×

Мосгорсуд счел законным недопуск адвоката к задержанным на митинге лицам под предлогом плана «Крепость»

Тем самым апелляция поддержала решение первой инстанции, которая не усмотрела в действиях полицейских нарушения права на защиту и квалифицированную юридическую помощь
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» адвокат Мария Эйсмонт выразила категорическое несогласие с вынесенными по ее административному иску судебными решениями и сообщила о своем намерении обжаловать определение апелляционного суда в ближайшее время. Адвокат также поблагодарила АП г. Москвы за поддержку.

18 июня Московский городской суд огласил резолютивную часть определения, которым оставил в силе решение суда первой инстанции, отказавшего в удовлетворении административного иска адвоката АП г. Москвы Марии Эйсмонт к ОМВД России по району Аэропорт в связи с ее недопуском к доверителям под предлогом введения плана «Крепость».

Содержание искового заявления

В ноябре 2019 г. Мария Эйсмонт обратилась в суд с административным исковым заявлением, в котором указала, что 12 июня 2019 г. ей было отказано в проходе на территорию ОМВД по району Аэропорт для оказания квалифицированной юридической помощи гражданам, задержанным на мирном шествии в центре столицы и обвиняемым в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП РФ («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»).

Читайте также
ФПА просит правоохранительные органы Москвы пресечь нарушения прав граждан на защиту
Федеральная палата адвокатов направила обращение в московские прокуратуру, ГУ МВД и ГУ СКР в связи с недопуском адвокатов к их доверителям, задержанным в ходе протестных акций в столице
08 Августа 2019 Новости

«На мои неоднократные требования пропустить меня к указанным выше задержанным гражданам сотрудники полиции отвечали отказом, мотивируя это введенным на территории ОМВД по району Аэропорт планом “Крепость”. В результате с 14:30 до 20:30 12 июня 2019 г. меня не допускали на территорию ОМВД, в то время как в отношении лиц, которым согласно имеющимся у меня поручениям я должна была оказывать квалифицированную юридическую помощь, были составлены протоколы об административном правонарушении. Неоднократные просьбы привлекаемых к административной ответственности граждан допустить к ним адвоката были оставлены без удовлетворения, при этом, со слов задержанных, им говорили: “Вам не нужен адвокат, вы уже взрослые” – отмечалось в административном иске адвоката. – На мой вопрос, с чем связано введение плана “Крепость”, находившийся на проходной сотрудник полиции ответил, что не знает причины, равно как и не знает, до какого времени режим, при котором вход в здание ОМВД запрещен, будет продолжаться (видеозапись разговора имеется). При этом за шесть часов, проведенных мною у входа в ОМВД по району “Аэропорт”, из здания и в здание проходили как сотрудники полиции, один из которых сообщил, что ничего не слышал про план “Крепость” (имеется видеозапись), так и гражданские лица».

В обоснование своих исковых требований адвокат указала, что нормы Конституции РФ и международного права исходят из того, что справедливое судебное разбирательство с обязательностью предполагает наличие у каждого обвиняемого в совершении уголовного преступления права быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения; иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты; защищать себя лично или через посредство избранного им самим защитника.

Сославшись на соответствующую практику КС, адвокат добавила, что значение конституционного права на квалифицированную юридическую помощь не может игнорироваться и при производстве по делам об административных правонарушениях, тем более в случаях, когда привлечение лица к такой ответственности сопряжено с такой степенью реального вторжения в права и свободы человека и гражданина, которая по своему характеру и последствиям сопоставима с мерами уголовно-правового воздействия. Все это, по мнению административного истца, обязывает федерального законодателя при реализации своих нормотворческих полномочий заботиться о том, чтобы уровень обеспечения права на получение помощи защитника (адвоката) по делам об административных правонарушениях соответствовал требованиям справедливого судебного разбирательства.

Со ссылкой на ряд положений Закона об адвокатуре Мария Эйсмонт также отметила, что ее недопуск к подзащитным являлся вмешательством в адвокатскую деятельность, поскольку он не был основан на законе, не преследовал какой-либо законной цели и являлся, по сути, произвольным. Таким образом, адвокат просила суд признать незаконным отказ правоохранителей допустить ее на территорию ОМВД по району Аэропорт 12 июня для оказания квалифицированной юридической помощи лицам, в отношении которых составлялся административный материал.

Первая инстанция не нашла нарушений

Административный иск рассматривался в Пресненском районном суде г. Москвы. В ходе судебного разбирательства стороны поддержали свои позицию, включая представителя Адвокатской палаты г. Москвы, привлеченного в качестве заинтересованного лица, который поддержал административный иск. В свою очередь Мария Эйсмонт безуспешно ходатайствовала о допросе доверителей, к которым ее не допустили 12 июня 2019 г., в качестве свидетелей.

В решении от 28 января суд со ссылкой на ч. 2 ст. 1 ГК РФ отметил, что гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Проанализировав положения Закона о полиции и функции отдела МВД по району Аэропорт, суд заключил, что последний участвует в пределах компетенции в мероприятиях по противодействию терроризму, в обеспечении правового режима контртеррористической операции, в защите потенциальных объектов террористических посягательств и мест массового пребывания граждан, а также обеспечивает безопасность и антитеррористическую защищенность собственных объектов. «Таким образом, действия начальника отдела по введению на территории органа внутренних дел плана “Крепость” направлены на противодействие терроризму и обеспечение безопасности и антитеррористической защищенности объектов отдела», – заключил суд в своем в решении.

Он добавил, что анализ содержания оспариваемых решений и оснований административного иска не свидетельствует о нарушении прав, свобод и законных интересов административного истца. «Право на судебную защиту абстрактным не является. Довод о нарушении права на защиту и квалифицированную юридическую помощь при производстве дел об административных правонарушениях не нашел своего подтверждения в судебном заседании. Административный истец пояснила, что при рассмотрении административных материалов в Савеловском районном суде в отношении трех доверителей она принимала участие, оказывала квалифицированную юридическую помощь, воспользовалась правом на обжалование судебных актов в вышестоящие судебные инстанции», – подчеркнул суд в решении. В этой связи в удовлетворении административного иска адвоката было отказано.

Адвокат сочла решение суда незаконным

В апелляционной жалобе в Московский городской суд (есть у «АГ») адвокат перечислила несколько оснований, по которым она сочла незаконным и подлежащим отмене решение суда первой инстанции. Так, Мария Эйсмонт отметила, что ни одна из норм Закона о полиции, на которые сослалась первая судебная инстанция в своем решении, ни ее составные части не позволяют не пускать адвоката к своему доверителю. По мнению адвоката, в спорной ситуации речь не шла ни об угрозе жизни, здоровью, имуществу граждан, ни тем более о террористических угрозах и связанных с ними рисках безопасности кого бы то ни было.

«Суд в своем решении ссылается на необходимость именно антитеррористической защиты, приводит в обоснование пункты Положения об отделе МВД РФ по району Аэропорт г. Москвы. Между тем содержание рапорта противоречит выводу суда, что требовалась именно антитеррористическая защита. Даже если верить сказанному в рапорте, речь шла лишь о незначительном скоплении граждан недалеко от отдела – до 10 человек», – отмечалось в жалобе. В этой связи Мария Эйсмонт убеждена, что Пресненский районный суд г. Москвы неправильно истолковал вышеуказанный закон, в том числе без учета правовых позиций Конституционного и Верховного судов.

