×

КС указал на пробел в УК, который препятствует признанию покинувшего место ДТП водителя пьяным

Конституционный Суд отметил, что такие лица ставятся в преимущественное положение по сравнению с теми, кто остался на месте происшествия
КС постановил изменить действующую норму в течение года, а при невыполнении этого требования – признать ее утратившей силу. До внесения изменений Суд указал на необходимость оставить имеющееся правовое регулирование таким, какое оно есть.

Сегодня Конституционный Суд провозгласил решение по делу о проверке конституционности п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ. По мнению заявителя, указанный пункт препятствует привлечению к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения и скрывшихся с места ДТП до прибытия уполномоченного сотрудника полиции с целью избежать обязательного медосвидетельствования. 

Ранее «АГ» писала, что поводом к рассмотрению дела послужил запрос президиума Ивановского областного суда, в кассационном производстве которого находится уголовное дело в отношении гражданина, ранее признанного виновным в совершении автотранспортного преступления. Водитель покинул место ДТП, в результате которого погибли двое из пяти его пассажиров. Почти год он скрывался от правоохранительных органов, после чего сам пришел в полицию.

В суде водитель пояснил, что разрешенной скорости не превышал и за рулем был трезв. Однако эти утверждения противоречили показаниям свидетелей и потерпевших, видеозаписям из баров, где перед поездкой отдыхала вся компания, чекам с указаниями употребленных спиртных напитков и другим доказательствам, отягощавшим вину обвиняемого. В результате он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 264 УК РФ, и приговорен к 8 годам лишения свободы.

Сторона защиты обжаловала приговор в Верховный Суд, который счел доводы о неправомерном признании обвиняемого в управлении автомобилем в нетрезвом виде заслуживающими внимания и достаточными для рассмотрения судом кассационной инстанции, так как после ДТП медосвидетельствование водителя не проводилось.

Читайте также
КС проверяет нормы УК, препятствующие признанию покинувшего место ДТП водителя пьяным
На неопределенность законоположения указал суд кассационной инстанции, повторно рассматривающий дело виновника смертельного ДТП, скрывавшегося около года после происшествия
05 Апреля 2018 Новости

Президиум Ивановского областного суда, придя к выводу о неопределенности нормативного содержания оспариваемых положений УК РФ, приостановил производство по данному делу и обратился в КС РФ. По мнению суда, оспариваемые законоположения препятствуют привлечению к уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2, 4 и 6 ст. 264 УК РФ, лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения и скрывшихся с места ДТП до прибытия уполномоченного сотрудника полиции с целью избежать обязательного медосвидетельствования. Это ставит их в преимущественное положение по сравнению с лицами, виновность которых в совершении любого другого уголовно наказуемого деяния в состоянии опьянения устанавливается на основе иных доказательств.

Провозглашая решение, Конституционный Суд указал, что в п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ используются два критерия признания лица, управляющего транспортным средством, специальным субъектом, указанным в ч. 2, 4, 6 той же статьи, а также ст. 264.1 УК РФ: установление факта употребления этим лицом вызывающих алкогольное опьянение веществ, которые определяются наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерения, установленных законодательством об административных правонарушениях, и невыполнение лицом законных требований прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.         

Суд сослался на п. 10.1 Постановления Пленума ВС от 9 декабря 2008 г. № 25, согласно которому по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ, факт употребления лицом, управляющим транспортным средством, веществ, вызывающих алкогольное опьянение, должен быть установлен по результатам освидетельствования на состояние опьянения или медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а наличие в организме такого лица наркотических средств или психотропных веществ – по результатам химико-токсикологических исследований при медицинском освидетельствовании на состояние опьянения, проведенных в соответствии с правилами, утвержденными Правительством РФ, и в порядке, установленном Минздравом РФ, либо по результатам судебной экспертизы, проведенной в порядке, предусмотренном УПК.

Таким образом, КС отметил, что оспариваемое законоположение в части установления первого из указанных в нем критериев направлено на создание правовой гарантии от необоснованного привлечения к уголовной ответственности, исключая отнесение к числу специальных субъектов предусмотренных им преступлений иных лиц, управлявших транспортными средствами, вопреки требованиям уголовного закона, а потому ни само по себе, ни по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, не может расцениваться как противоречащее требованиям ч. 1 ст. 19, ст. 49 и ч. 3 ст. 55 Конституции. 

Что касается второго критерия, позволяющего признать специальным субъектом соответствующих преступлений лицо, оставшееся на месте ДТП, но не выполнившее законное требование о прохождении освидетельствования на состояние опьянения, то Суд указал, что конституционность данного законоположения в запросе заявителя не подвергается сомнению и тем самым не является предметом настоящего рассмотрения.

Конституционный Суд отметил, что п. 2 примечания к ст. 264 УК не содержит прямого указания на то, какие правила признания водителя, находящегося в состоянии опьянения, должны применяться в случае, если он скрылся с места ДТП, имеющего признаки преступления, предусмотренного данной статьей. Он указал на абз. 2 п. 10.2 Постановления ВС от 9 декабря 2008 г., в котором разъясняется, что водитель, скрывшийся с места происшествия, может быть признан совершившим преступление, предусмотренное ст. 264 или 264.1 УК РФ, в состоянии опьянения, если после его задержания к моменту проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения или судебной экспертизы не утрачена возможность установить факт нахождения лица в состоянии опьянения на момент управления транспортным средством. В случае отказа от прохождения медицинского освидетельствования данное лицо признается управлявшим транспортным средством в состоянии опьянения.

Суд пояснил, что поскольку данное положение интерпретируется правоприменительной практикой как относящееся ко всем специальным субъектам преступления, предусмотренным ст. 264 УК РФ, включая тех, кто покинул место ДТП до прибытия полицейских, то лица, оставшиеся на месте ДТП, в отношении которых факт употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ надлежащим образом установлен либо которые не выполнили требования о прохождении медосвидетельствования, оказываются в худшем положении по сравнению с лицами, скрывшимися с места ДТП, в отношении которых возможность подтвердить факт состояния опьянения на момент совершения преступления в соответствии с п. 2 примечания ст. 264 УК РФ утрачивается.

Конституционный Суд указал, что, не конкретизировав уголовно-правового значения такого противоправного поведения, а также исключив возможность установления факта употребления опьяняющих веществ водителем в целях применения ч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ иными способами, федеральный законодатель тем самым ввел в правовое регулирование норму усиления ответственности за соответствующее преступление, но при этом не учитывающее нормативных условий, пределов ее применения к лицам, управлявшим автомобилем, в том числе в состоянии опьянения и скрывшимся с места ДТП.

Таким образом, Суд постановил признать п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ не соответствующим Конституции, указал, что федеральному законодателю надлежит внести соответствующие изменения в законодательство в течение года, а при их невнесении – признать утратившим силу п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ. Кроме того, КС постановил, что до внесения изменений действующее правовое регулирование остается в силе.

Рассказать: