×

В апелляции устоял оправдательный приговор обвиняемых в мошенничестве, несмотря на явки с повинной

Ранее суд первой инстанции оправдал троих подсудимых по уголовному делу о хищении бюджетных средств на сумму 23 млн руб.
Защитники рассказали «АГ», как им удалось отстоять интересы своих подзащитных и добиться оправдательного приговора, в том числе признав недопустимыми доказательства в виде явок с повинной и убедив суд критически отнестись к первоначальным признательным показаниям подсудимых.

15 июня судебная коллегия по уголовным делам Ярославского областного суда оставила в силе оправдательный приговор, вынесенный судом первой инстанции в отношении всех подсудимых по делу о госзакупках.

По версии СО УФСБ России по Ярославской области, предприниматели М., З. и сотрудник одного из государственных образовательных учреждений П. в 2013 г. и в январе 2014 г., действуя в составе группы лиц по предварительному сговору, похитили 23 млн руб. у Департамента образования Ярославской области (далее – Департамент). Данным лицам вменялось мошенничество в особо крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Следствие утверждало, что обвиняемые З. и М., действуя от имени возглавляемого ими ООО «К.Н», умышленно завысили итоговую цену на цифровые лаборатории производства «Data Harvest» (Великобритания). Обвиняемый П. якобы «умышленно скрыл» от своего руководства и не представил в Департамент коммерческое предложение ООО «В.» с более низкими розничными ценами на оборудование, чем предложили обвиняемые З. и М.

Следствие посчитало, что если бы такая информация не была сокрыта, то государство сэкономило бы на приобретении оборудования 23 млн руб., то есть обвиняемые похитили бюджетные средства путем мошенничества. Якобы З. и М. в лице ООО «К.Н», не являвшегося участником торгов, проводимых в 2013 г. Департаментом по закупке цифровых лабораторий и иного оборудования для нужд образовательных учреждений, ввели в заблуждение участника таких торгов ЗАО «Фирма К.», признанного в итоге победителем этих торгов, путем сообщения недостоверных сведений о ценах на оборудование.

По мнению следствия, З. и М., действуя от имени ООО «К.Н», израсходовали только 10,5 млн руб. на приобретение цифровых лабораторий, а реализовали их по фиктивным сделкам ЗАО «Фирма К.» за 29,5 млн руб. В свою очередь ЗАО произвело самостоятельную наценку на оборудование в размере 65%–70% от своих затрат и заключило госконтракты, получив за них около 48,5 млн руб. бюджетных средств. По словам защиты, следствие в составе материального ущерба вменило обвиняемым одновременно как сумму наценки, произведенной ООО «К.Н» при продаже цифровых лабораторий ЗАО «Фирма К.», так и сумму наценки, произведенной исключительно последним при продаже цифровых лабораторий в рамках госконтрактов. Обвиняемым был предъявлен гражданский иск на сумму 22,8 млн руб.

Следствие также утверждало, что П. намеренно, исходя из собственных корыстных побуждений, корыстных интересов З. и М., подбирал именно дорогостоящую модель мобильного устройства сбора данных с набором датчиков, наиболее близкую по выбранным им техническим параметрам мобильному устройству сбора данных с набором датчиков производства компании «Data Harvest».

Также следствие опиралось на переписку и телефонные переговоры, из которых якобы следовало, что П. специально разработал техзадания под выгодные условия, заведомо исключив победу участников торгов с иным цифровым оборудованием.

На вышеуказанной версии следствия в итоге строилось гособвинение в суде, которое полагало, что все обстоятельства для признания вышеуказанных лиц виновными в преступлении нашли свое полное подтверждение.

Адвокаты АП Костромской области (Эдуард Лебедев и Павел Пашутин, защищавшие М., Алексей Гусаков и Алексей Клушин, защитники З.) приняли на себя защиту обвиняемых лишь на момент окончания предварительного расследования. К этому времени следствие располагало явками с повинной М., З., полученными, по их словам, посредством давления. Защиту обвиняемого П. в период всего расследования дела и в суде осуществлял адвокат АП Ярославской области Игорь Зайцев.

Районный суд г. Ярославля рассматривал объемное уголовное дело более года.

Читайте также
Суд оправдал предпринимателей
Попытки обвинения искусственно криминализировать предпринимательскую деятельность не увенчались успехом
21 Августа 2018 Мнения

Как сообщили «АГ» адвокаты Алексей Гусаков, Алексей Клушин и Павел Пашутин, «защитой были представлены многочисленные доказательства, свидетельствующие в пользу подсудимых, а именно: показания свидетелей, заключения специалистов, вещественные доказательства, иные документы».

Защита отметила, что «суд занимал абсолютно беспристрастную позицию, не вмешиваясь в допрос сторонами свидетелей и в представление ими иных доказательств по делу, не чиня препятствий участникам уголовного судопроизводства реализовывать свои процессуальные права и обязанности. Судья проявила высший профессионализм и ответственный подход к рассматриваемому делу, несмотря на определенные трения, возникшие между судом и защитой на начальных стадиях процесса, когда защитники М. и З. даже были вынуждены дважды заявлять председательствующему отвод».

В весьма обширных прениях (есть в распоряжении «АГ») адвокаты привели более 30 развернутых выводов, направленных на опровержение версии стороны обвинения.

Так, в ходе судебного разбирательства защита смогла опровергнуть вывод следствия о том, что цифровые лаборатории «Data Harvest» якобы значительно дешевле аналогов иных производителей. В суде сторона защиты подтвердила примерно одинаковую стоимость оборудования в России, указав, что для расчета ущерба в качестве так называемых действительных рыночных цен на цифровые лаборатории следствие необоснованно использовало некий прайс-лист ООО «В.», которое не намеревалось участвовать в вышеуказанных торгах и не имело такой реальной возможности. ООО не являлось официальным дилером производителя и не располагало соответствующим товаром, ранее реализуя лишь единичные образцы продукции по ценам, значительно выше указанных в собственном прайс-листе, носившем исключительно информационный характер.

По мнению адвокатов, следствие проигнорировало тот факт, что ЗАО «Фирма К.» действовало самостоятельно как участник торгов и в целях получения собственной наценки прибегло к помощи так называемых дружественных ему юрлиц, представивших коммерческие предложения с необходимой наценкой (не имевших при этом реальной возможности и намерений поставить вышеуказанное оборудование). В итоге вина целиком и полностью была возложена на их подзащитных, а работники ЗАО «Фирмы К.» были искусственно выведены следствием из числа обвиняемых по делу.

Также в ходе рассмотрения дела объективно не установлена заведомая разработка П. соответствующих технических требований под характеристики цифрового оборудования и не доказано, что обвиняемый П. намеренно подбирал дорогостоящую модель цифровых лабораторий, которую могли бы поставить М. и З. Защите удалось убедить суд в том, что в указанный период времени подсудимые не могли вступить в сговор на хищение средств потерпевшего, так как в январе 2013 г. не было принято соответствующее постановление правительства области, не утверждены бюджет закупок, перечень и объем закупаемого цифрового оборудования. Тогда даже не было известно, будут ли вообще закупаться цифровые лаборатории.

Адвокаты настаивали на отсутствии в действиях М., З. и П. признаков состава преступления по ч. 4 ст.159 УК РФ, так как не подтвердилось наличие обмана либо злоупотребления доверием потерпевшего лица со стороны подсудимых. Также не был доказан сам факт какого-либо противоправного и безвозмездного изъятия денежных средств подсудимыми у Департамента либо лишение потерпевшего какой-либо имущественной выгоды в будущем.

Необходимо отметить, что в материалах дела также имелись явки с повинной М. и З. и их признательные показания. По словам адвокатов, «суд согласился с защитой в том, что невозможно признать легитимными данные явки, при которых их текст фактически диктовался следователем, и при отказе написать явки, как подтвердил и сам следователь, он принял бы меры к задержанию М. и З.».

Суд первой инстанции 1 февраля 2018 г. вынес оправдательный приговор в отношении всех подсудимых за отсутствием в их действиях состава преступления: текст приговора составил 409 страниц.

Суд отметил, что планирование реализации цифровых лабораторий с любой наценкой никак не может свидетельствовать о наличии у подсудимых умысла, направленного на хищение бюджетных денежных средств, а лишь гарантирует возможность ведения финансово-хозяйственной деятельности и получение дохода в условиях рынка.

Суд также признал явки с повинной З. и М. недопустимыми доказательствами ввиду обстоятельств, при которых они были получены следствием. Вместе с тем при рассмотрении вопроса о недопустимости первоначальных показаний, данных подсудимыми на следствии, суд при постановлении приговора не признал их ненадлежащими доказательствами. В приговоре суд отразил, что «совокупность исследованных по делу доказательств в полной мере опровергает признание вины подсудимыми в ходе предварительного следствия и позволяет суду критически отнестись к показаниям подсудимых, которые были даны первоначально, поскольку они вступают в противоречие с установленными судом фактическими обстоятельствами и не были подтверждены обвиняемыми в суде».

Как рассказали защитники, суд указал в приговоре, что доказательства, на которые ссылался гособвинитель, невозможно использовать в качестве подтверждения виновности подсудимых, поскольку они не только не подтверждаются совокупностью исследованных судом доказательств, но и вступают в явное противоречие с таковой.

Гособвинение подало апелляционное представление, а потерпевший – апелляционную жалобу на решение суда. Прокуратура указала на доказанность преступлений, противоречивую оценку судом одних и тех же доказательств и неверную оценку судом всех доказательств в совокупности. Департамент в своей жалобе ссылался на то, что позиция суда была основана на предположениях и домыслах подсудимых; на право Департамента как госзаказчика использовать сведения из прайс-листа ООО «В.» при формировании начальной максимальной цены контракта согласно соответствующей практике в 2013 г.; на то, что суд не назначил повторно или дополнительно бухгалтерскую или товароведческую экспертизу.

Выводы суда первой инстанции полностью поддержал Ярославский областной суд, оставив приговор в силе. Суд отметил в своем апелляционном определении в частности то, что доказываемая стороной обвинения формулировка способа хищения «путем умышленного завышения стоимости поставляемого цифрового оборудования относительно его рыночной стоимости» не предусмотрена уголовным законом, сама по себе она не указывает на завладение имущества преступным путем. При этом апелляция отметила, что обвинение содержит недостоверные сведения и некорректные формулировки, которые и привели гособвинение к ошибочному выводу о факте хищения.

Защита резюмировала, что «все “титанические” усилия, предпринятые стороной обвинения, направленные на искусственную криминализацию предпринимательской деятельности М. и З., успехом не увенчались». По словам адвокатов, довольно часто встречаются уголовные дела, тем более в отношении предпринимателей, в обвинении которых содержатся недостоверные сведения и некорректные формулировки.

«Сложившийся в настоящее время формальный подход со стороны судов к рассмотрению соответствующих жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ еще в период расследования, а также поголовное избрание судами жестких мер пресечения в отношении не сотрудничающих со следствием обвиняемых (подозреваемых) по экономическим преступлениям позволяют недобросовестным следователям (особенно в случаях, когда для подкрепления версии следствия недостаточно имеющихся доказательств) использовать заключение под стражу для оказания давления на неугодных “виновников торжества”», – пояснили адвокаты.

По их словам, возможность избрания либо неизбрания меры пресечения под стражу в отношении подозреваемых или обвиняемых ставится в прямую зависимость от их согласия дать «некие признательные показания», которые зачастую являются самооговором, что имело место и в данном деле.

Редакция «АГ» связалась с Департаментом образования Ярославской области для дачи комментариев по делу, однако ведомство не смогло оперативно их предоставить.

Рассказать: