×

Суды посчитали 50 тыс. руб. справедливой компенсацией за незаконное административное задержание

Апелляция не стала удовлетворять жалобу истца, просившего увеличить размер компенсации морального вреда почти в 15 раз
В комментарии «АГ» адвокат Александр Передрук, представляющий интересы истца, отметил, что в практике российских судов присуждение компенсации в таком размере встречается не так часто, но тем не менее этого недостаточно для восстановления нарушенных прав, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

11 февраля Санкт-Петербургский городской суд вынес апелляционное определение, которым оставил без изменения решение суда первой инстанции о взыскании в пользу Евгения Прокопенко, незаконно подвергнутого административному задержанию на двое суток, 50 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда.

Обстоятельства дела

28 октября 2018 г. в Санкт-Петербурге проводилась несогласованная акция в поддержку обвиняемых по делам «Нового величия» и «Сети». Согласно иску (имеется у «АГ») около 14:00 Евгений Прокопенко прибыл на место проведения публичного мероприятия и начал снимать происходящее на видеокамеру. Спустя несколько минут мужчина был задержан сотрудником полиции, который без объяснения причин взял его под руку и увел в полицейский автобус. При задержании полицейский не представился, не разъяснил ему права и не задал никаких вопросов.

Евгений Прокопенко был доставлен в 14-й отдел полиции управления МВД по Фрунзенскому району г. Санкт-Петербурга и задержан для «обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении». Протокол о доставлении при этом был составлен сотрудником Управления МВД России по Московскому району г. Санкт-Петербурга капитаном полиции Е. Иванцом.

В тот же вечер участковый уполномоченный капитан полиции А. Егорова составила в отношении задержанного протокол об административном правонарушении, предусмотренный ч. 1 ст. 20.2.2 «Организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка» КоАП. Составление протокола было завершено в ночь с 28 на 29 октября 2018 г., однако Прокопенко находился в камере для административно задержанных вплоть до 30 октября 2018 г.

30 октября 2018 г. участковый уполномоченный, капитан полиции А. Трубчиков доставил Евгения Прокопенко во Фрунзенский районный суд г. Санкт-Петербурга. Определением судьи протокол и другие материалы дела об административном правонарушении были возвращены в 14-й отдел полиции. До этого момента задержанный мужчина находился под контролем правоохранительных органов и был лишен свободы.

На следующий день материал был повторно передан в суд. Постановлением судьи от 31 октября 2018 г. Евгений Прокопенко был признан виновным в совершении административного правонарушения и ему было назначено наказание в виде штрафа в размере 20 тыс. руб.

Мужчина обжаловал постановление, и 13 декабря 2018 г. Санкт-Петербургский городской суд отменил его в связи с нарушением права истца на участие в судебном заседании и, как следствие, права на защиту и справедливое судебное разбирательство.

5 февраля 2019 г. Фрунзенский районный суд вновь рассмотрел дело об административном правонарушении в отношении Прокопенко – производство по делу было прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения. Суд установил, что протокол об административном правонарушении был составлен с грубыми нарушениями требований ст. 28.2 КоАП. Кроме того, он признал протокол об административном задержании недопустимым доказательством, обратив внимание на то, что из его содержимого достоверно установить время фактического задержания Евгения Прокопенко не представляется возможным.

Иск о компенсации морального вреда

Евгений Прокопенко обратился в Смольнинский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском о компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного доставления, административного задержания и привлечения к административной ответственности.

По мнению Евгения Прокопенко, протокол о доставлении от 28 октября 2018 г. в нарушение требований ст. 27.2 КоАП не содержит мотивированного объяснения того, почему полицейские не могли составить протокол об административном правонарушении без доставления его в отдел полиции. Также в протоколе об административном задержании от 28 октября 2018 г. не были приведены какие-либо обоснования того, почему столь длительное (более двух суток) задержание являлось необходимым и было обоснованным, в особенности после того, как протокол об административном правонарушении был составлен 28 октября и предъявлен для ознакомления 29 октября 2018 г. в 01:20.

Истец сослался на Определение КС от 2 июля 2013 г. № 1049-О и указал, что задержание является правомерным, если оно, отвечая критериям, вытекающим из ст. 22 и ч. 3 ст. 55 Конституции во взаимосвязи с подп. «с» п. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обусловлено характером правонарушения и необходимо для последующего исполнения решения по делу об административном правонарушении.

Мужчина отметил, что практика Европейского Суда по правам человека свидетельствует о том, что даже в случае несанкционированных публичных мероприятий вмешательство в реализацию права на свободу мирных собраний не может считаться необходимым только по той причине, что не выполнены какие-либо формальные требования. Положения ст. 11 Конвенции требуют от властей проявления определенной терпимости к публичным мероприятиям, если их участники не прибегают к насилию (Постановление ЕСПЧ по делу «Лашманкин и другие против России»).

Читайте также
Дело Дадина подлежит пересмотру
КС РФ указал на ошибки толкования статьи УК РФ о неоднократном нарушении порядка проведения митингов
10 Февраля 2017 Новости

Также Евгений Прокопенко сослался на Постановление Конституционного Суда от 10 февраля 2017 г. № 2-П, который отметил, что применение мер ответственности возможно только тогда, когда «участники публичного мероприятия ведут себя деструктивно, в частности явно намереваются совершить или, более того, совершают какие-либо действия, угрожающие общественному порядку или общественной безопасности».

Истец отметил, что в Постановлении КС от 16 июня 2009 г. № 9-П указано, что п. 1 ст. 1070 и абз. 3 ст. 1100 ГК во взаимосвязи с ч. 3 ст. 27.5 КоАП не исключают возможности возмещения гражданам вреда, причиненного незаконным административным задержанием на срок не более 48 часов как мерой обеспечения производства по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест независимо от вины соответствующих органов публичной власти и их должностных лиц.

Читайте также
Помогают ли решения ЕСПЧ устранить системные проблемы нарушений права на свободу собраний?
Комитет Министров Совета Европы одобрил принятые Россией меры по соблюдению права на свободу собраний, однако попросил представить судебную практику по данному вопросу
19 Июня 2018 Новости

Евгений Прокопенко отметил, что в течение длительного времени он испытывал нравственные страдания, переживал и находился в подавленном состоянии. Кроме того, его отношение к правоохранительным органам было подорвано, так как вместо ожидаемой защиты прав и свобод гражданина они незаконно преследовали его за реализацию конституционных прав и свобод. Его грубое задержание в публичном месте, а также дальнейшее доставление в отдел полиции и последующее административное преследование беспочвенно подвергли сомнению честное имя истца как порядочного гражданина РФ.

Евгений Прокопенко указал, что согласно прецедентной практике ЕСПЧ размер компенсации морального вреда по аналогичным делам, связанным с нарушением ст. 5 и 11 Конвенции, оценивается Судом в размере от 7,5 тыс. до 10 тыс. евро (Постановление по делу «Зиновьева против России», по делу «Асаинов и Сибиряк против России»).

Он попросил суд взыскать с МВД РФ компенсацию морального вреда в размере 700 тыс. руб., а с ГУ МВД РФ по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области – 40 тыс. руб.

Что решил суд

Смольнинский районный суд г. Санкт-Петербурга отметил, что Фрунзенский районный суд установил процессуальные нарушения, допущенные при возбуждении дела об административном правонарушении, а также отсутствие оснований для привлечения истца к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.2.2 КоАП. «При этом каких-либо доказательств обоснованности принятия в отношении истца меры в виде административного задержания ответчиками не представлено. Таким образом, в материалах дела отсутствуют достаточные доказательства того, что задержание являлось единственной возможной мерой обеспечения, которая могла быть избрана для истца», – указал суд.

Суд заметил: каких-либо доказательств, подтверждающих, что должностное лицо, производящие административное задержание истца, располагало такими фактами и сведениями, которые достаточны для объективно обоснованного подозрения в том, что задерживаемый мог совершить соответствующее правонарушение и полицейские действовали в условиях, когда были основания полагать, что применение принудительной меры необходимо, не представлено. «При таком положении, исходя из существа заявленных требований, факт административного задержания истца и нахождения в камере административно задержанных в условиях содержания в изоляции повлек нарушение прав истца на свободу и личную неприкосновенность, а также на свободу передвижения, гарантированных ст. 22 и 27 Конституции РФ, что предполагает наличие нравственных страданий», – посчитал Смольнинский районный суд.

Первая инстанция указала, что, поскольку доказательств наличия достаточных оснований для применения мер обеспечения производства по делу об административных правонарушениях в виде задержания при разрешении спора не представлено, права и свободы истца были нарушены. В связи с этим он вправе требовать компенсации морального вреда в порядке ст. 1069, 1071 ГК РФ.

В то же время суд заметил, что истом не представлены доказательства, подтверждающие, что его задержание сотрудниками полиции являлось грубым необоснованным вмешательством в реализацию им права на свободу мирных собраний, поскольку он осуществлял только видеосъемку проводимого мероприятия.

Учитывая степень и характер перенесенных истцом нравственных страданий, а также принимая во внимание обстоятельства причинения морального вреда, суд посчитал необходимым удовлетворить исковые требования о взыскании компенсации морального вреда в сумме 50 тыс. руб.

Он указал, что поскольку функции главного распорядителя и получателя средств федерального бюджета осуществляет МВД РФ, то от имени РФ и за счет казны в суде в качестве ответчика выступает МВД РФ по искам о возмещении вреда, причиненного действиями (бездействием) своих должностных лиц.

Таким образом, Смольнинский районный суд г. Санкт-Петербурга решил взыскать с МВД в пользу Евгения Прокопенко 50 тыс. руб.

Обжалование решения первой инстанции

Евгений Прокопенко подал апелляционную жалобу в Санкт-Петербургский городской суд (имеется у «АГ»). Он отметил, что сотрудники полиции грубо вмешались в реализацию права на свободу выражения мнения (ч. 4 ст. 29 Конституции и ст. 10 Конвенции) и права на свободу мирных собраний (ст. 31 Конституции и ст. 11 Конвенции), воспрепятствовав тем самым как получению информации с целью дальнейшего опубликования видеоматериалов в социальной сети, так и участию в собрании.

Истец заметил, что выплата ничтожной или не соответствующей серьезности нарушения компенсации противоречит требованиям п. 5 ст. 5 Конвенции постольку, поскольку это делает право, закрепленное данным положением, теоретическим или иллюзорным. Присужденная компенсация не может быть существенно ниже, чем та, что назначается ЕСПЧ в аналогичных случаях (Постановление от 17 мая 2011 г. по делу «Ганеа против Молдовы»). В связи с этим Евгений Прокопенко посчитал, что Смольнинский районный суд г. Санкт-Петербурга неверно применил указанные положения закона. Он попросил суд взыскать с МВД РФ 740 тыс. руб.

Однако 11 февраля Санкт-Петербургский городской суд оставил в силе решение первой инстанции, почитав взысканную в пользу Прокопенко сумму справедливой и достаточной.

В комментарии «АГ» адвокат, старший партнер «Апологии протеста» Александр Передрук, представлявший интересы Евгения Прокопенко, отметил, что пока не получил мотивированное решение апелляции. Он заметил, что в практике российских судов такая компенсация, как присужденная его заявителю, встречается не так часто, но тем не менее этого недостаточно для восстановления его нарушенных прав, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

«Кроме того, мы оспариваем выводы суда о том, что публичные власти не нарушили право Прокопенко на участие в мирном собрании, поскольку он “только осуществлял съемку”, – этот факт, равно как и последовательные объяснения истца, данные им как в рамках рассмотрения дел об административном правонарушении, так и в рамках гражданского спора, а также свидетелей, подтверждают, что он был участником акции. Участие же может проявляться по-разному – для этого необязательно держать в руках плакат, можно молча и мирно стоять рядом, таким образом поддерживая требования граждан. Наконец, суд хотя и сослался на то, что истец проводил видеосъемку, но не учел, что это также реализация права, охраняемого ст. 10 Конвенции, что предполагает необходимость увеличения компенсации морального вреда», – указал Александр Передрук.

Рассказать: