×

Пленум ВС разъяснил исчисление срока погашения и порядок снятия судимости

Теперь суды не вправе отказать в снятии судимости по основаниям, не указанным в законе, таким как тяжесть преступления, образовавшего данную судимость, наличие других судимостей, мягкость отбытого наказания, непризнание лицом вины
Мнения адвокатов относительно постановления разделились. Одни считают, что наличие таких разъяснений Верховного Суда должно способствовать снижению количества судебных ошибок и, как следствие, повысить эффективность правосудия по уголовным делам. Другие же хотели бы увидеть более корректные и понятные формулировки в постановлении Пленума ВС.

7 июня Пленум Верховного Суда РФ принял постановление о практике применения судами при рассмотрении уголовных дел законодательства, регламентирующего исчисление срока погашения и порядок снятия судимости. Ранее, 26 апреля, ВС направил его на доработку.

Читайте также
ВС разъяснит исчисление срока погашения и порядок снятия судимости
Соответствующий проект постановления Пленум ВС направил на доработку
26 Апреля 2022 Новости

По мнению адвоката Московской окружной коллегии адвокатов Ольги Морозовой, постановление посвящено одной из наиболее чувствительных областей уголовного права. Несмотря на то что судимость определяется формальными критериями ст. 86, 95 УК, до настоящего времени не все так однозначно, считает она. «Признав необходимость привести к единообразию судебную практику по исчислению срока погашения и порядка снятия судимости, Верховный Суд решил объединить в постановлении ряд типичных алгоритмов, которыми должны руководствоваться суды. Наряду с разъяснением устоявшейся практики применения положений ст. 86 УК, ст. 400 УПК документ содержит, на мой взгляд, два очень спорных нововведения. Так, зачем-то в п. 1 дано определение судимости, отличное от ранее данного Конституционным Судом в Постановлении № 3-П/2003», – отметила адвокат.

Согласно п. 1 документа для целей уголовного судопроизводства под судимостью следует понимать правовое состояние лица, совершившего преступление, в отношении которого вступил в законную силу обвинительный приговор с назначением наказания, подлежащего отбыванию (исполнению), влекущее при повторном совершении им преступления оценку его личности и содеянного им как обладающих повышенной общественной опасностью и наступление предусмотренных уголовным законодательством правовых последствий.

Согласно же постановлению КС судимость представляет собой правовое состояние лица, обусловленное фактом осуждения и назначения ему по приговору суда наказания за совершенное преступление и влекущее при повторном совершении этим лицом преступления установленные уголовным законодательством правовые последствия; имеющаяся у лица непогашенная или неснятая судимость порождает особые, складывающиеся на основе уголовно-правового регулирования публично-правовые отношения его с государством, которые при совершении этим лицом новых преступлений служат основанием для оценки его личности и совершенных им преступлений как обладающих повышенной общественной опасностью и потому предполагают применение к нему более строгих мер уголовной ответственности.

«Как следует из определения, данного КС, судимость – это положение, когда лицо осуждено (и все!), и только неснятая (непогашенная) судимость при последующем совершении новых преступлений влечет негативные для ранее осужденного последствия. Верховный Суд решил сократить данное определение, но сделал, на мой взгляд, ошибочный ход: из его определения следует, что не бывает судимости погашенной или снятой. По сути, понятия судимого и несудимого лица им вложены в содержание судимости в целях уголовного судопроизводства со знаком равенства», – пояснила Ольга Морозова.

ВС исключил из постановления п. 4, который должен был выглядеть так: если суд при назначении осужденному, содержавшемуся под стражей до судебного разбирательства, в качестве основного вида наказания штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью с учетом срока содержания под стражей признает наказание полностью отбытым, срок погашения судимости исчисляется по правилам п. «б» ч. 3 ст. 86 УК.

При этом в принятом постановлении появился новый вариант п. 5, согласно которому судам следует иметь в виду, что лицо считается судимым, если к моменту вынесения приговора время нахождения его под стражей по данному уголовному делу с учетом правил зачета наказания, установленных ст. 72 УК, поглощает наказание, назначенное ему судом. В этих случаях срок погашения судимости лица исчисляется по правилам, предусмотренным соответствующим пунктом ч. 3 ст. 86 УК.

Адвокат АП г. Москвы Мартин Зарбабян назвал логичным отказ от п. 4 в предыдущей редакции, который действительно вступал в весомое противоречие с существующей правовой позицией ВС. К слову сказать, проект данного постановления претерпел немало изменений и содержит в себе некоторые новые положения. Так, в п. 5 новой редакции высшая судебная инстанция, полагает адвокат, опосредованно проводит выразительную дифференциацию между терминами «освобождение от отбывания наказания» и «освобождение от наказания», где предлагается считать судимыми лиц, освобожденных от отбывания наказания. «Такой подход правоприменителя не совсем соотносится с идеями о снижении количества лиц, имеющих судимость, и выглядит дискуссионным в теоретико-правовом плане», – заметил он.

