×

Telegram намерен создать прецедент в Европейском Суде

В ЕСПЧ направлена жалоба в связи с наложенным на компанию штрафом, решение о котором суды вынесли без участия в деле прокурора и представителей ФСБ
Фото: «Адвокатская газета»
Юрист Дамир Гайнутдинов, представляющий интересы Telegram, сообщил «АГ», что интернет-компании никогда еще не оспаривали в ЕСПЧ требования властей предоставить доступ к переписке и в этом смысле дело Telegram – первое. Однако он указал и на существующую позицию ЕСПЧ о том, что государства имеют позитивные обязательства в сфере защиты неприкосновенности частной и семейной жизни, то есть должны инициативно принимать меры, направленные на защиту переписки пользователей.

Компания Telegram направила жалобу в Европейский Суд по правам человека, в которой  указала на нарушение ст. 6, 10 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с назначением ей штрафа в размере 800 тыс. руб. за неисполнение запроса ФСБ России о предоставлении сведений для дешифрования переписки пользователей.

Стоит отметить, что недавно Верховный Суд, как сообщала «АГ», отказал руководству Telegram в признании недействующим Приказа ФСБ России от 19 июля 2016 г. № 432, которым утвержден Порядок предоставления ведомству информации, необходимой для декодирования электронных сообщений пользователей.

В ВС РФ представитель ФСБ Юлия Костина указывала, что документ принят в пределах предоставленных органу полномочий, а его требования соответствуют УПК РФ и Закону об ОРД, так как не определяют условий проведения ОРМ или следственных действий. Также Юлия Костина пояснила, что к запросу не прилагаются судебные акты, где говорилось бы о переписке конкретных граждан, так как запрашиваемая информация не является сведениями, которые составляли бы тайну переписки, что не ограничивает прав граждан. При этом, если в ходе ОРМ были получены сведения, составляющие тайну переписки, то судебное решение получается.

В жалобе интернет-компании в ЕСПЧ указывается, что контроль переговоров может осуществляться лишь во исполнение и на основании судебного решения, однако оно представлено не было. Кроме того, ФСБ в нарушение собственных регламентов просила передать запрошенную информацию по незащищенному каналу связи, отправив ее на публичный адрес электронной почты fsb@fsb.ru, – при этом на сайте ведомства указано, что это один из каналов, запрещенных для передачи сведений ограниченного распространения, к которым относилась и запрошенная от Telegram информация.

Также в обращении поясняется, что требование ФСБ было неисполнимым, поскольку используемый сервисом алгоритм шифрования end-to-end предусматривает, что лишь отправитель и получатель обладают общим ключом для пересылаемых сообщений: переписка в секретных чатах не дублируется на сервере компании и не расшифровывается администратором сервера, история переписки сохраняется лишь непосредственно на тех двух устройствах, на которых был создан чат.

Помимо этого, жалоба указывает и на процессуальные нарушения, допущенные, по мнению компании, при рассмотрении ее дела. В частности, указывается, что дело рассматривалось с нарушением подсудности, поскольку к ответственности привлекалось иностранное юридическое лицо, при этом в судебном заседании не участвовал переводчик. Также в жалобе говорится о том, что суд принял на себя функции обвинения: поскольку дело затрагивало интересы не только частной компании, но и права миллионов пользователей сервиса Telegram, оно требовало поиска баланса между защитой публичных интересов и обеспечением гарантий онлайн-безопасности пользователей. При таких обстоятельствах, считают в компании, суд первой инстанции обязан был рассмотреть вопрос о привлечении прокурора и даче им заключения в части защиты прав неопределенного круга лиц, обеспечить обязательное участие представителя ФСБ в целях всестороннего и полного выяснения всех обстоятельств дела.

Отмечается, что судом была нарушена ст. 6 Конвенции, которая говорит о том, что каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. По утверждению властей, примененные положения Закона об информации направлены на облегчение расследования и предупреждения преступлений террористического характера. Таким образом, целью разбирательства была защита публичного интереса, что является чертой, свойственной уголовному праву. Указанный закон, говорится в обращении, применяется в отношении неограниченного круга как физических, так и юридических лиц, владеющих интернет-ресурсами, позволяющими обмениваться сообщениями, и не является узкоспециальным.

Также в жалобе указано, что привлечение к административной ответственности в виде штрафа за отказ предоставить ФСБ России доступ к конфиденциальной переписке пользователей является вмешательством в право свободно распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ, гарантированное ст. 10 Конвенции.

В обращении говорится и том, что Приказ ФСБ России не содержит четкой описанной процедуры передачи конфиденциальной информации, разглашение которой серьезно угрожало бы онлайн-безопасности всех пользователей сервиса, а также не устанавливает срока, в течение которого запрос службы должен быть выполнен. Кроме того, указано, что примененные в данном деле положения ст. 10.1 Закона об информации не содержат требования предварительно получить судебное разрешение на доступ к переписке пользователей.

Также заявитель обращает внимание ЕСПЧ на то, что примененный приказ ФСБ противоречит требованиям федерального законодательства и был принят неуполномоченным органом власти с нарушением установленного порядка.

В жалобе говорится и о нарушении ст. 13 Конвенции, в соответствии с которой каждый, чьи права и свободы нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве. Отмечается, что национальные суды фактически отказались рассматривать жалобу по существу с точки зрения гарантий, предусмотренных ст. 10 Конвенции.

Комментируя «АГ» подачу обращения в ЕСПЧ, представитель Telegram, юрист Международной правозащитной группы «Агора» Дамир Гайнутдинов сообщил, что интернет-компании никогда еще не оспаривали в ЕСПЧ требования властей предоставить доступ к переписке и в этом смысле дело Telegram – первое. «Но по поводу конфиденциальности коммуникаций и необходимости защиты частной жизни ЕСПЧ высказывался неоднократно. Наиболее известное – постановление по делу “Роман Захаров против Российской Федерации”, вынесенное 4 декабря 2015 г. В нем предметом детального изучения Суда стала система прослушки телефонных переговоров – СОРМ. ЕСПЧ тогда указал, что российское законодательство не содержит эффективных гарантий против злоупотреблений при прослушке, а спецслужбы могут иметь бесконтрольный доступ ко всем телефонным переговорам граждан», – пояснил юрист. Он добавил, что это применимо не только к телефонной связи, но и к интернет-коммуникациям.

Кроме того, Дамир Гайнутдинов указал и на существующую позицию ЕСПЧ о том, что государства имеют позитивные обязательства в сфере защиты неприкосновенности частной и семейной жизни, т.е. они должны инициативно принимать меры, направленные на защиту переписки пользователей (см., например, дела «Эйри против Ирландии» или «К.Ю. против Финляндии»). «Российские власти в целом и ФСБ в частности, напротив, сделали все, чтобы личные данные российских (и не только) граждан могли стать уязвимыми для злоумышленников», – заключил юрист.

Рассказать:
Дискуссии
Борьба Telegram за тайну переписки
Борьба Telegram за тайну переписки
Интернет-право
10 Января 2019