×
Османкина Ирина
Османкина Ирина
Юрист Института права и публичной политики

24 января 2018 г. Парламентская Ассамблея Совета Европы (далее – ПАСЕ, Парламентская Ассамблея) утвердила Рекомендацию 2121 (2018) по разработке Европейской конвенции о профессии юриста (далее – Рекомендация 2121 (2018)). Проект этой Рекомендации был разработан Комитетом ПАСЕ по правовым вопросам и правам человека (далее – Комитет) и включен в отчет, опубликованный 12 декабря 2017 г. Сама же инициатива по разработке отдельного международного договора, касающегося защиты представителей юридической профессии, была сформулирована еще в 2016 г. группой участников Парламентской Ассамблеи. Как следует из содержания отчета Комитета, идея принятия такого договора получила поддержку в связи с растущим давлением и увеличением количества нарушений профессиональных прав адвокатов в государствах – членах Совета Европы.

Необходимость защиты

Комитет указывает несколько причин, которые свидетельствуют о необходимости принятия отдельного международного договора, направленного на защиту профессии юриста. Прежде всего такое повышенное внимание обусловлено той ролью, которую юрист играет в системе отправления правосудия. В этом отношении Парламентская Ассамблея соглашается с подходом Европейского Суда по правам человека, который рассматривает юристов в качестве посредников между судами и обществом и признает их ключевую роль в поддержании доверия населения к судебной системе.

Парламентская Ассамблея указывает на отсутствие эффективного механизма по контролю за вмешательством государства в деятельность юриста. Увеличение числа нарушений в отношении адвокатов, в том числе случаев применения физического насилия, и примеры недобросовестного расследования таких случаев свидетельствуют о том, что стандарты защиты, установленные в Рекомендации (2000) 21 Комитета министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката (далее – Рекомендация (2000) 21), недостаточно эффективны. Это подтверждается отчетом Комитета, в котором содержится обобщение основных проблем, характерных для европейского региона, и приведены примеры наиболее серьезных нарушений, свойственных только некоторым государствам. К последним, в частности, относятся факты убийств и исчезновений адвокатов и ненадлежащее расследования таких случаев, допросы адвокатов в качестве свидетелей по делам их клиентов, использование дисциплинарного производства как метода давления в отношении адвоката, нарушение адвокатской тайны в ходе проведения обысков и выемок. Специальный докладчик отмечает, что такие нарушения систематически происходят в Азербайджане, России (особенно на Северном Кавказе), Турции, на Украине. Отдельное упоминание России в качестве государства, где распространены различные способы давления на адвокатов, является показательным для оценки масштаба тех проблем, с которыми российские адвокаты сталкиваются на практике.

Парламентская Ассамблея считает, что ситуацию можно изменить, если придать положениям Рекомендации (2000) 21 обязательный характер и предусмотреть механизм контроля за их соблюдением. Кроме того, отмечается, что такая Конвенция может стать источником обязательных стандартов не только на региональном, но и на международном уровне. Предполагается, что для государств, не являющихся членами Совета Европы, Конвенция будет предусматривать возможность и процедуру присоединения.

Содержание предлагаемой Конвенции

Отмечается, что перечень гарантий и прав должен определяться с учетом уже существующих международных стандартов. Поскольку в качестве единственного недостатка нынешнего регулирования указан необязательный характер Рекомендации (2000) 21, вполне вероятно, что многие положения этого документа войдут в текст Конвенции. В частности, в Конвенцию могут быть включены принципы, касающиеся юридического образования, доступности услуг адвоката, формирования профессиональных объединений, проведения дисциплинарных разбирательств.

Ориентиром для разработчиков также могут стать и другие международные акты, упомянутые в Рекомендации. К ним относятся Основные принципы, касающиеся роли юристов, Европейская Хартия основополагающих принципов юридической профессии, Туринские принципы профессионального поведения для юристов в XXI веке, Стандарты независимости юридической профессии и Международные принципы поведения для юристов.

В то же время Совет адвокатур и юридических ассоциаций Европы (далее – Совет) предлагает избирательно подойти к дублированию положений, уже закрепленных в других международных актах, в частности в Рекомендации (2000) 21 и Европейской конвенции по правам человека. Совет отмечает, что некоторые принципы, изложенные в Рекомендации (2000) 21, уже подпадают под защиту положений Европейской конвенции в соответствии с тем толкованием, который им дает Европейский Суд. По мнению Совета, необходимо избежать лишнего дублирования одинаковых по содержанию обязательств. Принципы, гарантированные Европейской конвенцией, следует изложить в преамбуле, тогда как сами положения Конвенции о профессии юриста должны представлять собой более конкретный и исчерпывающий перечень гарантий, учитывающий специфику профессиональной деятельности юриста.

Парламентская Ассамблея обозначила, что предлагаемая Конвенция должна предусматривать гарантии по следующим приоритетным вопросам: доступ адвоката к клиенту, находящемуся под стражей; защита адвокатской тайны; конфиденциальность общения адвоката с клиентом; иммунитет адвоката от преследований за заявления, сделанные в ходе осуществления профессиональной деятельности. Следует отметить, что первоначальный проект Рекомендации, одобренный профильным Комитетом, не включал в себя вопрос о защите права адвоката на свободу выражения мнения. Вероятно, Парламентская Ассамблея приняла во внимание обширную практику Европейского Суда, которая свидетельствует о распространенности проблемы привлечения адвокатов к дисциплинарной или уголовной ответственности за высказывания, сделанные в ходе судебного разбирательства или в СМИ.

Объем защиты

Представление о содержании и структуре Конвенции, а также о том, какие вопросы могут стать проблемными для составителей, может дать отчет Комитета от 12 декабря 2017 г. Прежде всего специальный докладчик обращает внимание на определение круга тех, кто будет подлежать защите. Должна ли Конвенция распространять свою защиту на практикующих юристов, не имеющих статуса адвоката? Например, Рекомендация (2000) 21, на которую так часто ссылаются в тексте документа, гарантирует защиту только тем представителям юридических профессий, которые оказывают юридические услуги и являются членами адвокатских корпораций.

В то же время в отчете Комитета отмечается, что Конвенция может частично затрагивать и положение практикующих юристов, не имеющих статуса адвоката, по таким вопросам, как доступ к профессии и сохранение конфиденциальности общения с клиентами. Так, например, в Азербайджане и Сербии в связи с небольшим количеством адвокатов, официально зарегистрированных в адвокатских объединениях, люди часто вынуждены обращаться к юристам, не имеющим такого статуса. При этом такие юристы, хотя и обладают достаточной компетенцией, лишены права представлять интересы клиента в судах. Эта ситуация, как отмечает специальный докладчик, ограничивает доступ лиц к юридическим услугам, которые в принципе могут быть предоставлены квалифицированными специалистами без статуса адвоката.

Специальный докладчик выразила обеспокоенность в отношении штатных юристов компаний и организаций. Так, в отчете отмечается, что неоднозначным является вопрос о распространении гарантий адвокатской тайны на коммуникации юристов с менеджментом и руководством компании. Учитывая, что Рекомендация (2000) 21 в принципе не затрагивает указанную категорию юристов, вопрос о частичном распространении гарантий, связанных со статусом адвоката, будет предметом отдельного рассмотрения при составлении Конвенции.

Механизм контроля

Согласно Рекомендации 2121 (2018), приоритетным вариантом контроля за соблюдением предлагаемой Конвенции является механизм направления периодических докладов государствами группе экспертов Парламентской Ассамблеи. При этом отмечается, что для представителей гражданского общества и профессиональных объединений юристов должна быть предусмотрена возможность направлять свои соображения о соблюдении государством обязательств по защите профессиональных прав юристов.

Совет адвокатур и юридических ассоциаций Европы предлагал предусмотреть возможность направления обращений о нарушениях предлагаемой Конвенции в Парламентскую Ассамблею в соответствии с правилом 67 Правил процедуры Парламентской Ассамблеи. Однако специальный докладчик скептически отнеслась к такому предложению Совета, указав, что этот механизм редко используется и содержит ограничения, исключающие большое количество индивидуальных обращений. В частности, Парламентская Ассамблея признает ходатайство неприемлемым, если обращение сводится к исправлению конкретного нарушения, дело находится на рассмотрении в национальном суде либо доступны иные механизмы правовой защиты, например обращение в Европейский Суд по правам человека. Таким образом, предложение Совета о закреплении двух вариантов контроля за исполнением Конвенции в окончательный проект Рекомендации профильного Комитета не вошло.

В качестве альтернативы специальный докладчик предложила создать платформу, аналогичную той, которая действует с 2014 г. для журналистов. Платформа Совета Европы по содействию защите и безопасности журналистов не является контролирующим конвенционным механизмом. Она прежде всего предназначена для «оперативного реагирования», сбора и распространения информации о нарушениях свободы СМИ и угрозах безопасности журналистов в государствах – членах Совета Европы.

Значение Рекомендации 2121 (2018) для российских адвокатов

Активные обсуждения Конвенции о профессии юриста в Парламентской Ассамблее в конце 2017 – начале 2018 г. и принятие Рекомендации 2121 (2018) свидетельствуют о том, что появление международного договора о защите прав юристов является видимой перспективой. Сложно предположить, сколько времени потребуется для разработки текста Конвенции Комитету министров и принятия ее государствами. Еще более неоднозначным представляется вопрос о возможности участия России в этом международном договоре. С учетом масштабной реформы юридической профессии на национальном уровне вопрос о соответствии тем стандартам, которые будут закреплены в Конвенции, остается открытым.

Тем не менее отчет профильного Комитета ПАСЕ представляет собой интересное, хоть и неисчерпывающее обобщение проблем, с которыми сталкивается профессиональное сообщество в европейском регионе, а также дает общее представление о приоритетных направлениях работы в сфере защиты прав адвокатов.

* Заметка была подготовлена в рамках пилотного проекта Института права и публичной политики «Использование механизмов конституционного и международного правосудия для укрепления правозащитного потенциала российской адвокатуры». С августа 2017 г. юристы Института осуществляют мониторинг нарушений профессиональных прав адвокатов, исследуют практику Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека по отдельным вопросам защиты прав адвокатов, проводят консультации об оценке перспектив обращения в указанные органы, а также помогают в выработке стратегии ведения общественно значимых дел, связанных с нарушением профессиональных прав адвокатов.

Вы можете предложить свое дело для анализа и получения консультации, заполнив электронную форму запроса и отправив необходимые документы на адрес: iduvks@mail.ru.

Рассказать:
Другие мнения
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Исполнительный вице-президент ФПА РФ
О проблеме вызова адвоката на допрос: теорию – в практику
Правовые вопросы статуса адвоката
Результаты дискуссии на сайте «АГ» необходимо воплотить в практических рекомендациях
14 Августа 2018
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры», первый заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга
Об аккуратности при обращении в высшие суды по вопросам адвокатуры
Правовые вопросы статуса адвоката
Необходимо предварительное обсуждение таких жалоб на уровне ФПА РФ
13 Августа 2018
Бабасов Камиль
Бабасов Камиль
Адвокат АП Республики Дагестан, КА «Юстина»
Допрос адвоката – на основании судебного решения
Защита прав адвокатов
Предлагаемый порядок исключит необоснованные отводы адвокатов от уголовных дел
10 Августа 2018
Сизинцев Сергей
Сизинцев Сергей
Адвокат коллегии адвокатов Северо-Казахстанской области, исполнительный директор Республиканской коллегии адвокатов Республики Казахстан
Независимость казахстанской адвокатуры ограничена новым законом
Зарубежная адвокатура
Законодатели не прислушались к мнению международного сообщества
06 Августа 2018
Руденко Ольга
Руденко Ольга
Президент АП Ставропольского края
Стандарт – не препятствие, а стимул
Повышение квалификации
О повышении профессионального уровня адвокатов
06 Августа 2018
Тай Юлий
Тай Юлий
Член Совета АП г. Москвы, управляющий партнер АБ «Бартолиус», к.ю.н.
Быть, а не казаться
Повышение квалификации
Нельзя допустить, чтобы повышение квалификации адвокатов приобрело казенно-бюрократический характер
06 Августа 2018