы, оспариваемая норма не обеспечивает эффективной защиты от домашнего насилия и не позволяет привлечь к уголовной ответственности за побои (при отсутствии признаков, указанных в ст. 116 Кодекса) лицо, имеющее неснятую и непогашенную судимость по данной статье.

КС признал оспариваемую норму неконституционной

Изучив материалы дела, КС отметил, что оспариваемая норма ни по своему буквальному смыслу, ни в контексте правоприменительной практики не допускает привлечения к уголовной ответственности лица, совершившего описанное в ней деяние, после того, как истек установленный ст. 4.6 КоАП срок, в течение которого такое лицо считалось подвергнутым административному наказанию, даже при наличии у него неснятой и непогашенной судимости за аналогичные деяния. Таким образом, КС счел, что потерпевшая исчерпала все внутригосударственные средства судебной защиты прав, поскольку не предполагается иное применение указанной нормы права, нежели имевшее место в ее деле.

Как пояснил Суд, конструирование взаимосвязанных норм ст. 6.11 КоАП и ст. 116.1 УК базируется на общей публично-правовой природе административной и уголовной ответственности и на презумпции о достаточности мер административного воздействия на лицо, впервые нанесшее побои, для предупреждения нового насилия с его стороны. Межотраслевая дифференциация ответственности за побои обеспечивается при их оценке как причиненных впервые или после наложения административного наказания: если меры административного реагирования за нанесение побоев оказались недостаточными, о чем объективно свидетельствует повторное насилие, то за это следует применить более строгое по сути наказание – уголовное.

«Повторное совершение запрещенного законом деяния, тождественного или подобного (однородного) по объективным признакам, в том числе побоев, говорит не о меньшей, но, напротив, о повышенной степени его общественной опасности, а если оно совершено лицом, имеющим судимость, – еще и о недостаточности использованных уголовно-правовых средств для предотвращения рецидива. Тем более такая ситуация не позволяет говорить о достаточности мер административного наказания для предупреждения повторного насилия со стороны лица, вновь, будучи судимым, нанесшего побои», – отмечено в постановлении.

Конституционный Суд добавил, что, дифференцировав публично-правовую ответственность за нанесение побоев в зависимости от их совершения впервые или повторно, законодатель не должен был игнорировать состояние предшествующей судимости за это деяние, поскольку она объективно свидетельствует о повышенной общественной опасности такого насилия и причинившего его лица. «Однако в ст. 116.1 УК РФ ответственность установлена только для лиц, совершивших деяние в период, когда они считаются подвергнутыми административному наказанию. Истечение же данного периода означает оценку содеянного как административного правонарушения, причем впервые совершенного, даже если виновный имеет неснятую и непогашенную судимость по названной статье или за более тяжкое преступление, где побои выступают составообразующим признаком объективной стороны (ст. 116, 117 и 334 данного Кодекса) или ее составной частью (ст. 131, 156, 161, 213 и др. данного Кодекса)», – подчеркнул Суд.

Между тем общественная опасность повторного (в связи с предшествующим привлечением уже не к административной, а к уголовной ответственности) нанесения побоев не может расцениваться как снизившаяся. Такая повторность, напротив, указывает на устойчивость поведения виновного, склонность к разрешению конфликтов насильственным способом, неуважение к достоинству личности. «В еще большей степени недостаточность административного наказания и невыполнение государством своих обязанностей по защите личности проявляются в случае применения такого насилия (при отсутствии признаков истязания, выражающегося в том числе в систематическом нанесении побоев) к одному и тому же потерпевшему. Это дает конституционно значимые основания для применения государством наиболее строгих – уголовно-правовых – средств защиты личности», – отмечено в постановлении КС. Иное, подчеркнул Суд, снижало бы уровень уголовно-правовой защиты прав пострадавших от противоправных посягательств, умаляло их достоинство и права на личную неприкосновенность, вело к неоправданным различиям между ними, ставило бы лиц, имеющих судимость за преступление с административной преюдицией, в привилегированное положение по сравнению с лицами, подвергнутыми административному наказанию за аналогичное деяние.

Кроме того, добавил КС, оспариваемая норма исключает уголовную ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, для не подвергнутых административному наказанию лиц, ранее совершивших преступления, предусмотренные не только оспариваемой нормой, но и ст. 116, 117 и 334 Кодекса, которые устанавливают ответственность за аналогичные по объективной стороне, но более общественно опасные деяния, относящиеся в том числе к преступлениям средней тяжести и к тяжким (ч. 3 и 4 ст. 15 УК). Тем самым усиливаются предпосылки к нарушению принципов равенства и справедливости в отношении как виновных, так и потерпевших и снижается предполагаемый эффект от введения в правовое регулирование специального состава преступления – побоев, причиненных лицом, подвергнутым административному наказанию.

Таким образом, КС счел ст. 116.1 УК не соответствующей Конституции в той мере, в какой она не обеспечивает соразмерную уголовно-правовую защиту прав на личную неприкосновенность и на охрану достоинства личности от насилия в случае, когда побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, совершены лицом, имеющим судимость за предусмотренное в этой статье или аналогичное по объективным признакам преступление, ведет к неоправданным различиям между пострадавшими от противоправных посягательств, а также ставит лиц, имеющих судимость, в привилегированное положение по отношению к лицам, подвергнутым административному наказанию.

Также Суд указал на необходимость соответствующей корректировки законодательства. До внесения поправок действующая редакция ст. 116.1УК сохраняет силу. КС также добавил, что заявитель жалобы вправе обратиться в суд за применением компенсаторных механизмов в связи с принятыми в ее деле правоприменительными решениями, основанными на оспариваемой норме.

«Начало признания высшими судами проблемы домашнего насилия уже положено»

В комментарии «АГ» адвокат КА «Московский юридический центр» Мари Давтян, представлявшая интересы заявителя в Конституционном Суде, полагает, что постановление поднимает важный вопрос об исполнении государством своиx позитивныx обязательств по защите права человека на личную неприкосновенность и права на охрану достоинства личности от насилия. «Не углубляясь в проблемы исполнения государством иных позитивных обязательств по защите пострадавших от домашнего насилия, в данном деле Суд ограничился только вопросом привлечения к ответственности лиц, совершивших повторные побои», – отметила она.

Читайте также
КС: Привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством можно и без показаний жертвы
Отказавшись рассматривать жалобу отца женщины, которая погибла из-за домашнего насилия, Суд тем не менее опубликовал отдельный пресс-релиз об этом своем определении
03 Февраля 2021 Новости

По словам адвоката, ст. 116.1 УК была сформулирована законодателем таким образом, что лица, имеющие неснятую и непогашенную судимость за побои (т.е. объективно совершившие более общественно опасные деяния), избегали уголовной ответственности за повторные побои по сравнению с лицами, подвергнутыми административному наказанию за аналогичное деяние. «Данным постановлением КС напомнил, что при защите конституционно охраняемых ценностей и эффективном предупреждении наиболее агрессивных действий на государстве лежит обязанность учитывать обстоятельства, при которыx возможны наступление или реальная угроза наступления вреда. Следует отметить, что ранее Суд уже указывал на конституционную обязанность государства пресекать серьезные нарушения прав человека и предупреждать насилие в отношении личности, в том числе в ситуации домашнего насилия, что отражено в Определении № 2-О от 19 января 2021 г. Между тем для того, чтобы эффективно защищать пострадавших от домашнего насилия, действующее правовое регулирование должно быть способно принять во внимание особую уязвимость пострадавших и специфическую природу актов домашнего насилия, связанную с высоким риском их повторения», – подчеркнула Мари Давтян.

Он добавила, что постановление не отменяет необходимости системной законодательной реформы, направленной на профилактику домашнего насилия. «Несмотря на то что оно решает лишь одну проблему в череде серьезныx законодательныx пробелов, мы можем сказать, что начало признания высшими судами проблемы домашнего насилия уже положено», – резюмировала адвокат.

Адвокаты поддержали выводы Суда

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов отметил, что побои и легкие телесные повреждения нередко выступают последствиями семейно-бытового насилия. «Законодатель установил, что для привлечения к уголовной ответственности за побои по ст. 116.1 УК необходимо, чтобы лицо было ранее подвергнуто административному наказанию за аналогичное деяние, – то есть без факта привлечения к ответственности по ст. 6.1.1 КоАП привлечение к уголовной ответственности невозможно. По замыслу законодателя, только в случае неэффективности мер административного реагирования за нанесение побоев возможно привлечение к уголовному наказанию как более суровой мере ответственности. Но с другой стороны, эта предустановленная законодателем взаимозависимость позволяет виновным лицам избегать уголовной ответственности, даже если преступление совершено повторно, чем ставит лиц, имеющих судимость за преступление с административной преюдицией, в привилегированное положение по сравнению с лицами, подвергнутыми административному наказанию за аналогичное деяние», – полагает он.

По мнению адвоката, КС верно акцентировал внимание на критерии повторности, который указывает на устойчивость поведения виновного, склонность к разрешению конфликтов насильственным способом, неуважение к достоинству личности и дает основания для применения государством наиболее строгих (уголовно-правовых) средств защиты личности. «Со сдержанным оптимизмом оцениваю данное постановление: с одной стороны, Суд справедливо обратил внимание, что практика применения ст. 116.1 УК “усиливает предпосылки к нарушению принципов равенства и справедливости в отношении как виновных, так и потерпевших и снижается предполагаемый эффект от введения в правовое регулирование специального состава побоев, причиненных лицом, подвергнутым административному наказанию”, и признал ее не соответствующей Конституции. С другой стороны, должен заметить, что созданный сегодня государством правовой механизм не обеспечивает эффективной защиты от домашнего насилия и требует принятия специального закона. Поэтому полагаю, что даже выборочные положительные решения КС не способны радикально изменить негативные тенденции в области защиты жертв семейно-бытового насилия», – убежден Алексей Иванов.

Адвокат АБ «А2К» Дмитрий Хомич полагает, что безусловно логичные выводы Конституционного Суда прямо указывают на действительно существующий дисбаланс обсуждаемой формулировки ст. 116.1 УК и обязывают законодательную власть принять конкретные меры для его устранения. «Справедливо, что лицо, подвергнутое ранее уголовной ответственности, не может быть в более выгодном положении, чем лицо, подвергнутое административной ответственности, при наличии межотраслевой дифференциации ответственности за побои. Исполнение требования Суда будет способствовать устранению допущенной законодателем ошибки», – считает он.

Речь идет именно об ошибке законодателя, подчеркнул адвокат, потому что на стадии законотворческого процесса был допущен очевидный просчет, который повлек правоприменительную практику, не вполне соответствующую принципам, закрепленным в Конституции. «При разработке соответствующего законопроекта о внесении изменений в действующий уголовно-процессуальный закон было задействовано значительное количество специалистов, однако ни у кого из них не возник вопрос, что предлагаемая диспозиция ст. 116.1 УК ставит лицо, ранее привлеченное к уголовной ответственности, в более выгодное положение перед лицом, ранее наказанным административно. Поэтому допущенную ошибку законодателя вполне можно отнести к системным – то есть таким, которые свидетельствуют о проблемах законотворческого процесса, о недостаточном внимании к формулировкам принимаемых законов и иных нормативных актов», – заключил Дмитрий Хомич.

Он добавил, что тема домашнего насилия приобретает все большую актуальность и требует повышенного внимания законодателя. «Латентная преступность является питательной средой для тяжких и особо тяжких преступлений, поскольку ненаказанный преступник утрачивает веру в неизбежность наказания. Так называемые “кухонные боксеры” являются, на мой взгляд, основным источником латентных преступлений, и с этим нужно что-то делать», – подытожил адвокат.

Рассказать:
Дискуссии
Декриминализация домашнего насилия
Декриминализация домашнего насилия
Уголовное право и процесс
12 Апреля 2021
Яндекс.Метрика