Кроме того, апеллянт отметила, что суд первой инстанции проигнорировал п. 5 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре» и не указал, как он считает возможным, чтобы Закон о полиции позволял лишать адвоката предусмотренного этим законом права. «Закон о полиции не призван регулировать право на получение квалифицированной юридической помощи, отношения защитника и его доверителя входят в сферу действия данного закона лишь в общем виде. Нормы, на которые ссылается суд, являются общими с точки зрения охраны общественного порядка, обеспечения принятия мер в связи с происшествиями и правонарушениями, антитеррористическими угрозами и т.п. Они не могут сами по себе позволить не состоятся общению защитника и его доверителя, так как этот специальный случай урегулирован иным законом, иной нормой – прямо вытекающей из Конституции РФ», – отмечалось в апелляционной жалобе.

Со ссылкой на ст. 48 Конституции РФ Мария Эйсмонт напомнила, что каждый задержанный имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания. Более того, независимо от процедуры, в рамках которой лица были задержаны, сотрудник полиции обязан разъяснить им соответствующие права и обязанности гражданина, среди которых – право на юридическую помощь согласно Закону о полиции.

«Эта обязанность полиции закреплена также в Наставлении о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан, утвержденном Приказом МВД России от 30 апреля 2012 г. № 389. Согласно п. 8.4 Наставления сразу после регистрации факта доставления в книге учета лиц, доставленных в дежурную часть отдела полиции, сотрудники дежурной части обязаны разъяснить доставленному лицу помимо оснований ограничения его прав и свобод возникающие в связи с этим его права и обязанности, предусмотренные законодательством РФ», – отмечено в жалобе.

По мнению адвоката, суд не исследовал вопрос о том, могут ли такие разъяснения содержать указание на невозможность получения задержанными юридической помощи при объявлении плана «Крепость». «Ссылка суда на последующую возможность оказать юридическую помощь не является корректной как минимум в силу того, что квалифицированная юридическая помощь гарантируется Конституцией именно с момента задержания, и эта гарантия не ослабевает в связи с тем, что в будущем также может быть оказана юридическая помощь. Таким образом, суд неверно применил нормы материального права, сославшись на общие нормы Закона о полиции относительно антитеррористической безопасности и не оценив положения Конституции и Закона об адвокатуре, дающие право адвокатам на беспрепятственные встречи с подзащитным», – указано в апелляционной жалобе.

Тем не менее 18 июня Мосгорсуд оставил в силе решение первой судебной инстанции, огласив резолютивную часть своего определения; мотивированное решение апелляционного суда пока еще не изготовлено.

Мария Эйсмонт обжалует судебные акты

В комментарии «АГ» адвокат Мария Эйсмонт выразила категорическое несогласие с вынесенными по ее административному иску судебными решениями и сообщила о своем намерении обжаловать определение апелляционного суда в ближайшее время. «К сожалению, я несильно удивлена таким решением апелляции, поскольку в настоящее время сложилась определенная практика по умалению сотрудниками правоохранительных органов профессиональных прав адвокатов. В рассматриваемом случае полицейские просто выдумали план “Крепость”, так как гражданские лица свободно входили и выходили из ОМВД по району Аэропорт, и никакого скопления из 10 человек, угрожавшего ОВД рядом не было», – отметила она.

По словам адвоката, сам по себе план «Крепость» не является краеугольным камнем в этом деле, поскольку неважно, под каким предлогом правоохранители не пускают адвокатов к подзащитным, важно то, что они вообще позволяют себе такое. Это дело имеет стратегическое значение для всей адвокатуры, поскольку оно наглядно иллюстрирует полное пренебрежение правоохранителями прав адвокатов, которые должны иметь беспрепятственный доступ к своим подзащитным. «Я обжалую решение апелляции в ближайшее время в вышестоящую инстанцию, поэтому буду рада, если мои коллеги также будут активно обжаловать незаконные случаи их недопуска к доверителям. Хочу также выразить благодарность АП г. Москвы, которая присоединилась к этому делу в качестве заинтересованного лица и активно поддерживает нас», – сообщила Мария Эйсмонт.

Рассказать: