×

Парламентарии ОБСЕ обратили внимание на защиту профессиональных прав адвокатов

Принята Берлинская декларация, в которой, в частности, подчеркивается важность полного соблюдения прав адвокатов, в особенности – специализирующихся на защите прав человека
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению экспертов «АГ», принятие декларации вряд ли повлияет на российскую правоприменительную практику, однако ее рекомендации могут быть полезны тем адвокатам, кто ведет дела, связанные с международным гуманитарным правом, и защищает права россиян за рубежом.

11 июля 2018 г. Парламентская ассамблея Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в ходе XXVII сессии приняла Берлинскую декларацию об обязательствах стран – участниц Ассамблеи, в которую вошли принципы, касающиеся, в том числе, деятельности адвокатов, юристов и правозащитников. ПА ОБСЕ подчеркнула важность соблюдения прав адвокатов. Парламентарии призвали правительства государств-участников и партнеров по сотрудничеству незамедлительно прекратить практику притеснений, тюремного заключения и жестокого обращения в отношении парламентариев, судей, политических оппонентов, правозащитников, адвокатов и других членов гражданского общества и восстановить их права.

Особое внимание члены Ассамблеи обратили на совершенствование законодательства и необходимость структурных реформ в исправительных системах в интересах демилитаризации и демократизации пенитенциарных служб, а также на создание систем мониторинга и расширение доступа заключенных к внешнему миру, включая изменение политики наказаний и системы судебной защиты. Парламентарии призвали Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ обращать внимание на случаи преследования, задержания или тюремного заключения парламентариев, адвокатов по делам о нарушениях прав человека, правозащитников и других членов гражданского общества.

Помимо прочего, ПА ОБСЕ напомнила России о необходимости выполнения обязательств перед Советом Европы о соблюдении ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, обеспечивая эффективное расследование всех случаев нападений на активистов правозащитного движения и гражданского общества и их запугивания и пресекая распространение безнаказанности за такие действия, обеспечивая привлечение подозреваемых в совершении правонарушений к судебной ответственности. Кроме того, парламентарии обязали российских властей соблюдать ст. 3 Конвенции при обращении с заключенными, обеспечить применение стандартов справедливого судебного разбирательства в соответствии с гарантиями, закрепленными в ст. 6 Конвенции и соответствующих решениях ЕСПЧ.

Комментируя «АГ» положения декларации, председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский отметил, что адвокатуре напрямую посвящен единственный принцип (п. 131), в котором подчеркивается важность полного соблюдения государствами – участниками ОБСЕ прав адвокатов, в особенности специализирующихся на защите прав человека, на осуществление ими своей профессиональной деятельности в условиях полной независимости и без какого-либо вмешательства или ограничений. 

Юрист Института права и публичной политики Ирина Османкина добавила, что в силу декларативного и достаточно общего характера в декларации не перечислены конкретные профессиональные права или практические рекомендации для государств-участников в области защиты прав адвокатов и юристов-правозащитников. Тем не менее, как считает эксперт, сам факт их упоминания в качестве отдельной группы, которой требуются дополнительные гарантии и защита, может свидетельствовать о том, что, с одной стороны, вопросы защиты их профессиональных прав находятся в поле зрения структур ОБСЕ и по ним ведется работа.

Читайте также
Защита для защитников
О разработке Европейской конвенции о профессии юриста
14 Марта 2018 Мнения

«С другой стороны, такое упоминание также может означать, что случаи притеснения представителей адвокатского сообщения являются распространенной проблемой, что фактически подтверждается документами, принятыми в конце 2017 – начале 2018 гг., а именно: Рекомендацией 2121 (2018) по разработке Европейской конвенции о профессии юриста, разработанной Комитетом ПАСЕ по правовым вопросам и правам человека, и отчетом от 12 декабря 2017 г., который фиксирует такие случае в европейском регионе», – пояснила Ирина Османкина.

Владислав Лапинский также обратил внимание на принципы декларации, посвященные деятельности неправительственных организаций, в частности осуждение практики признания их иностранными агентами. «В декларации отражены отдельные вопросы обеспечения права лиц вне зависимости от их гендерной принадлежности, о правах детей и беженцев, парламентариев, находящихся под стражей или в местах лишения свободы, а также лиц, признанных политическими узниками, о борьбе с терроризмом и о членах террористических организаций, о правах журналистов, в том числе обеспечении их защиты от уголовного и административного преследования, а также о праве любого на защиту от смертной казни», – добавил адвокат.

Эксперт отметил, что российские делегаты голосовали лишь за отдельные резолюции, принятые Комитетами ПА ОБСЕ, но отказались поддерживать резолюции, принятые ассамблеей в целом, как направленные против России, например по вопросам вооруженного конфликта в Южной Осетии в 2008 г., вывода российских войск с территории Молдовы, нарушений прав человека и основных свобод в Российской Федерации, включением Крыма в состав России. Также Владислав Лапинский отметил, что во время голосования за итоговую декларацию в целом российские делегаты покинули помещение, где проходила ассамблея.

Адвокат МЦФ МОКА Светлана Добровольская обратила внимание на два последних параграфа декларации, посвященных соблюдению прав человека в России и политическим процессам в Крыму. «Но даже эти два параграфа направлены не на вопросы права, а на соблюдение Россией стандартов ОБСЕ по затрагиваемым в декларации проблемам, – отметила эксперт. – В частности, ОБСЕ озабочена соблюдением права граждан России на свободное выражение мнения и участие в политических акциях ненасильственного характера». Что касается Крыма, добавила адвокат, то здесь на первый план выходит проблема легитимности Меджлиса Крымско-татарского народа и признание этой организации по решению суда экстремистской. 

«Можно по-разному реагировать на оценку ОБСЕ политической действительности в России. Важно одно – на ситуацию с нарушением прав адвокатов и правовую систему России принятие декларации мало чем может повлиять», – резюмировала Светлана Добровольская.

Владислав Лапинский придерживается того же мнения о влиянии декларации на российскую правоприменительную практику. Однако он считает, что документ может быть полезен отдельным адвокатам, в чьем производстве находятся дела, связанные с международным гуманитарным правом, либо дела по выдаче с территории России отдельных лиц, по запросам правительств, отмеченных в Берлинской резолюции ОБСЕ как зоны несоблюдения прав человека, а также защищающим права российских граждан, в том числе журналистов, за рубежом.

Рассказать: