×

Валерий Зорькин высказался против смертной казни и государственной идеологии

В своем выступлении на ПМЮФ председатель КС отметил, что для реализации подобных институтов необходимо принимать новую Конституцию
Фото: photo.roscongress.org
Кроме того, Валерий Зорькин указал, что было бы большой ошибкой отбрасывать право, которое до сих пор являлось важнейшей составляющей системы западных ценностей, и ставить под сомнение его универсальное, общечеловеческое значение.

29 июня в Санкт-Петербурге открылся Петербургский международный юридический форум – 2022, в ходе которого с традиционной лекцией выступил председатель Конституционного Суда РФ Валерий Зорькин.

В первой части выступления на тему «Право России: альтернативы и риски в условиях глобальной кризисности» глава КС сделал экскурс в историю взаимоотношения стран Запада и России в контексте событий на Украине, вторая же часть касалась «правового вектора развития страны».

В частности, во второй части лекции Валерий Зорькин отметил, что державный изоляционизм в автономной «стране-крепости», становление которой, по его словам, предрекают России, – в современном мире просто невозможен. «Отгораживание от внешнего мира новым, причем добровольно выстроенным “железным занавесом”, – прямой путь к стагнации, путь на периферию и задворки мирового развития», – подчеркнул он.

Вместе с тем председатель КС РФ считает необходимым обосабливаться от «недружественных» стран прежде всего в информационно-идеологической сфере и сохранять торговые отношения, пока и поскольку это выгодно для страны. При этом необходимо коренным образом реформировать систему образования и воспитания, без чего не удастся решить задачи «форсированного и опережающего технологического развития».

Он также считает, что сейчас прежде всего нужна «правовая мобилизация», но не в смысле ужесточения законодательных мер, а в смысле более полного воплощения в законодательстве сути права как равной меры свободы. «И даже если страна на данном этапе своей истории вынуждена обосабливаться (но не тотально изолироваться!) от “недружественных” стран, можно и нужно (я бы сказал – жизненно необходимо) создать условия для раскрепощения свободной, творческой, созидательной активности людей», – подчеркнул Валерий Зорькин, добавив, что Россия может эффективно ответить на вызовы времени, только расширяя пространство правовой свободы для граждан, в том числе в сфере бизнеса.

По его мнению, из этого должна исходить работа по правовому обеспечению новой стратегии развития России, а для этого необходимо определиться с экономической стратегией и прежде всего в той ее части, которая касается легитимации крупной собственности: «У общества за 30 лет реформ накопился колоссальный запрос на социальную справедливость, подогреваемый информацией о коррупции чиновников и о вызывающе демонстративном потреблении представителей крупного российского бизнеса, сделавших свои состояния на приватизации общенародной собственности».

Валерий Зорькин уверен, что «в наступающей новой реальности исключительно важно сохранить и развить те правовые начала государственной и общественной жизни, которые за 30 лет постсоциалистического развития удалось сформировать». Он отметил, что поскольку право – это всегда в той или иной форме договор, то проблему легитимации собственности надо решать на основе договора, который требует взаимных уступок. Со стороны общества и власти такой уступкой стал бы отказ Федерации независимых профсоюзов от идеи массовой «национализации предприятий, важных для экономики России», а со стороны крупных собственников нужны серьезные шаги в сторону социальных ожиданий.

Другой важнейший вопрос, на который, по мнению председателя КС, надо дать ответ, – это вопрос о сохранении рыночного характера экономики. «Теоретическая конструкция новой модели пока остается неясной. На практике сейчас идет активный поиск, и хотелось бы, чтобы этот поиск не осуществлялся методом проб и ошибок, а опирался бы на продуманную теорию, обоснованную с экономической и правовой точек зрения. Я бы даже сказал, что мировоззренческое обоснование является здесь не менее важным. Надеюсь, что проблема формирования образа правового будущего для нашей страны займет сейчас свое надлежащее место в отечественном юридическом дискурсе», – отметил он.

Спикер также обратил внимание на необходимость «остановить и повернуть вспять» процессы чрезмерной бюрократизации сферы государственного управления и существенно ослабить тот бюрократический прессинг, который давит сейчас на все важнейшие сферы общественной жизни.

Отдельно Валерий Зорькин подчеркнул, что было бы большой ошибкой свернуть с пути гуманизации законодательной политики, которого Россия придерживалась последние десятилетия. В частности, по его словам, очень плохим сигналом обществу стал бы отказ от моратория на смертную казнь, к чему призывают некоторые политики. Он напомнил, что, присоединившись к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, Россия взяла на себя обязательство ввести мораторий на смертную казнь, а в течение трех лет после подписания Конвенции – запретить ее, ратифицировав Протокол № 6.

«Проект закона о ратификации был внесен Президентом РФ в Государственную Думу в 1999 г. одновременно с проектом закона об упразднении смертной казни. Однако Дума приняла обращение к Президенту РФ о преждевременности ратификации этого законопроекта. Вместе с тем сам законопроект не был отклонен Думой и, следовательно, с юридической точки зрения до сих пор считается находящимся на рассмотрении. В этой ситуации именно Конституционный Суд взял на себя решение проблемы: в 1999 г. он признал неконституционным вынесение смертных приговоров в отсутствие судов присяжных во всех регионах страны. А в 2009 г. Конституционный Суд указал на невозможность назначения смертной казни даже после введения суда во всех регионах, обосновав это тем, что “в результате длительного моратория на применение смертной казни сформировались устойчивые гарантии права человека не быть подвергнутым смертной казни и сложился конституционно-правовой режим, в рамках которого … происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни”. В итоге, на основании этих двух решений Конституционного Суда на часах Истории России исчисляется время моратория на применение смертной казни. И я уверен, что нам не надо переводить эти стрелки в обратном направлении», – указал Валерий Зорькин. Он также добавил, что в силу требований действующей Конституции единственно приемлемый способ для отмены моратория – это принятие новой Конституции, так как ни парламентским законом, ни референдумом, ни даже поправкой к Конституции это сделать невозможно.

Также председатель Конституционного Суда затронул тему закреплении в Конституции государственной идеологии. По его словам, данная проблема активно обсуждалась в период работы по внесению поправок в Конституции в 2020 г., а сейчас вновь актуализировалась в связи с началом специальной военной операции. «Речь идет о ст. 13 Конституции, согласно которой в Российской Федерации признается идеологическое многообразие и никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной», – утончил он.

Валерий Зорькин полагает, что всплеск активности по поводу выработки и конституционного признания государственной идеологии представляется, как минимум, несвоевременным, а как максимум – опасным, поскольку чреват очередным расколом на «белых» и «красных». Он заметил, что наиболее активными сторонниками государственной идеологии являются представители левого фланга политических сил, которые ставят в центр ее идею социальной справедливости, добавив, что действующая Конституция РФ позволяет воплотить в жизнь все основные социальные ожидания, связанные с идеей социальной справедливости: «И я могу с ответственностью сказать, что Конституционный Суд делал, делает и будет делать все возможное для более полной реализации соответствующих конституционных норм».

Конституция, по словам председателя КС, в определенном смысле представляет собой систему ценностей-идеалов, выраженных в правовой форме, т.е. посредством принципов и норм, которые регламентируют реальную повседневную жизнь людей и в то же время резюмируют в себе характеристики человека, его прав и свобод как высшей ценности. «Такими ценностями являются также: равенство всех перед законом и судом, равноправие; система личных, политических и социальных прав; неприкосновенность собственности, свобода экономической деятельности; народовластие; правовой, демократический, федеративный и социальный характер государства; государственный суверенитет и разделение властей; осуществление правосудия только судом и независимость судебной власти и др. Поскольку Конституция обладает высшей юридической силой и общеобязательным характером (для всего населения и на всей территории страны), закрепленная ею система ценностей имеет общенациональное идеологическое значение, т.е. выступает в роли идеологии конституционализма», – заключил он.

Говоря о том, что из западного опыта в области политико-правового развития Россия может воспринять, а что необходимо отбросить как ненужное или опасное, Валерий Зорькин указал, что ответ на этот вопрос требует глубокого аксиологического анализа, потому что он тесно связан с вопросом о западных ценностях и о возможности их трактовки в качестве универсальных. По его мнению, было бы большой ошибкой отбрасывать право, которое до сих пор являлось важнейшей составляющей системы западных ценностей, и ставить под сомнение его универсальное, общечеловеческое значение: «На мой взгляд, речь, напротив, должна идти о формировании такого универсального понятия права, которое диалектически соединяло бы в себе западный индивидуализм с восточным солидаризмом. Это сейчас одна из важнейших задач отечественной философии и теории права, потому что никто за нас этого не сделает».

При разработке такого понятия права важно отграничить право как общезначимое, универсальное по своему смыслу, социальное явление от «ложного универсализма империй прошлого», когда в вопросах международной справедливости позитивное право заменяется моралью и этикой одной нации, и ценности этой нации объявляются универсальными. Подобный ложный универсализм – это, по сути дела, претендующий на всеобщность этноцентризм, указал Валерий Зорькин. При этом нужно учитывать, что «универсалистские, охватывающие весь мир общие понятия являются в международном праве типичными орудиями интервенционизма. И поэтому надо постоянно принимать во внимание их связь и тесное соединение с конкретными, историческими и политическими ситуациями и интересами». Однако, по словам спикера, из этого тезиса не следует, что не нужно общее, универсальное понятие права, по поводу которого Запад и Восток могли бы при определенных условиях найти взаимопонимание.

«Суть отличий в западном и восточном правопонимани заключается в том, что Запад трактует общество скорее как совокупность индивидов. Напомню, в данной связи известное высказывание Маргарет Тэтчер о том, что “общества нет, а есть только отдельные мужчины, женщины и семьи”. В отличие от такого подхода, в котором выражена квинтэссенция западного индивидуализма, солидаризм восточного мироощущения заключается в осмыслении общества как единого социального организма. А в организме все взаимосвязано, и нельзя удалить и даже поранить какой-то элемент без ущерба целому», – пояснил председатель КС.

Читайте также
Валерий Зорькин: Государство и право уже не будут прежними
Председатель Конституционного Суда представил в рамках ПМЮФ лекцию о переходном периоде для мировых политических и правовых систем
18 Мая 2021 Новости

По его словам, из понимания общества как единого организма следует необходимость социальной поддержки тех, кто оказался в критической жизненной ситуации, а также признание необходимости сдерживать индивидуальный эгоизм для защиты социального целого. При этом Валерий Зорькин сослался на свою лекцию на ПМЮФ в 2021 г.

Он добавил, что еще более остро проблема соотношения личного интереса и общего блага встает в связи с развитием новейших высоких технологий, которые по его мнению, вторгаются в природу человека и создают реальные угрозы не только сохранению биосоциального единства человечества, но и выживанию человека как биологического вида. «Само наличие такой проблемы ставит перед философией права новые задачи, связанные с необходимостью определения тех границ реализации прав человека, за пределами которых эти права несут в себе неприемлемые риски для человечества в целом. В этой связи считаю необходимым в очередной раз напомнить, что кантовское определение свободы как первоначального права, присущего каждому человеку в силу его принадлежности к человеческому роду, вовсе не так абстрактно и безгранично, как может показаться на первый взгляд. Ведь оно включает в себя такие ограничения права человека, которые обусловлены его принадлежностью к человеческому роду и связаны с необходимостью сохранения человечества. А это значит, что кантовский категорический императив включает в себя императив сохранения человечества как социальной целостности и человека как биологического вида», – полагает Валерий Зорькин, добавив, что высказывание Канта о том, что юристы все еще ищут определение права, актуально и в наши дни, потому что право – это не просто один из аспектов человеческой жизни, а квинтэссенция ее разумных начал.

Рассказать:
Яндекс.Метрика