×

Может ли сообщение о преступлении быть приобщено к уголовному делу в отношении заявителя?

КС просят проверить нормы, которые, по мнению заявителя, лишают подозреваемого и потерпевшего права на защиту своих прав всеми законными способами
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению экспертов, Конституционный Суд не примет жалобу к рассмотрению. Однако, по словам одной из них, проблема незаконного приобщения заявления о преступлении к материалам уголовного дела носит системный характер, и Суду следовало бы поправить правоприменителя.

На рассмотрении в Конституционном Суде находится жалоба Елены Шведовой, в которой она просит признать не соответствующими Конституции РФ ряд норм УПК. Поводом послужили приобщение ее сообщения о преступлении к уголовному делу, возбужденному в отношении нее же, и связанные с этим негативные последствия.

Представитель заявительницы Игорь Исаев рассказал об обстоятельствах, при которых проявилась правовая неопределенность.

Читайте также
Вопрос к КС РФ о двойных стандартах
Как исчислять сроки проверки по заявлению о преступлении в случае присоединения его к уголовному делу?
25 Июля 2018 Мнения

В 2013 г. Елена Шведова была оправдана по 18 обвинениям в мошенничестве. Одним из истцов выступал Терентьев. Из его заявления о преступлении следовало требование к Шведовой о возвращении денежных средств в размере 4 млн 900 тыс. руб., взятых последней по распискам 2008 и 2009 гг. В суде был установлен факт возвращения денежных средств Терентьеву, что подтверждалось распиской о возврате долга и его показаниями. Однако в 2016 г. по заявлению Терентьева было возбуждено новое уголовное дело по факту хищения Шведовой денежных средств в размере 10 млн руб., переданных на основании расписки от 2013 г. Кроме того, он потребовал вернуть возвращенные ему 4 млн 900 тыс. руб., которые ранее были предметом рассмотрения судом, оправдавшим Шведову, но следователь не посчитал возможным сделать их предметом расследования в рамках данного уголовного дела.

В связи с этим Шведовой было сообщено следователю о совершении в отношении нее Терентьевым двух преступлений – о попытке незаконно получить денежные средства в размере 4 млн 900 тыс. руб. и о даче заведомо ложных показаний. Следователь вынес постановление о выделении материалов из уголовного дела с целью проведения проверки и принятия процессуального решения по сообщению о преступлении.

Позже было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Терентьева, которое суд первой инстанции признал законным, а апелляция отменила. После этого материал проверки по сообщению Шведовой о преступлении был приобщен заместителем прокурора к материалам уголовного дела, возбужденного в отношении нее по заявлению Терентьева. Защитники Шведовой обратились в суд с жалобой на это решение, а также на бездействие при проверке сообщения о преступлении, неуведомление о принятом по результатам проверки решении и на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Игорь Исаев рассказал «АГ», в каким выводам пришли суды первой, апелляционной и кассационной инстанций.

Частями 1 и 3 ст. 144 УПК РФ допускается приобщение сообщения о преступлении к уголовному делу. В таком случае изложенные в нем обстоятельства подлежат проверке следственным путем, указанные в сообщении действия лица, совершившего преступление, подлежат оценке по результатам расследования уголовного дела, а срок проверки сообщения о преступлении не ограничен конкретными сроками, поскольку решение по сообщению о преступлении может быть вынесено как по завершении расследования, так и по итогам рассмотрения уголовного дела судом.

Частью 1 ст. 146 УПК РФ в случае соединения материала проверки по сообщению о преступлении с уголовным делом процессуальное решение по результатам доследственной проверки, в том числе постановление о возбуждении уголовного дела, не должно выноситься при наличии повода и оснований незамедлительно, а может быть вынесено лишь по результатам расследования при принятии окончательного решения по уголовному делу.

Согласно ч. 5 ст. 148 и ч. 1 ст. 125 УПК РФ в случае приобщения материала проверки по сообщению о преступлении к уголовному делу вопрос о законности вынесенных в рамках уголовного дела процессуальных решений, в том числе постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, не может разрешаться судом, а решается следователем, его вынесшим, по результатам расследования и принятия окончательного решения по уголовному делу.

Кроме того, в случае вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по сообщению о преступлении в рамках расследования уголовного дела обжалование такого постановления до вынесения окончательного решения невозможно, а доводы о бездействии при проведении проверки не могут быть признаны состоятельными, поскольку постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не может быть обжаловано в суд и должно быть проверено на законность следователем. При этом после вынесения решения об отказе в возбуждении уголовного дела доследственная проверка может быть продолжена, что лишает заявителя права и фактической возможности ознакомиться с материалом проверки с целью дальнейшего мотивированного обжалования.

Данные выводы судов послужили причиной обращения в Конституционный Суд с жалобой (есть в распоряжении «АГ»). В ней Игорь Исаев указал, что положения ч. 1 и 3 ст. 144 УПК РФ, допуская приобщение заявления о преступлении к уголовным делам, лишают потерпевших права на охрану законом и гарантий государственной защиты прав и свобод, поскольку исключают обязанность проведения должностными лицами проверки сообщения о преступлении в принципе, а также в срок, не превышающий 30 суток. Срок проведения проверки может определяться не только сроком расследования этого уголовного дела, но и сроком его рассмотрения по существу в суде.

Кроме того, согласно тексту жалобы, положения указанной нормы лишают подозреваемого и потерпевшего права на защиту своих прав всеми способами, не запрещенными законом. В случае приобщения материала проверки к уголовному делу потерпевший (заявитель), будучи подозреваемым по уголовному делу, не может быть опрошен в качестве потерпевшего, поскольку это лишало бы его права на защиту как подозреваемого. В свою очередь, потерпевший по уголовному делу лишается права на защиту как фактический подозреваемый в рамках проверки сообщения о преступлении.

Положения ч. 1 ст. 146 УПК РФ в случае проведения проверки по заявлению о преступлении в рамках возбужденного в отношении заявителя уголовного дела позволяют должностным лицам при наличии повода и оснований не возбуждать уголовное дело, что препятствует доступу потерпевших к правосудию и лишает их гарантии на государственную защиту прав и свобод.

Также в жалобе указано, что ч. 5 ст. 148 и ч. 1 ст. 125 УПК РФ противоречат Конституции РФ, поскольку после вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в рамках расследования уголовного дела указанные нормы лишают потерпевшего права обжаловать такое решение до окончания расследования и вынесения окончательного решения. Также потерпевший на период расследования уголовного дела лишен права и фактической возможности ознакомления с материалами проведенной по сообщению о преступлении проверки, лишен возможности мотивировать свое несогласие с ее результатом – постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку порядок ознакомления с материалами уголовного дела не подразумевает ознакомление с материалами проверки сообщения о преступлении на стадии предварительного расследования.

Комментируя решение обратиться в КС РФ, Игорь Исаев отметил: «Очевидно, что обжалуемые нормы соответствуют положениям Конституции РФ, а Конституционный Суд призван в данном случае исполнить одну из присущих ему функций – растолковать порядок применения этих норм права».

Адвокат, член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин отметил, что правовой неопределенности в указанных статьях Уголовно-процессуального кодекса нет. «Статья 145 УПК РФ предусматривает только три возможных решения по результатам проверки заявления о преступлении: возбудить уголовное дело, отказать в его возбуждении и передать сообщение по подследственности – для принятия в последующем двух указанных выше решений. Практика допускает приобщение сообщения о совершении преступления к уголовному делу, ранее возбужденному по тому же факту, о котором идет речь в сообщении. Иной трактовки закона нет и не должно быть», – пояснил он. Адвокат добавил, что в деле, о котором идет речь, прокурор, принявший решение об отказе в возбуждении уголовного дела и суд, согласившийся с этим решением, явно нарушили право на доступ к правосудию.

С ним согласилась адвокат, партнер АБ «ЗКС» Дарья Шульгина. Более того, по ее словам, отмеченная в жалобе проблема носит системный характер: незаконное приобщение заявлений о преступлении к материалам уголовного дела встречается часто, что влечет за собой нарушение положений ч. 1 ст. 145 УПК РФ. «В рассматриваемой ситуации проблема проявилась ярко, и я не могу согласиться с решениями судов общей юрисдикции», – отметила она.

Эксперты пришли к выводу, что Конституционный Суд не примет жалобу к рассмотрению. «Правовая позиция КС РФ в данном случае сведется к тому, что в обжалуемых нормах закона правовой неопределенности нет, а вопрос их правоприменения относится к компетенции суда общей юрисдикции», – уверен Борис Золотухин. Дарья Шульгина добавила, что ранее Конституционный Суд поправлял правоприменителей, но в настоящее время чаще оставляет подобные жалобы без рассмотрения, указывая, что заявителем по существу выражается несогласие с принятыми процессуальными решениями, а их проверка в компетенцию КС РФ не входит. «У меня подобная позиция вызывает вопросы, в том числе связанные с целесообразностью функционирования данного органа, уклоняющегося от конкретных оценок. К сожалению, практика такова, и далеко не всегда адвокаты в силах на данную практику положительно повлиять», – заключила адвокат.

Рассказать: