×

Пленум ВС разъяснит порядок банкротства граждан

Проект постановления с детальными разъяснениями особенностей формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан отправлен на доработку
Большинство экспертов отметили актуальность и необходимость документа, однако вместе с тем указали, что он содержит ряд недостатков, одним из которых является отсутствие четких критериев для определения баланса прав и законных интересов должника и кредиторов.

Сегодня Пленум Верховного Суда РФ рассмотрел проект постановления «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан», направленного на обеспечение единства практики применения судами соответствующего законодательства. По итогам рассмотрения документ был направлен на доработку редакционной комиссии.

«АГ» обратилась к экспертам по законодательству о банкротстве с просьбой прокомментировать документ и назвать наиболее значимые разъяснения, предлагаемые Пленумом. Большинство отметили актуальность и необходимость принятия документа, однако вместе с тем указали, что он содержит множество недостатков, одним из которых стало отсутствие четких критериев для определения баланса прав и законных интересов должника и кредиторов.

Исключение из конкурсной массы

Первым пунктом документа предусматривается, что вопросы исключения из конкурсной массы имущества (в том числе денежных выплат), на которое не может быть обращено взыскание, решаются финансовым управляющим самостоятельно во внесудебном порядке. При наличии разногласий между финансовым управляющим, должником и участниками дела о банкротстве любой из них вправе обратиться в арбитражный суд. Арбитражный управляющий Дмитрий Рынденко обратил особое внимание на это разъяснение, отметив, что сейчас в сложившейся практике такие вопросы сразу же решаются в судебном порядке.

Как следует из п. 2 проекта, в исключительных случаях для обеспечения самого должника и его иждивенцев средствами для нормального существования суд по мотивированному ходатайству гражданина может дополнительно исключить из конкурсной массы имущество общей стоимостью свыше 10 тыс. руб., соблюдая при этом баланс интересов должника (его иждивенцев) и кредиторов. 

Такой баланс должен соблюдаться и при определении жилого помещения, в отношении которого предоставляется исполнительский иммунитет, если в собственности должника находится несколько объектов недвижимости, как указано в п. 3. Из этого пункта следует, что исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания жилья, не обремененного ипотекой, применяется и при банкротстве должника. При оспаривании сделки по отчуждению должником жилья в нарушение прав и законных интересов кредиторов должник вправе ссылаться на то, что данное жилье по-прежнему остается единственным пригодным для постоянного проживания его и членов его семьи, несмотря на утрату права собственности на него. Обоснованность такого возражения должника является основанием для отказа в удовлетворении требования о признании недействительной сделки по отчуждению недвижимости.

Эксперты разошлись в оценке предлагаемого разъяснения. Так, Дмитрий Рынденко полагает, что данное право позволит соблюсти баланс между правами должника на жилище и правами кредиторов. В свою очередь партнер юридической компании Tenzor Consulting Антон Макейчук считает, что в данном случае Пленум ВС РФ констатировал, что при наличии у должника в собственности нескольких квартир именно суд, а не должник определяет, на какую из них распространяется исполнительский иммунитет с учетом интересов как кредиторов, так и должника, и членов его семьи.

Адвокат АБ КИАП Илья Дедковский согласен, что данный пункт вызывает некоторые вопросы. При этом он отметил, что логика Верховного Суда понятна: если жилье является единственным для должника, условия его отчуждения не имеют значения, ведь кредиторы все равно не могли бы обратить на него взыскание. «Но не очень понятно, почему должник должен после отчуждения продолжать проживать в этом помещении. Ведь если должник произвел отчуждение единственного жилья и в настоящее время проживает в другом месте (например, у родственников), то это также не затрагивает права кредиторов – они по-прежнему не могут обратить взыскание на единственное жилье», – отметил эксперт.

Руководитель группы практик Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Андрей Тишковский оценил данные разъяснения как крайне неудачные. «Назван случай, когда судам следует отказывать в заявлении о признании недействительной сделки должника по отчуждению жилого помещения, если он и его семья в нем проживают. Это означает, что суд предоставляет возможность для вполне легального злоупотребления, следствием которого становится полное выбытие имущества из собственности должника», – заключил он.

Андрей Тишковский пояснил, что если по завершении банкротства суд не освободит должника от уплаты долгов и выдаст кредиторам исполнительные листы, то они в таких случаях лишаются возможности удовлетворить свои требования хотя бы за счет имущества недобросовестного должника. «Негативные последствия вполне могут наступить и для должника, и членов его семьи, поскольку вторая сторона сделки в таком случае остается полноправным собственником со всеми сопутствующими правами», – заключил он.

В п. 4 проекта указано, в каких случаях кредитор не сможет рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога – единственного пригодного для постоянного проживания должника и членов его семьи жилья. При наличии определенных обстоятельств соответствующее требование учитывается в реестре требований кредиторов как не обеспеченное залогом. В этом случае жилье считается не вошедшим в конкурсную массу, право залога на него прекращается после завершения процедуры реализации имущества при условии освобождения должника от дальнейшего исполнения обязательств.

«Судом наконец-то разрешен вопрос о статусе залогового кредитора должника, не предъявившего вовремя свои требования в суд для включения в реестр, – в таком случае право залога не учитывается в реестре и прекращается после банкротства, – отметил ведущий юрист Группы правовых компаний “ИНТЕЛЛЕКТ-С” Анатолий Зазулин. – Ранее некоторые суды признавали за такими кредиторами статус залоговых, что влекло за собой сложности в ходе дальнейшего рассмотрения дела».

По мнению Дмитрия Рынденко, такое разъяснение будет стимулировать залоговых кредиторов вступать в процедуру банкротства.

Общие обязательства супругов

Пункт 5 уточняет порядок погашения требований кредиторов по личным обязательствам должника и общим обязательствам супругов. Предложено разъяснение о том, что суд может признать обязательство общим по ходатайству кредитора, тогда к участию в обособленном споре привлекается супруг должника, который обладает правами ответчика.

Также отмечено, что произведенное без согласия кредитора распределение общих долгов между супругами в соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ не изменяет их солидарную обязанность перед таким кредитором по погашению общей задолженности. В случае нарушения такой обязанности кредитор вправе потребовать исполнения обязательства без учета произошедшего распределения общих долгов. Супруг, исполнивший солидарную обязанность в размере, превышающем его долю, определенную в соответствии с условиями распределения общих долгов, имеет право регрессного требования к другому супругу в пределах исполненного за вычетом доли, падающей на него самого (подп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ).

«Разъяснение высшей инстанции по поводу порядка признания долга супругов общим носит положительный характер, вопрос о признании таковым обязательства теперь решается арбитражным судом в рамках обособленного спора. Ранее арбитражные суды отказывали в принятии подобных заявлений и отсылали кредиторов в суды общей юрисдикции», – пояснил Анатолий Зазулин. Управляющий партнер АБ «Бартолиус», член Совета АП г. Москвы Юлий Тай также назвал предложенный порядок правильным и справедливым.

При этом, как отмечено в п. 6 постановления, супруг (бывший супруг) должника вправе требовать в судебном порядке раздела общего имущества до его продажи в процедуре банкротства, если указанная реализация не учитывает его интересы, а также и его иждивенцев, в том числе несовершеннолетних детей. Подлежащее разделу общее имущество супругов не может быть реализовано в рамках банкротных процедур до разрешения указанного спора судом. Обращение взыскания на имущество, принадлежащее на праве общей собственности гражданину-должнику и иным лицам, не являющимся супругом (бывшим супругом) должника, в процедурах банкротства производится без учета особенностей, установленных п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве.

«Пленум ВС РФ поставил точку в споре о том, какой суд рассматривает спор о разделе совместного имущества супругов, – пояснил Антон Макейчук. – Подобные споры надлежит рассматривать судам общей юрисдикции».

В качестве положительного момента партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева отметила возможность участия в споре о разделе совместно нажитого супругами имущества в качестве третьих лиц кредиторов должника, предъявивших в деле о его банкротстве требования, а также финансового управляющего. «Это обеспечивает учет прав и законных интересов кредиторов, достижение баланса между правами супруга должника-банкрота, их несовершеннолетних детей, а также кредиторов. Также это препятствует реализации часто имеющего место сговора между супругами с целью достижения их общей цели: избежания обращения взыскания на совместно нажитое имущество через механизм применения п. 2 ст. 39 СК РФ». Достижение указанной ясности, по мнению эксперта, очень важно, поскольку судебный и внесудебные разделы имущества, а также брачные договоры повсеместно используются недобросовестными банкротами с целью «спрятать» имущество от взыскания.

«Стремясь защитить права второго супруга, ВС тем самым создал прекрасный и, главное, законный способ затягивания процедуры банкротства. Поскольку до рассмотрения требования о разделе имущества оно не может быть продано с торгов», – считает Илья Дедковский.

С такой позицией согласен и Юлий Тай, отмечая, что правильнее было бы рассматривать такие споры в рамках дела о банкротстве. «Одно из важнейших преимуществ ведения банкротного дела в едином арбитражном процессе – оптимальность: один процесс для решения всех взаимосвязанных вопросов. Сейчас трудно представить, чтобы в разных самостоятельных делах рассматривались, например, требования кредиторов. Такой подход неоптимален, поскольку разные судьи (а тем более – судьи разных судов) не знают, что происходит в других связанных делах. А отсюда – противоречивые судебные акты. Кроме того, суд общей юрисдикции может рассматривать дело с учетом сроков гражданского процесса, не будучи связанным сроками рассмотрения дела о банкротстве, сдерживая и задерживая движение основного дела», – пояснил эксперт.

Раздел имущества супругов

Из п. 7 проекта постановления Пленума следует, что при отсутствии брачного договора, внесудебного соглашения супругов о разделе общего имущества или его судебного раздела при определении долей супругов в этом имуществе следует исходить из презумпции их равенства в общем имуществе (п. 1 ст. 39 СК РФ). Данное правило действует и при отсутствии общих обязательств перечислять супругу гражданина-должника половину средств от реализации общего имущества до погашения текущих обязательств. При несогласии с этим правилом супруг (бывший супруг) должника вправе обратиться в суд с требованием об ином определении долей. 

Наталья Васильева полагает, что в этом разъяснении Пленум ВС не дал четкого ответа на вопрос о порядке реализации того имущества супругов, в котором выделены доли (например, доли недвижимости). «Данный пункт посвящен лишь тем ситуациям, когда раздел имущества отдельно не произведен, – пояснила она. – Это редкая ситуация, поскольку граждане, осознавая, что банкротство неминуемо, принимают превентивные меры по защите нажитого имущества». По мнению эксперта, в таком случае реализации в деле о банкротстве подлежит все совместно нажитое имущество с выплатой в первоочередном порядке, то есть до кредиторов по текущим обязательствам, супругу его доли исходя из принципа равенства долей.

При этом финансовый управляющий, кредиторы должника, как указано в п. 8 документа, могут оспорить судебный акт о разделе имущества супругов, определении их долей, внесудебное соглашение супругов о разделе их общего имущества. Также отмечено, в каких случаях раздела имущества супругов кредиторы не считаются юридически не связанными. Также определены порядок включения в конкурсную массу общего имущества, перешедшего супругу должника по результатам изменения режима собственности внесудебным соглашением о разделе имущества, а также нюансы включения в нее денежных средств.

Комментируя данный пункт, Юлий Тай отметил, что не совсем ясно, чем именно руководствовался Верховный Суд: «Одни дела отдаются на разрешение суда общей юрисдикции, другие – на разрешение арбитражного суда. При этом первые обязываются применять нормы закона о банкротстве в части специальных оснований оспаривания сделок, а вторые будут вынуждены учитывать положения семейного законодательства при рассмотрении, например, требования арбитражного управляющего об истребовании имущества у супруга, перешедшего к нему на основании внесудебного соглашения. Нормы закона о банкротстве все же более специфичны и требуют от суда особых знаний и навыков их применения».

В п. 9 содержатся разъяснения относительно введения процедуры несостоятельности в отношении обоих супругов. Также перечислены основания и особенности объединения судом двух дел о несостоятельности супругов по правилам ст. 130 АПК РФ. «Важным продолжением принципа процессуальной экономии является позиция Пленума ВС РФ, позволяющая объединять дела о банкротстве супругов в одно производство с назначением общего финансового управляющего, – полагает Антон Макейчук. – Тем самым кредиторы обоих супругов видят более ясную картину имущественного состояния супругов-должников и объединяют свои усилия для максимального удовлетворения своих требований».

Юлий Тай также позитивно отнесся к этому разъяснению, но сделал ремарку, что объединение банкротных дел супругов должно быть обязанностью суда: «Единое дело о банкротстве супругов отвечает принципам процессуальной экономии, защищает интересы кредиторов обоих супругов, позволяет справедливо распределять имущество».

Алиментные обязательства

В п. 10 проекта перечислены обстоятельства, которые должны учитываться судами при разрешении вопросов об установлении требований кредиторов по алиментным обязательствам супругов и о расходовании конкурсной массы на выплату алиментов.

Из п. 11 вытекает, что финансовый управляющий, кредиторы должника вправе обжаловать судебный акт об алиментных обязательствах должника. Такие лица также вправе требовать признать недействительным внесудебное соглашение об уплате алиментов в той части, в которой причитающееся получателю алиментов превосходит его разумно достаточные потребности в ущерб интересам иных кредиторов. При рассмотрении такого вопроса суд проверяет, была ли направлена сделка на достижение противоправных целей в момент ее совершения.

Кроме того, разъяснен порядок подачи финансовым управляющим и кредиторами должника иска об изменении или о расторжении соглашения об уплате алиментов. Уточняется, как суды рассматривают заявления о включении в реестр кредиторов задолженности по неустойке, начисленной на основную сумму реестровой задолженности по алиментам, подтвержденную нотариально удостоверенным соглашением об уплате алиментов или решением суда независимо от того, имеется вступивший в законную силу судебный акт о взыскании суммы неустойки или нет.  

Юлий Тай обратил внимание, что в проекте постановления не приводятся ни основания для восстановления сроков на обжалование алиментных соглашений, ни их пределы. «В то же время КС в своих постановлениях неоднократно указывал на необходимость формирования определенности в вопросах исчисления сроков – никакой срок не может быть бесконечным. А постановление Пленума – как раз тот инструмент, который мог бы выполнить эту функцию», – заметил адвокат.

В завершающем документ п. 12 отмечено, в каких случаях могут быть оспорены сделки по отчуждению общего имущества должника и его супруга, совершенные супругом должника в связи с нарушением прав и законных интересов кредиторов. 

Общая оценка документа

Подводя итог, Наталья Васильева отметила, что постановление Пленума Верховного Суда РФ, разъясняющее вопросы формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан, является долгожданным для специалистов, занимающихся банкротством с 2015 г. По ее словам, в проекте ВС сделал первый шаг на пути достижения ясности реализации совместно нажитого имущества должника, однозначно допустив в процедуру его раздела кредиторов и финансового управляющего, предоставив им в том числе право обжалования судебных актов и внесудебных соглашений о разделе имущества и брачных договоров. «Следующим шагом должно быть детальное разъяснение процедуры фактической продажи долей должника в уже разделенном общем имуществе», – считает она.

Антон Макейчук назвал документ достаточно ожидаемым, поскольку с момента вступления в силу норм о банкротстве граждан отдельные его вопросы довольно часто являлись предметом рассмотрения второй кассации. «По сути, Пленум консолидировал в одном документе все свои разъяснения, которые он излагал ранее при рассмотрении конкретных дел, – отметил эксперт. – В целом Пленум ВС РФ выдерживает баланс интересов кредиторов и должника, и членов его семьи. При конфликтных ситуациях у сторон имеется возможность разрешить спор либо в суде общей юрисдикции, либо в порядке ст. 60 Закона о банкротстве, либо путем оспаривания сделки в процедуре банкротства».

По мнению Ильи Дедковского, проект постановления Пленума ВС РФ по банкротству граждан дает разъяснения по многим спорным вопросам и должен быть оценен юридической общественностью в целом положительно. С ним согласен Анатолий Зазулин, который считает, что ВС РФ разъяснил многие вопросы, на которые Закон о банкротстве не давал прямых ответов. «В первую очередь это касается сложностей, возникающих при банкротстве физических лиц, когда должник пытается вывести из процедуры банкротства свое имущество, используя фиктивное расторжение брака или играя с режимом собственности супругов, – пояснил эксперт. – В частности, за финансовыми управляющими и кредиторами прямо признаны возможности обжалования действий супругов по разделу имущества, проведенных в судебном и внесудебном порядке; точно определен порядок обращения взыскания на общее имущество супругов и погашения требований кредиторов по общим обязательствам супругов».

В свою очередь Андрей Тишковский оценил разъяснения Пленума Верховного Суда позитивно, однако отметил, что в постановлении отсутствует весьма необходимое указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ.

Юлий Тай в свою очередь назвал существенным недостатком проекта отсутствие четких критериев баланса прав и законных интересов должника и лиц на его иждивении, с одной стороны, и кредиторов – с другой. «Это касается и вопросов исключения имущества из конкурсной массы должника, и исполнительского иммунитета единственного жилья, и оспаривания алиментных соглашений. ВС в постановлении не указывает на критерии разграничения и баланса прав сторон, не разъясняет, что значимо, а что нет», – отметил он.

По словам эксперта, сам факт необходимости соблюдения баланса констатировать бессмысленно, ведь это не приводит к достижению цели издания постановлений ВС: не разрешается сложившаяся неопределенность, на его основе не сформируется единообразная судебная практика. «Задавать векторы развития законодательства и правоприменения в своих постановлениях может КС, поскольку в этом его задача, он не является окончательным правоприменителем. В постановлении Пленума ВС же необходимо либо приводить примеры такого баланса, либо задавать критерии его определения. В противном случае размываются границы не только прав сторон, но и самих конституционных принципов правового и социального государства», – резюмировал Юлий Тай.

Рассказать: