×

Нарушает ли авторские права скульптора включение фото созданного им памятника в путеводитель?

Возвращая спор на новое рассмотрение, ВС отметил, что для его разрешения необходимо установить, кто является автором фотографии, является ли фотография самостоятельным объектом авторского права и в коммерческих ли целях она была размещена
По мнению одного эксперта «АГ», в определении ВС затронут важный вопрос о статусе фотографии спорного памятника в качестве самостоятельного объекта авторского права. Другой отметил, что в деле усматривается перспектива взыскания компенсации с издательского дома в пользу скульптора при условии, что он действительно является автором и это подтверждается его эскизами (набросками), вне зависимости от того, перешли ли к заказчику памятника исключительные права на него или нет. Третий полагает, что, хотя ВС и выявил много нарушений как материального, так и процессуального права, допущенных судами всех инстанций, он не дал внятной мотивировки своего решения о возвращении дела на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 309-ЭС20-12797 по делу о взыскании с издательского дома, выпустившего путеводитель с фотографией екатеринбургского памятника, компенсации за нарушение исключительного права (воспроизведение) на произведение в пользу скульптора.

Фото памятника как повод для судебного разбирательства

В феврале 1997 г. по итогам конкурса на лучший проект памятника города между городским управлением благоустройства г. Екатеринбурга и Петром Чусовитиным был заключен договор на создание скульптурно-художественного произведения «Основатели города Екатеринбурга Василий Татищев и Вильгельм де Геннин».

В августе 2016 г. Ассоциация правообладателей по защите и управлению авторскими правами в сфере искусства заключила с Петром Чусовитиным договор по передаче полномочий по управлению исключительными правами на все творчество автора.

Впоследствии Ассоциация обратилась в суд с иском к ООО Издательский дом «Фест Хэнд» со ссылкой на то, что ответчиком было реализовано коммерческое печатное издание – путеводитель, на одной из страниц которого была размещена фотография вышеуказанного памятника. Таким образом, истец счел, что в пользу автора скульптуры с издательского дома необходимо взыскать 20 тыс. руб. компенсации за нарушение исключительного права (воспроизведение) на произведение.

Суды разошлись в оценке доводов сторон

Суд подтвердил факт размещения в путеводителе фотографии памятника без согласия его автора и удовлетворил иск частично, взыскав в пользу Петра Чусовитина 10 тыс. руб. Первая инстанция отметила, что договор на создание скульптуры является договором авторского заказа, а Петр Чусовитин является автором и обладателем исключительного права на произведение, соответственно, исключительное право на произведение, созданное его трудом, к заказчику не перешло.

При этом суд исходил из того, что договор от 18 февраля 1997 г. не содержит указания на способы использования произведения (конкретные права, передаваемые по нему), срок и территорию, на которые передается право, размер вознаграждения или порядок определения размера вознаграждения за каждый способ использования произведения, порядок и сроки его выплаты, то есть существенных условий авторского договора, приведенных в ст. 31 Закона об авторском праве. Он также счел, что ответчик, использовав в составе коммерческого печатного издания изображение исключительно самого произведения (скульптуры), являющегося основным объектом использования, допустил нарушение исключительных прав скульптора на произведение, который не давал своего согласия на такое использование.

Впоследствии апелляция, рассмотревшая дело по правилам для первой инстанции, приняла уменьшение иска до 10 тыс. руб. и встречный иск издательского дома к Ассоциации о признании недействительным (ничтожным) договора от 25 августа 2016 г. в части передачи полномочий истцу на управление исключительным правом на памятник основателям Екатеринбурга. Суд отменил решение нижестоящей инстанции, отказав в удовлетворении иска и при этом удовлетворив встречный иск. Таким образом, апелляционный суд признал отсутствие в договоре от 1997 г. условий о передаче автором исключительных прав на созданный им объект заказчику, но при этом заключил о приобретении заказчиком исключительного права на созданный творческим трудом объект для дальнейшего распоряжения им в интересах города Екатеринбурга.

Апелляция констатировала, что объективной формой выражения спорного произведения в соответствии с условиями договора от 18 февраля 1997 г. являлось скульптурно-художественное произведение в мягком материале. В связи с этим исключительным правом Петр Чусовитин обладал на соответствующую часть объекта, являющуюся произведением изобразительного искусства, – скульптурно-художественное произведение в форме, предусмотренной договором. При этом вторая инстанция сочла, что включенное в путеводитель произведение являлось результатом работы авторского коллектива, данный объект исключительного права включает в себя как элементы скульптуры, относящейся к произведениям изобразительного искусства, так и произведение архитектуры, созданное коллективом авторов.

Впоследствии Суд по интеллектуальным правам поддержал выводы апелляции, отметив, что памятник основателям города включал в себя как произведение изобразительного искусства, так и произведение архитектуры, а изображение, использованное издательским домом, включало в себя оба произведения, при этом оно не являлось основным объектом использования.

Верховный Суд уточнил предмет спора

В кассационных жалобах в Верховный Суд Ассоциация и Петр Чусовитин сослались на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций норм материального права.

Изучив материалы дела №А60-53343/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что при рассмотрении дела с учетом даты заключения договора на создание скульптурно-художественного произведения от 18 февраля 1997 г. для определения автора (иного первоначального правообладателя) подлежали применению положения Закона об авторском праве.

Как пояснил Верховный Суд, апелляция не учла, что условиями вышеуказанного договора были предусмотрены работы по подготовке эскиза Петром Чусовитиным, создание им рабочей модели скульптуры и изготовление в мягком материале в величину произведения, проработка по гипсу, а также осуществление им авторского руководства в целом и наблюдение за установкой, исполнением памятника в твердом материале. Такой процесс, по словам скульптора, исходя из его кассационной жалобы в Суд, является обычным циклом работ при создании скульптур, но при этом автором признается лицо, создавшее модель будущей скульптуры, а сама скульптура создается на основании модели иным лицом (подрядчиком).

Высшая судебная инстанция со ссылкой на Бернскую конвенцию по охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г. отметила, что охраняется не содержание произведения, а та или иная форма, в которой это содержание выражено. Авторское право распространяется на произведения искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, как на обнародованные произведения, так и на необнародованные, существующие в какой-либо объективной форме: объемно-пространственной (скульптура, модель, макет, сооружение и так далее) или в других формах согласно п. 1, 2 ст. 6 Закона об авторском праве. В силу п. 3 ст. 1259 ГК РФ авторские права распространяются на произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в форме изображения, объемно-пространственной форме. Все это указывает на то, что создаваемое произведение должно быть доступным для восприятия другими лицами, то есть воплощено на материальном носителе, а наличие объективной формы предполагает возможность воспроизведения произведения.

Верховный Суд добавил, что при этом материал создаваемого произведения, создание модели произведения в определенном размере не имеют значения для цели установления создания объекта авторского права. Следовательно, вывод апелляции о наличии у Чусовитина исключительного права на произведение в мягком материале в отрыве от процесса создания произведения творческим трудом противоречит приведенным нормам права, а также порочит его право авторства на созданный им объект.

Таким образом, отметил ВС, предметом настоящего спора являются объект, созданный Петром Чусовитиным как самостоятельное произведение, и опубликованная в путеводителе фотография. Архитектурный объект, который создавался коллективом авторов, предметом рассматриваемого спора не является. Верховный Суд добавил, что установленное п. 1 ст. 1276 ГК РФ свободное использование произведений изобразительного искусства, к каковым относится и скульптура, ограничено случаями, когда изображение произведения является основным объектом использования или изображение произведения используется в целях извлечения прибыли.

«В связи с этим судам с учетом сформированных правовых подходов следовало дать правильную квалификацию действий Издательского дома, указывающих на нарушение авторских прав на произведение, находящееся в местах, открытых для свободного посещения, путем изготовления и размещения фотографии с изображением этого объекта. Однако вопросы о том, кто является автором фотографии, является ли фотография самостоятельным объектом авторского права, в коммерческих ли целях размещена в путеводителе фотография, судом первой инстанции не были исследованы. При этом суд первой инстанции, смешивая понятия памятника и скульптуры, рассматривал скульптуру в качестве элемента садово-паркового искусства. В постановлении суда апелляционной инстанции отсутствует оценка обстоятельств, относящихся к вопросам о том, какой именно объект авторского права использован Издательским домом в путеводителе и права каких авторов затрагиваются при таком использовании, является ли изображение скульптуры основным объектом использования и какова цель такого использования, какие конкретно действия ответчика расцениваются как использование произведения, о форме и способе его использования», – отмечено в определении.

Как пояснил ВС, нижестоящие суды разошлись в оценке использования издательским домом объекта авторского права, а изданный и распространенный последним путеводитель не приобщался к материалам дела. Решение таких вопросов является существенным для квалификации действий ответчика. При этом указание апелляционного суда на то, что Петром Чусовитиным с момента исполнения договора от 18 февраля 1997 не предпринималось каких-либо действий, связанных с распоряжением исключительным правом на созданное им произведение, не имеет правового значения для разрешения текущего спора. В силу п. 5 ст. 1242 ГК РФ организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.

Верховный Суд также заключил, что первая инстанция и апелляция не определили процессуальное положение Петра Чусовитина, привлеченного к участию в деле в качестве третьего лица, с учетом приведенных разъяснений, что вследствие удовлетворения встречного иска привело к нарушению его права на судебную защиту. Из буквального содержания договора от 25 августа 2016 г. его предметом является передача Чусовитиным Ассоциации полномочий по управлению исключительными правами на произведения – на все творчество автора и без конкретизации объектов авторского права. В самом тексте договора отсутствует указание на передачу полномочий Ассоциации на управление исключительным правом на памятник основателям города; как указано в кассационных жалобах в ВС, заключенный между Ассоциацией и скульптором договор касается только их правоотношений.

«Таким образом, суд апелляционной инстанции, разрешая встречный иск, истолковал несуществующее условие, заменив буквальный текст договора, и не обосновал, каким образом договор нарушает права Издательского дома, предъявившего при этом иск только к одной стороне договора (Ассоциации). Суд кассационной инстанции, отметив, что в оспариваемом договоре достоверно не был определен конкретный результат интеллектуальной деятельности, переданный Ассоциации в управление, вместе с тем поддержал выводы суда апелляционной инстанции о несоответствии договора п. 3 ст. 1229 ГК РФ, тогда как неуказание конкретного объекта в договоре не свидетельствует об этом», – отметил ВС, отменив судебные акты нижестоящих судов и вернув дело в первую инстанцию.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Адвокат практики разрешения споров АБ «Инфралекс» Евгений Зубков отметил, что в определении затронут важный вопрос, который не поднимался судами нижестоящих инстанций, а именно вопрос о статусе фотографии спорного памятника в качестве самостоятельного объекта авторского права.

По словам эксперта, Верховный Суд напомнил о важной правовой позиции, содержащейся в Обзоре законодательства и судебной практики ВС РФ за первый квартал 2008 г. от 28 мая 2008 г. «Согласно данной позиции, фотографическое изображение, созданное с использованием произведений архитектуры и скульптуры, расположенных в парках, на улицах и других местах, доступных для неопределенного круга лиц, является самостоятельным объектом авторского права. При этом необходимо установить, является ли воспроизведение объектов архитектуры явно выраженным (то есть объект архитектуры является основным объектом воспроизведения) или же объекты архитектуры используются наравне с иными составляющими элементами фотографии. В последнем случае объектом авторского права будет являться именно фотография, а авторские права создателей архитектурного объекта нарушены не будут. Данные обстоятельства, имеющие ключевое значение для разрешения дела, нижестоящими судами исследованы не были, в связи с чем дело было обоснованно направлено на рассмотрение в суд первой инстанции», – заключил Евгений Зубков.

Адвокат АБ «Сидоркина, Пучкова и партнеры» Роман Сергеев отметил, что в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 1270 ГК РФ использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности: воспроизведение произведения, то есть изготовление одного и более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме, в том числе в форме звуко- или видеозаписи, изготовление в трех измерениях одного и более экземпляра двухмерного произведения и в двух измерениях одного и более экземпляра трехмерного произведения.

«Таким образом, использование трехмерного произведения (произведение архитектуры) в двухмерном формате (фото) также является воспроизведением (использованием), а в данном деле – нарушением прав автора, которое и имело место со стороны издательского дома, так как изображение памятника являлось основным объектом путеводителя, и к тому же изображение (фотография) использовалась в коммерческих целях. Более того, автором или правообладателем архитектурного произведения с издательским домом лицензионных договоров на использование изображения памятника не заключалось», – подчеркнул адвокат.

Роман Сергеев отметил, что формально положения ст. 1276 ГК РФ не затрагивают распространение экземпляров произведения. Помимо этого, исходя из содержания части четвертой ГК РФ, для целей применения подп. 2 п. 2 ст. 1270 ГК РФ не имеет значения, находится оригинал произведения в месте, открытом для свободного посещения, или нет. Несколько иные позиции, по словам эксперта, представлены в судебной практике.

«Вместе с тем в рассматриваемом случае отсутствовали сведения, какие лица являются авторами памятников. Кроме того, согласно Определению Верховного Суда РФ от 26 февраля 2008 г. № 74-Г08-10 фрагмент стелы не может являться и не является “основным объектом” плаката, так как издание и распространение последнего преследовали цель побуждения избирателей проголосовать за кандидата в депутаты, изображенного на нем. Кроме того, в данном определении отмечается, что изображение площади Победы, в том числе и стелы, свободно используется в различных печатных изданиях, на открытках, интернет-сайтах. Соответственно, в этом судебном акте делается вывод, что помещение фрагмента изображения стелы является фоном для основного изображения (в данном случае – лица кандидата в народные депутаты), а также помещения текста (поверх стелы)», – отметил он.

Адвокат добавил, что из текущего анализа судебной практики по состоянию на январь 2021 г. можно отметить, что в части, касающейся использования архитектурных произведений посредством фотографирования их третьими лицами, сложилась неоднозначная практика по различным регионам РФ, в отличие от ситуации использования таких изображений в сети Интернет, когда суды отказываются применять к спорным правоотношениям ст. 1276 ГК РФ. «Несмотря на это, на мой взгляд, усматривается перспектива взыскания денежной компенсации с издательского дома в пользу автора при условии, что он действительно является автором скульптуры и это подтверждается его эскизами (набросками), вне зависимости от того, перешли ли к заказчику памятника исключительные права на него или нет», – отметил Роман Сергеев.

Он также пояснил, что в данном случает автор скульптуры и подрядчик-архитектор не образуют соавторства, а являются авторами различных РИД, а именно скульптуры (эскизная миниатюра) и архитектурного произведения в полный рост (памятника). В данном деле имеет место нарушение прав на два объекта, соответственно, защищать свои права вправе два автора совместно или по отдельности. «Конечно же, у архитекторов есть авторские права. В частности, на архитектурно-художественное пространственное решение (памятника), его чертежи и графическую (дизайнерскую) часть. В период действия Закона об авторских правах и ближайшие несколько лет после существовала проблема, с которой я очень часто встречался, а именно полное непонимание категории исключительных прав, имущественных и неимущественных, со стороны авторов, исполнителей, юристов, судов и госорганов. В связи с чем очень часто заключали просто договор подряда без условий о распределении исключительных прав, что порождало много сложностей в правоприменительной практике», – констатировал Роман Сергеев.

Адвокат АП Свердловской области Андрей Саунин полагает, что, отправив дело на новое рассмотрение, ВС РФ выявил много нарушений как материального, так и процессуального права, допущенных судами всех инстанций, однако высшая судебная инстанция не дала внятной мотивировки. «Как указал ВС, при новом рассмотрении дела суд должен будет установить несколько обстоятельств. Но мне непонятно, кто будет надлежащим ответчиком – фотограф или издательство? Как суды будут устанавливать, явилась ли скульптура основным объектом фотографии или нет, с учетом того что скульптура является объемным объектом. Также мне интересно, будет ли ответчиками поддерживаться концепция цитирования, как в делах блогеров», – задался вопросами эксперт.

Рассказать: