×

Обыск в кабинете адвоката без учета требований ст. 450.1 УПК второй раз признан незаконным

Президиум Мосгорсуда вновь указал на необходимость пересмотреть постановление суда о признании следственных действий в отношении адвоката Павла Казареза законными
Фото: «Адвокатская газета»
Защитник Павла Казареза Андрей Киселёв надеется, что в Пресненском суде, наконец, сможет представить доказательства, согласно которым следователь обладал полными и достоверными данными о том, что обыск будет проводиться в адвокатском кабинете.

28 сентября президиум Московского городского суда повторно вынес постановление о направлении на новое рассмотрение материалов дела о проверке законности проведения обыска в квартире, в которой находился адвокатский кабинет и велась адвокатская деятельность.

Обыск у адвоката вопреки требованиям УПК
В июне 2017 г. руководителем ГСУ СК РФ по г. Москве было возбуждено уголовное дело в отношении бизнесмена Константина Пономарёва. В скором времени следователем по особо важным делам ГСУ СК РФ по г. Москве М.А. Кондратенко было вынесено постановление о производстве обыска по одному из адресов, где якобы проживал Пономарёв.

В ходе производства обыска выяснилось, что квартира длительное время сдавалась адвокату АП г. Москвы Павлу Казарезу, который зарегистрировал в ней адвокатский кабинет и осуществлял адвокатскую деятельность. Несмотря на то что следователь перед началом производства обыска был предупрежден Пономарёвым о нахождении в квартире адвокатского кабинета, следственное действие было проведено без учета положений ст. 450.1 УПК РФ, предусматривающих особый порядок производства обыска в отношении адвоката. В дальнейшем Пресненский районный суд г. Москвы признал обыск законным. Вынося такое решение, суд сослался на рапорт сотрудника отдела службы «М» УФСБ России о формальной передаче собственником жилья в пользование адвокату.

Читайте также
Следователи должны тщательнее проверять сведения о принадлежности обыскиваемого помещения адвокату
Президиум Мосгорсуда отменил решение районного суда о законности обыска в адвокатском кабинете без учета положений ст. 450.1 УПК
26 Февраля 2018 Новости

Как ранее писала «АГ», в декабре 2017 г. президиум Мосгорсуда рассмотрел кассационную жалобу на постановление Пресненского суда и указал, что при проверке законности произведенного обыска не был учтен статус Павла Казареза, который предполагает особый порядок производства такого следственного действия в отношении адвоката. Кроме того, нижестоящим судом был оставлен без оценки тот факт, что следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, направленные на проверку информации об осуществлении адвокатской деятельности в обыскиваемом помещении, не были проведены должным образом. В отношении ссылки суда на рапорт сотрудника службы «М» УФСБ России по г. Москве и МО президиум Мосгорсуда отметили, что сам по себе рапорт не может быть признан безусловным свидетельством законности проведенного обыска без дополнительной проверки изложенных в нем сведений.

В итоге президиум Мосгорсуда постановление нижестоящей инстанции отменил и направил материалы дела на новое рассмотрение.

Однако Пресненский районный суд вновь признал производство обыска законным, отметив, что у лица, проводившего его, отсутствовали и отсутствуют достоверные сведения об осуществлении там профессиональной деятельности адвокатом Павлом Казарезом. Суд также указал, что между адвокатом Павлом Казарезом и Константином Пономарёвым отсутствуют договорные отношения и, кроме того, изъятые в ходе обыска документы не имеют отношения к адвокатской деятельности.

Обращение в Верховный Суд
Как сообщил «АГ» адвокат АП г. Москвы Андрей Киселёв, защищающий Павла Казареза, новое постановление о признании обыска законным было изготовлено только спустя 1,5 месяца, в связи с чем он не успел обратиться в апелляционную инстанцию и направил жалобу сразу в Верховный Суд.

В жалобе он указал, что вывод первой инстанции противоречит доказательствам, имеющимся в материалах дела и исследованным судом. Кроме того, не были приняты во внимание показания понятых о том, что перед началом обыска Пономарёв сообщил следователю, что жилое помещение арендуется адвокатом для осуществления адвокатской деятельности. «Следовательно, проводившему следственные действия были предоставлены документы, свидетельствующие о нахождении по месту производства обыска адвокатского кабинета», – отмечается в жалобе.

Андрей Киселёв указал, что вывод суда об отсутствии договорных отношений между Казарезом и Пономарёвым также не соответствует действительности, как и вывод о том, что изъятые в ходе обыска документы не имеют отношения к адвокатской деятельности его подзащитного. Указал защитник и на то, что при рассмотрении вопроса о законности проведения обыска Павел Казарез, а также его адвокат не были извещены о дате, месте и времени судебного заседания.

В жалобе защитник просил Верховный Суд отменить постановление и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Нарушение принципа состязательности
21 августа 2018 г. судья ВС РФ, рассмотрев жалобу, вынес постановление о передаче ее в президиум Мосгорсуда. Как указал судья Верховного Суда, из протокола обыска следует, что Константин Пономарёв перед его началом сообщил, что в данном жилом помещении не проживает и что там расположен адвокатский кабинет Павла Казареза. Однако суд признал законным постановление о производстве обыска, сославшись на то, что следователь не имел достоверных данных об осуществлении в квартире адвокатской деятельности.

Кроме того, указано, что при рассмотрении вопроса о признании обыска законным в заседании присутствовали только следователь и прокурор, тогда как по смыслу закона уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. При этом суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Судья ВС отметил, что из протокола судебного заседания Пресненского районного суда усматривается, что судом исследовались доказательства и документы, касающиеся решения вопроса о законности проведенного обыска, а также учитывалось, что адвокат Павел Казарез и его защитник настаивают на том, что квартира, где проводится обыск, является адвокатским кабинетом и сдана Казарезу в аренду собственником жилья.

Он также сослался на п. 17 Постановления Пленума ВС РФ № 19 от 1 июня 2017 г., в котором указано, что судам следует иметь в виду, что при наличии ходатайства лица, конституционное право которого было ограничено следственным действием, произведенным в случае, не терпящем отлагательства, его защитника, представителя и законного представителя, а также иных заинтересованных лиц им должна быть обеспечена возможность участия в проверке судом законности такого следственного действия по правилам ч. 5 ст. 165 УПК РФ, а также возможность обжалования принятого по результатам проверки судебного решения. В этих целях они извещаются о месте, дате и времени судебного заседания, им направляется копия судебного решения. «Однако адвокат Казарез П.А. и его защитник Киселёв А.В. не были уведомлены о дате, месте и времени рассмотрения материала, тогда как ранее судом кассационной инстанции они были признаны заинтересованными лицами по данному делу», – указал Суд.

Как указано в постановлении ВС, рассмотрение уведомления следователя в отсутствие заинтересованных сторон, а именно адвоката Павла Казареза и его защитника, не соответствует принципу состязательности сторон, повлекло ограничение процессуальных прав участников дела и лишило возможности адвоката оспаривать законность проведения обыска, а также представлять суду первой инстанции соответствующие доказательства, подлежащие исследованию и оценке.

На основании этих выводов судья ВС РФ направил кассационную жалобу Алексея Киселёва на рассмотрение президиума Мосгорсуда.

Повторное признание обыска незаконным
Рассмотрение жалобы в президиуме Мосгорсуда прошло 28 сентября. Как рассказал «АГ» Андрей Киселёв, к участию в судебном заседании были привлечены заинтересованные лица, в том числе Константин Пономарёв и его защитник, адвокат АП Ставропольского края Владимир Постанюк.

В суде следователь объяснил то, что ранее Павел Казарез и его защитник не участвовали в судебных заседаниях первой инстанции, тем, что адвокат якобы скрывается от следствия. Однако прокурор, как и сторона защиты, настаивали на направлении дела на новое рассмотрение. В итоге кассация вновь направила материалы дела в Пресненский районный суд.

В комментарии «АГ» Владимир Постанюк отметил, что просил о допуске его и его подзащитного к участию в процессе в качестве заинтересованных лиц, так как, по его мнению, их интересы нарушены в большей степени, поскольку Пономарёв, заключая соглашение с Павлом Казарезом, рассчитывал на сохранение адвокатской тайны.

«Следствие утверждало, что не совсем ясно, что это адвокатский кабинет. Однако не было сомнений, что Пономарёв передал документы Павлу Казарезу как адвокату. Чтобы сохранить хотя бы видимость закона, необходимо было хотя бы соблюсти порядок обыска у адвоката. Мы об этом и говорили. Мы приобщили все документы, которые свидетельствуют о нарушении права Пономарёва при производстве обыска у Казареза. Прокурор попросил и ему передать все документы. После их изучения он высказал позицию, что поддерживает нас и просит отменить все решения, направить в суд первой инстанции и дать оценку сказанного в интересах Пономарёва», – рассказал Владимир Постанюк.

По мнению Андрея Киселёва, президиум МГС принял во внимание мнение сторон и, кроме того, позицию Верховного Суда, который всесторонне исследовал обстоятельства дела. «Основной момент – нарушение принципа состязательности, то есть односторонность и неуведомление заинтересованных лиц о времени и месте судебного заседания. Надеемся, что в Пресненском суде мы сможем представить доказательства, которые хотели представить давно, – о том, что следователь обладал полнотой и достоверностью данных о том, что он будет проводить обыск в адвокатском кабинете. В его действиях присутствует признак грубого нарушения невыполнения требования ст. 450.1 УПК РФ», – отметил адвокат.

Андрей Киселёв пояснил, что в данном случае президиум Мосгорсуда не мог сам вынести решение по существу спора, так как при рассмотрении материалов был нарушен принцип состязательности сторон в связи с тем, что вторая сторона вообще не была представлена в процессе.

Рассказать: