×

Минюст подготовил поправки об охране остающегося без присмотра имущества осужденного

Предлагается, чтобы суд мог принимать меры по сохранности только по ходатайству осужденного и лишь если у того нет возможности самостоятельно обеспечить сохранность своего имущества или жилища
По мнению одного из адвокатов, конкретные меры, предложенные Минюстом, относятся только к жилью, вопрос о сохранности нежилых помещений и движимых вещей остается открытым. Другой убежден, что необходимо принять за основу позицию КС, во исполнение которой разработан законопроект, и указать в УПК ряд иных мер, в частности упомянуть об опечатывании жилого помещения.

10 сентября Минюст опубликовал для независимой антикоррупционной экспертизы законопроект о внесении изменения в ст. 313 УПК в части обеспечения сохранности имущества, остающегося без присмотра на время отбывания наказания осужденным. Как следует из пояснительной записки, поправки направлены на реализацию Постановления Конституционного Суда от 9 июля 2020 г. № 34-П, о котором ранее писала «АГ».

Напомним, 9 июля КС РФ признал ч. 2 ст. 313 УПК неконституционной, поскольку она не закрепляет конкретные меры по охране остающегося без присмотра жилого помещения, собственником которого является осужденный, а также не определяет ни субъектов, на которых может быть возложена обязанность по принятию таких мер, ни источники их финансирования.

Оплачивать сохранность имущества осужденному придется самостоятельно

Читайте также
КС признал неконституционной норму об охране жилья осужденного на период отбывания им наказания
Как пояснил Суд, ч. 2 ст. 313 УПК РФ не определяет круг субъектов, обязанных осуществлять меры по охране остающегося без присмотра жилища осужденного, равно как и перечень возможных мер, порядок и иные вопросы их исполнения
13 Июля 2020 Новости

В соответствии с действующей редакцией ч. 2 ст. 313 УПК при наличии у осужденного имущества или жилища, остающихся без присмотра, суд выносит определение или постановление о принятии мер по их охране.

В новой редакции нормы Минюст предлагает указать, что суд выносит определение или постановление о принятии мер по сохранности имущества лишь по ходатайству осужденного и только в том случае, если у того нет возможности самостоятельно обеспечить сохранность своего имущества или жилища, остающихся без присмотра на время отбывания наказания.

Предполагается, что в целях обеспечения сохранности жилого помещения с учетом обстоятельств конкретного дела суд устанавливает запрет регистрации граждан в этом жилом помещении и (или) запрет госрегистрации перехода права, ограничения права и обременения соответствующего объекта недвижимости. При этом расходы, связанные с обеспечением сохранности такого имущества, производятся за счет средств осужденного.

Адвокаты обнаружили недочеты в поправках Минюста

Председатель КА Чувашской Республики «ЗащитникЪ» Андрей Синичкин в целом оценил законопроект положительно. По мнению адвоката, такие поправки значительно повысят эффективность обеспечения сохранности имущества осужденного к лишению свободы.

«Тем не менее хотел бы обратить внимание на то, что законопроект устанавливает конкретные меры по обеспечению сохранности только для жилых помещений, оставляя нерешенным вопрос о судьбе нежилых помещений и движимого имущества, сохранность которых после вступления приговора в законную силу также может быть не обеспечена. В частности, в отношении движимых вещей целесообразно закрепить такую меру по обеспечению сохранности, как запрет на пользование имуществом», – считает Андрей Синичкин.

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов заметил, что в Постановлении № 34-П Конституционным Судом было дано более чем полное и подробное толкование соответствующей проблемы и даже определенные рекомендации по ее исправлению. «В частности, Суд указал конкретные меры, которые могут быть приняты судами для охраны оставшегося без присмотра жилого помещения, принадлежащего гражданину, отбывающему уголовное наказание, связанное с лишением свободы. Однако указанные рекомендации и разъяснения КС при разработке законопроекта о внесении изменений в ст. 313 УПК были приняты во внимание явно не в полном объеме», – подчеркнул эксперт.

По его мнению, в случае принятия поправок в таком виде установленная Конституционным Судом проблема правоприменения и защиты права собственности на жилое помещение гражданина, отбывающего уголовное наказание, не будет разрешена. «Фактически, как мне кажется, указанные изменения предлагают установить законодательно меры сохранности жилого помещения, которые и так в подобных случаях практически всегда применяются судами. Эти меры являются наиболее очевидными, простыми в исполнении и практически не требующими расходов. Данные меры, безусловно, необходимы и должны применяться, но обеспечение именно сохранности имущества ими, на мой взгляд, ограничиваться не должно», – пояснил Николай Герасимов.

Так, пояснил он, находясь в местах лишения свободы и не имея родственников, которые согласны присматривать за жильем, осужденный физически не может обеспечить его сохранность от кражи, вандализма, незаконного вторжения, от банальных коммунальных аварий. «Необходимо все-таки принять за основу позицию Конституционного Суда и наравне с указанными в законопроекте установить в качестве обязательных такие меры, как опечатывание жилого помещения и периодическая (не реже одного раза в месяц) проверка его сохранности сотрудниками ОВД по месту нахождения жилого помещения, периодическая проверка работниками коммунальных служб совместно с сотрудниками ОВД состояния инженерных сетей, газового и иного оборудования внутри жилого помещения на предмет их соответствия установленным требованиям и при необходимости проведение соответствующего ремонта», – считает адвокат.

Только весь комплекс изложенных мер вкупе сможет в действительности максимально обеспечить сохранность оставшегося без присмотра жилого помещения, принадлежащего гражданину, отбывающему уголовное наказание, заключил Николай Герасимов.

Рассказать: