×

Суд не признал криптовалюту имуществом

Арбитражный суд г. Москвы не посчитал целесообразным принимать решение о включении криптовалюты в конкурсную массу должника
Представители финансового управляющего Алексея Леонова сообщили «АГ», что они не согласны с решением суда, отказавшим в удовлетворении его требований о включении криптовалюты в конкурсную массу для последующей ее реализации, и собираются его обжаловать.

26 февраля в Арбитражном суде г. Москвы состоялось очередное заседание по делу о банкротстве физического лица, в ходе которого рассматривалось ходатайство финансового управляющего Алексея Леонова о включении в конкурсную массу принадлежащей банкроту криптовалюты. После оглашения ходатайств, минуя прения сторон, судья приняла решение отказать в удовлетворении требований арбитражного управляющего.

Ранее «АГ» сообщала, что предпосылкой для возникновения спора между должником и его финансовым управляющим стало то, что еще до судебного разбирательства должник добросовестно сообщил арбитражному управляющему о наличии у него криптокошелька. При этом банкрот высказывал свои сомнения относительно того, надо ли включать криптовалюту в реализуемое имущество, и предположил, что она не должна интересовать управляющего.

На заседании суда Алексей Леонов заявлял, что криптокошелек с момента введения процедуры банкротства должен быть доступен ему как управляющему. В то же время представители должника утверждали, что криптовалюта не может рассматриваться в качестве имущества, подлежащего реализации. Тогда судья приняла решение об отложении рассмотрения дела, обязав при этом представителей должника представить в материалы дела сведения о состоянии криптокошелька, на который указал Алексей Леонов в своем ходатайстве, и сведения о наличии криптовалюты в нем.

Сегодня финансовый управляющий и представители должника продолжили настаивать на противоположных точках зрения относительно правового статуса криптокошелька последнего.

В начале заседания представители должника представили дополнительные доказательства, в частности, они подали ходатайство о приобщении к делу заверенного нотариально протокола осмотра сайта, на котором находится криптокошелек. При этом ID кошелька не совпадал с изначально указанным. Представитель должника пояснил по этому поводу, что пароль от сайта утерян, в связи с чем владелец кошелька был вынужден его восстановить, что привело к изменению ID. Также в документе был представлен баланс криптокошелька в биткойнах и его эквивалент в рублях. Отметим, что цифру представитель ответчика в присутствии прессы озвучивать отказался. Алексей Леонов в связи с изменением ID кошелька должника уточнил свое ходатайство в этой части, не высказываясь против ходатайства ответчика.

«Целью сегодняшнего заседания является квалификация биткойнов как имущества по российскому праву и возможность включения ее в конкурсную массу должника. Для этого суду надо разрешить разногласие, так как имеются разночтения относительно правового статуса и экономической сути биткойнов», – начал свою речь финансовый управляющий. Он напомнил, что исходя из тактики толкования ГК РФ, а также Европейского Суда по правам человека обычно применяется широкое толкование понятия «имущества».

«Я не вижу никаких препятствий о включении криптовалюты в конкурсную массу, поскольку это актив, который может быть реализован, он имеет экономическую ценность. Также у нас сейчас представлены доказательства наличия этого имущества. Считаю, что суд должен принять решение включить содержимое криптокошелька в конкурсную массу и обязать должника предоставить управляющему доступ к кошельку во исполнение судебного акта», – подытожил Алексей Леонов.

В ответ на это представитель должника указал, что заявитель «постоянно, то ли осознанно, то ли неосознанно, смешивает различные понятия: “валюта”, “актив”». «Если посмотреть в законодательство, там мы не увидим, что биткойны являются валютой, это в принципе не платежное средство какого-либо государства. Правового режима криптовалют нет ни в одном правовом акте. Да, это актив, но категория “актив” не указана в ГК РФ как экономическая категория. А если говорить об “имуществе”, то в ст. 128 Кодекса перечислены основные категории имущества, и биткойнов там нет», – отметил он.

Таким образом, заключил представитель ответчика, из логики ГК РФ следует, что если предмет относится к «иным вещам или имущественным правам», не прописанным в Кодексе, то правовое регулирование производится в соответствии с отдельными федеральными законами и нормативно-правовыми актами. «Нормативный режим криптовалюты не дан ни в одном нормативном акте. Поэтому мы считаем неправомерным относить ее к категории “имущества”», – заключил он.

Второй представитель должника добавил, что по этому вопросу дважды высказывался Банк России, отнеся криптовалюту к «суррогату денег», который запрещен в России, и с Банком был солидарен и Росфинмониторинг. «Поэтому мы считаем, что ни к валюте, ни к деньгам криптовалюту отнести нельзя», – пояснил он.

– Ну а что это, по-вашему? – поинтересовалась судья.

– Исходя из возможностей использования криптовалюты, мы считаем, что это информация в системе блокчейн, – последовал ответ. При этом представители ответчика отметили, что регулируется эта информация Законом об информации и Конституцией РФ и не может быть включена в конкурсную массу должника: «Криптокошелек не имеет денежных средств. Это удобное программное обеспечение, которое помогает получить доступ в блокчейн. Это не аналог счета».

– Понятно. У суда вопрос к заявителю: как вы полагаете, этот объект виртуального мира чем является?

– Я однозначно считаю это имуществом, – сообщил Алексей Леонов. Он сослался на свои ранее приведенные доводы, а также сообщил, что в это время в США вообще не решается вопрос о том, признавать биткойны имуществом или нет, так как там практики ищут возможности взыскать налоги с крупных владельцев биткойнов и раскрывать информацию о них. Он также отметил о деятельности Минфина по выводу криптовалюты из «серой зоны»: «Надо не бороться с этим, а наоборот, думать о том, как можно наиболее полно удовлетворять потребности современного общества. Естественно, это актив и это имущество».

Также Алексей Леонов добавил: «Институт банкротства – уникален, так как он максимально позволяет гибко подходить к вопросам имущественных отношений сторон.

Банкротство – квантовая физика права. Поэтому мы должны быть несколько впереди всех в этом вопросе».

В ответ на вопрос суда о том, почему же он не включил криптовалюту в конкурсную массу должника в соответствии со своей позицией, Алексей Леонов отметил, что он не может брать на себя такую ответственность, так как считается с позицией Центробанка, называющего криптовалюту суррогатом: «Включать суррогаты в конкурсную массу я не могу».

В завершающем слове представитель должника указал, что надо делать в таких ситуациях финансовым управляющим: «С нашей точки зрения, для управляющего важно контролировать наличное имущество, чтобы оно не реализовывалось в целях приобретения криптовалюты, вместо того, чтобы стараться ввести ее в оборот».

Стороны отказались от прений и попросили как можно скорее принять решение. Судья, удалившись из зала буквально на минуту, огласила резолютивную часть документа, которым  в удовлетворении требований арбитражного управляющего было отказано.

Как сообщили «АГ» представители Алексея Леонова, отказ в удовлетворении его требований будет обжалован в течение 10 дней. Пока, по их мнению, ключевые доводы, повлиявшие на решение суда, не являются очевидными.

Рассказать:
Дискуссии
Криптовалюта как имущество
Криптовалюта как имущество
Гражданское право и процесс
30 Октября 2018