Согласно п. 12 постановления течение сроков давности обвинительного приговора приостанавливается, если осужденный уклоняется от наказания – в частности, не уплачивает штраф без уважительной причины. Такое лицо необходимо считать судимым.

Ранее советник АБ ZKS Геннадий Есаков отмечал, что данный пункт принципиален для исчисления сроков погашения судимости в описанной в нем ситуации. «Фактически этим пунктом судимость лица, уклоняющегося от уплаты штрафа, становится “неопределенно длящейся во времени”: судимость будет наличествовать либо до момента полной уплаты штрафа плюс год, либо (п. 11 проекта) до момента отбытия наказания, которым заменен в итоге штраф в порядке ч. 5 ст. 46 УК, плюс год», – пояснял он.

Мартин Зарбабян отметил, что вариативность п. 13 прежней редакции постановления, которая выражалась в вопросе определения даты погашения судимости, была устранена. В результате правоприменитель призывает исчислять срок погашения судимости на следующий день после отбытия или исполнения наказания. «Выбор в сторону такого порядка исчисления срока погашения судимости, впрочем, ожидаем и объясняется тем, что в значительной степени данного варианта придерживается сам правоприменитель и преимущественно научное сообщество. Во всяком случае, практическая важность анализируемого пункта обусловлена тем, что судимость учитывается при рецидиве преступлений и назначении наказаний, а следовательно, требуется правильное определение факта ее погашения», – указал адвокат.

Ольга Морозова отметила, что п. 15 постановления предписывает судам определять момент (срок) погашения судимости в случае назначения наказания по совокупности преступлений или совокупности приговоров следующим образом: «сроки погашения судимости, установленные статьями 86 и 95 УК РФ, исчисляются после отбытия (исполнения) окончательного наказания (основного и дополнительного) самостоятельно за каждое преступление, входящее в совокупность, исходя из соответствующего пункта части 3 статьи 86 УК РФ, и не прерываются при совершении нового преступления».

«Разъяснение понятно – после исполнения общего наказания по приговору, назначенного путем поглощения, сроки судимости начинают течь с одной даты (как исполнено общее наказание), но по каждому преступлению срок судимости определяется отдельно. Но второй абзац данного пункта вызывает недоумение, так как, во-первых, противоречит ранее сказанному, а, во-вторых, мало относится к первому абзацу п. 15», – отметила она.

Ольга Морозова пояснила, что, как указано в постановлении, если лицу на основании ч. 5 ст. 69 или ст. 70 УК РФ «окончательное наказание назначено в виде лишения свободы, но ранее по первому приговору назначалось наказание, не связанное с лишением свободы, то срок погашения судимости за преступление по первому приговору необходимо исчислять в соответствии с пунктом “б” части 3 статьи 86 УК РФ после отбытия (исполнения) окончательного наказания, назначенного по совокупности преступлений или совокупности приговоров». Из этого, по ее мнению, следует, что если человек не успел исполнить наказание по первому приговору, не вошедшему в наказание по совокупности преступлений (приговоров), то по этому первому приговору наказание, не связанное с лишением свободы, считается исполненным после отбытия наказания по последнему приговору, то есть его исполнение ставится в зависимость от отбытия наказания в виде лишения свободы, назначенного по совокупности преступлений (приговоров).

«Тем самым течение срока исполнения первого наказания прерывается на срок лишения свободы, то есть суд не предусматривает возможности исполнить предыдущее наказание, пока лицо лишено свободы. А, например, штраф – почему я не могу его заплатить, отбывая наказание в ИК? И почему срок судимости наказания по первому приговору перестал отсчитываться от момента его исполнения? Конечно, на практике данное положение будет иметь юридическое значение в редких случаях, так как срок судимости по последнему приговору однозначно будет превышать судимость по более мягкому наказанию. Но в жизни все бывает, поэтому хотелось бы увидеть более корректные и понятные формулировки в постановлении ВС», – резюмировала она.

Адвокат АП Ставропольского края Наталья Бухтоярова положительно отнеслась к указанию в п. 22 и 23 о том, что суды не вправе отказать в снятии судимости по основаниям, не указанным в законе, а именно в связи с тяжестью совершенного преступления, непризнанием вины или совершением лицом административного правонарушения. Мартин Зарбабян также назвал положительным для осужденных сохранение в тексте новой редакции п. 22 тезиса о недопустимости отказа в снятии судимости по таким основаниям, как тяжесть преступления, и другим, не указанным в законе.

По мнению Мартина Зарбабяна, наличие разъяснений Верховного Суда в той или иной версии по предмету исчисления срока погашения и порядка снятия судимости в целом должно способствовать снижению количества судебных ошибок и, как следствие, повысить эффективность правосудия по уголовным делам.

Ранее Геннадий Есаков отмечал, что в документе не содержится каких-либо радикальных новаций или неоднозначного толкования закона. Он, скорее, является вдумчивым обобщением практики применения уголовного закона и корректным разъяснением действительно спорных вопросов.

Рассказать:
Яндекс.Метрика