×

«приходите ко мне, я вам посочувствую»

Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин встретился со студентами МГУ
На встрече обсуждалась работа этого относительно нового для России института по защите прав граждан, о котором, как выяснилось, даже студентам старейшего в России юридического факультета, известно не так уж много.

На встрече обсуждалась работа этого относительно нового для России института по защите прав граждан, о котором, как выяснилось, даже студентам старейшего в России юридического факультета, известно не так уж много.

По мнению Владимира Лукина, необходимость существования института Уполномоченного по правам человека обусловливается тем, что первое лицо государства часто не получает объективной информации о реальном положении в государстве. Чиновникам совершенно невыгодно сообщать о своих недоработках, да и Президенту приятнее слышать о том, что в стране все стабильно. В связи с этим необходим человек, одной из прямых обязанностей которого будет предание огласке сведений о фактическом положении в сфере соблюдения прав человека. Таким образом, по словам Владимира Петровича, Уполномоченный – это своего рода «полуюродивый, полусвятой».
Согласно законодательству Уполномоченный  в своей деятельности должен руководствоваться не только нормативно-правовыми актами, но прислушиваться к своей совести и чувству справедливости: «В законах невозможно отразить все реалии жизни, в них одни и те же правила прописаны для совершенно разных ситуаций. Законы далеко не всегда гуманны, и восполнение этого пробела является одной из главных задач Уполномоченного».

В настоящее время уполномоченные по правам человека существуют более чем в 100 странах. В России, помимо федерального Уполномоченного, есть региональные омбудсмены в 72 субъектах. По мнению Владимира Лукина, основными условиями, необходимыми для эффективной деятельности Уполномоченного, являются его избрание на основе консенсуса различных социальных групп, а также наделение его независимостью от властных структур: «Ведь в нашу работу заложен потенциальный конфликт с властью, у нас должна быть возможность с ней не согласиться, так как часто именно от нее мы граждан и защищаем». На вопрос, удовлетворен ли он объемом своих полномочий, Лукин дал прекрасный ответ: «Конечно, не удовлетворен. Я хочу быть диктатором!».

Владимир Петрович рассказал, что не является сторонником создания институтов уполномоченных по отдельным отраслям деятельности: «Раньше по каждой проблеме создавалась комиссия, теперь уполномоченных назначают. А эффект все такой же – нулевой». По его мнению, уполномоченный по какой-то проблеме при Президенте РФ (например, по правам ребенка) фактически является не омбудсменом, а помощником главы государства, ведь никакой независимости у него нет: он назначается на должность и освобождается от нее Президентом.

На вопрос о том, как именно уполномоченный помогает защищать права тем, кто к нему обращается, Владимир Петрович ответил с присущим ему чувством юмора: «Я всегда говорю своим друзьям и знакомым: если ваши права нарушены, приходите ко мне, я вам посочувствую». Однако есть и более серьезные способы защиты, хотя, как сказал сам Лукин, «указывать я никому не могу». В первую очередь, важную роль играет авторитет омбудсмена, в силу чего его мнение попросту нельзя игнорировать. Кроме того, на обращения Уполномоченного чиновники обязаны отвечать, что помогает гражданам преодолевать административные барьеры. Также Уполномоченный в силу высокого статуса может способствовать привлечению внимания общественности к проблеме, в том числе путем включения ее в ежегодный доклад о состоянии прав человека в стране.

Также по просьбе «АГ» Владимир Лукин выразил свою точку зрения по поводу возможности привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности за деяния, совершенные вне сферы оказания ими юридической помощи: «Я считаю, что в своей частной жизни адвокаты – такие же граждане, как и все остальные. То есть в те моменты, когда они не заняты исполнением своих профессиональных обязанностей. Соответственно, и права у них абсолютно такие же, как и у остальных граждан. Что же касается выступления адвокатов в СМИ, то в данном вопросе должна существовать какая-то этика. У защитника может быть, конечно, какая-то политическая позиция, но нельзя путать две разные вещи – занятие политической деятельностью и оказание юридической помощи. Как, например, это делали адвокаты Pussy Riot. Здесь http://shops.mercatos.net/ можно сравнить цены На мой взгляд, это неэтично, неправильно и контрпродуктивно. Цель адвоката – помочь своему подзащитному , облегчить его участь, а не заниматься политикой, используя для этого процесс, в котором участвуешь. Однако вопрос о том, должны ли адвокаты нести дисциплинарную ответственность в таких случаях, очень сложный. Этическую, моральную – да. А вот насчет дисциплинарной – затрудняюсь ответить».

Рассказать: