×

Верховный Суд отменил обвинительный приговор из-за лишения защитника слова

ВС признал незаконными действия председательствующего при рассмотрении дела в первой инстанции, который лишил адвоката права выступления в судебных прениях со ссылкой, что тот неправильно интерпретирует доказательства, злоупотребляя правом
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Сергей Тронов, лишенный слова в прениях, в комментарии «АГ» отметил, что апелляционное определение ВС РФ – это знаковое решение в защиту прав адвокатов и выполнения ими своих профессиональных обязанностей. Защитник другого фигуранта этого дела заметил, что позиция Суда является адекватной реакцией на нарушение Краснодарским краевым судом фундаментальных положений уголовно-процессуального закона.

22 января Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ вынесла Апелляционное определение № 18-АПУ19-29, которым отменила обвинительный приговор четверым гражданам, признанным виновными в участии в банде и иных преступлениях, и вернула уголовное дело на новое рассмотрение. Причиной отмены стало лишение защитника одного из фигурантов права на выступление в прениях сторон.

Обстоятельства дела

По версии следствия, в 2016 г. житель Краснодарского края Владимир Гру возглавил банду, куда также вошли Николай Ардабацкий, Виталий Озерный и Евгений Яковлев. Вооруженная преступная группа, как полагало следствие, была создана для похищения крупных сумм наличных денежных средств у московской предпринимательницы С., которые перевозились из Краснодара в российскую столицу курьерами В. и Р. Для этого участники банды незаконно приобрели пистолет и 16 патронов к нему, а также похитили регистрационный знак у автомобиля ВАЗ, принадлежавшего гражданину Т., кроме того, они отслеживали перемещение курьеров.

Разбойное нападение состоялось 7 марта 2017 г., когда Гру, Ардабацкий и Озерный подкараулили Р. и В. в подъезде жилого дома. По версии следствия, Гру и Ардабацкий напали на курьеров, нанеся каждому не менее двух ударов по голове отрезками металлической трубы, в то время как Озерный находился на лестничной площадке и следил за окружающей обстановкой.

Из материалов уголовного дела следовало, что курьеры оказали активное сопротивление, поэтому Владимир Гру выстрелил из пистолета в каждого из них. Тем не менее Р. и В. получили лишь легкие касательные ранения, после чего, по версии следствия, Ардабацкий завладел оружием и убил курьеров выстрелами в голову. По мнению следствия, преступники скрылись с места происшествия на автомобиле Яковлева, поджидавшего их в укрытии. Добычей банды стали 10 млн руб., что причинило московской предпринимательнице имущественный ущерб в особо крупном размере.

Все предполагаемые участники банды были задержаны по «горячим следам», и уже в отделении полиции они написали явки с повинной. Они были помещены под стражу. В дальнейшем Владимиру Гру были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209 «Бандитизм», ч. 3 ст. 222 «Незаконный оборот оружия и боеприпасов к нему», ч. 2 ст. 325.1 «Неправомерное завладение государственным регистрационным знаком транспортного средства», п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 «Убийство», п. «а, б, в» ч. 4 ст. 162 «Разбой» УК РФ. Николаю Ардабацкому были предъявлены обвинения в совершении преступлений по ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222, ч. 2 ст. 325.1, п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п. «а, б, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ. Виталия Озерного обвиняли в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209, ч. 2 ст. 325.1, п. «а, б, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, а Евгения Яковлева – по ч. 1 ст. 209, п. «а, б, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Суд вынес обвинительный приговор

Уголовное дело рассматривалось в Краснодарском краевом суде под председательством судьи Владимира Кулькова. В ходе судебного разбирательства по делу все обвиняемые отрицали свою причастность к участию в банде. Тем не менее Гру сознался в разбойном нападении на В. и Р. в целях похищения денежных средств у С., а Ардабацкий признал свою вину в разбое и убийстве курьеров. В свою очередь Озерный и Яковлев также сознались в совершении вменяемых им иных преступных деяний. При этом Гру, Ардабацкий и Озеров заявили о том, что признательные показания, данные ими во время предварительного следствия, были получены под давлением.

Защиту подсудимых осуществляли адвокаты АП Краснодарского края: Владимира Гру защищал адвокат Сергей Крайних, Николая Ардабацкого – Елена Коваль, Виталия Озерного – Родион Уваров, Евгения Яковлева – Сергей Тронов.

В ходе рассмотрения дела были заслушаны показания подсудимых, потерпевших, которыми были признаны предпринимательница С. и родственники курьеров, свидетелей, также были исследованы письменные доказательства (включая различные экспертные заключения, протоколы осмотра места происшествия, допросов и очных ставок), вещдоки, доводы обвинения и защиты.

Суд критически отнесся к доводам Гру о том, что тот не планировал создавать банду, к доводам Озерного о том, что он не знал о краже госномеров и к показаниям Яковлева о своей непричастности к преступлениям. Первая инстанция также посчитала, что показания Ардабацкого были направлены на смягчение уголовной ответственности других обвиняемых.

Кроме того, были отвергнуты доводы защиты о недопустимости протоколов допроса Гру и Ардабацкого по причине несоответствия их приложенным к ним видеозаписям. Суд счел, что следственные действия были проведены в соответствии с требованиями УПК РФ и в присутствии адвокатов.

Доводы Гру, Ардабацкого и Озерова об оказании давления на них в ходе предварительного следствия были отклонены как голословные. «Суд считает, что все исследованные, проанализированные и указанные в приговоре доказательства являются относимыми, допустимыми и достоверными, а в своей совокупности достаточными для принятия судом решения о роли каждого из подсудимых в совершении инкриминируемых преступлений», – отмечено в приговоре (имеется у «АГ»).

В итоге обвиняемые были признаны виновными в совершении инкриминируемых им деяний. Владимир Гру был приговорен к 21 году лишения свободы в колонии строгого режима, а Николай Ардабацкий – к 22 годам. Виталий Озерный и Евгений Яковлев были приговорены к 14 и 13 годам лишения свободы соответственно. В качестве смягчающих обстоятельств суд, в частности, учел инвалидность одного из подсудимых, наличие у них малолетних детей, факт написания явок с повинной. Отягчающим обстоятельством для Владимира Гру стала активная роль в создании банды и ее руководстве, для Николая Ардабацкого – особо активная роль в использовании оружия и боеприпасов при разбойном нападении. Помимо основного наказания суд назначил дополнительное наказание всем участникам банды в виде ограничения их свободы от одного до полутора лет.

Содержание апелляционных жалоб и представления

Впоследствии трое осужденных и адвокаты Елена Коваль, Сергей Тронов, Сергей Крайних обжаловали обвинительный приговор. Адвокаты указали на существенные нарушения норм уголовно-процессуального законодательства и несправедливость самого приговора.

Так, Елена Коваль сослалась на то, что ее доверитель был несправедливо осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ. По ее мнению, в действиях Ардабацкого имелся эксцесс исполнителя, поэтому квалифицирующий признак, предусмотренный п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, подлежит исключению из его состава.

Сергей Тронов просил ВС РФ отменить приговор в отношении Яковлева и оправдать его по ч. 2 ст. 209 УК РФ за отсутствием состава преступления, по п. «а, б, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ – за непричастностью к преступлениям. По мнению защитника, судебное разбирательство по уголовном делу его доверителя было проведено с обвинительным уклоном, суд не дал оценку алиби его подзащитного в день совершения преступления, поскольку он в момент преступления забирал свою сожительницу с работы. Адвокат также отметил, что суд не установил форму вины и способ совершения разбойного нападения Яковлевым разбойного нападения, так как последний не принимал участия в указанном преступлении. Защитник также настаивал на непричастности своего доверителя к банде.

В жалобе адвокат также сослался на многочисленные нарушения в ходе предварительного следствия: на оказание давления на подозреваемых и фальсификацию протоколов допросов. По словам Сергея Тронова, суд не дал подсудимым времени для подготовки к судебным прениям, прерывал выступления защитников, а конкретно его – лишил его слова на стадии судебных прений, а также отказал защите в приобщении важных доказательств. По словам адвоката, судья находился в совещательной комнате непродолжительное время, что свидетельствовало о его заранее сформулированной позиции по делу.

В апелляционной жалобе Сергей Крайних подтвердил, что допросы подозреваемых проводились, в частности, в ночное время, с превышением установленного времени – без перерыва на отдых и прием пищи. Он также отметил отсутствие в действиях Гру состава преступления, предусмотренного ст. 209 УК РФ.

В свою очередь, в своем апелляционном представлении прокуратура сослалась на неверное применение судом норм уголовного права. Так, сторона обвинения указала, что суд в описательно-мотивировочной части приговора не указал на применение ч. 1 ст. 62 УК РФ при назначении подсудимым наказания, несмотря на их явки с повинной. Прокуратура также сочла, что суд не учел особо активную роль Гру в качестве отягчающего обстоятельства при совершении разбойного нападения.

В представлении отмечалось неверное определение начала исчисления сроков отбывания наказания, указывалось, что суд не мотивировал назначение всем подсудимым дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

ВС признал нарушения уголовно-процессуального законодательства судом первой инстанции

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда выявила существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

ВС напомнил, что не допускается ограничение права обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи адвоката: суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон, но при этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, а также доказательств, признанных недопустимыми.

Верховный Суд отметил, что, исходя из протокола судебного заседания, председательствующий сначала неоднократно останавливал выступления адвокатов Сергея Крайних и Сергея Тронова, когда защитники заявляли о недопустимости протоколов допросов подозреваемых, а затем лишил последнего права выступления в судебных прениях со ссылкой на то, что адвокат неправильно интерпретирует имеющиеся доказательства, злоупотребляя своими правами.

«Мотивы принятых судом решений не соответствуют уголовно-процессуальному закону, председательствующим установлены не основанные на законе ограничения для участия в судебных прениях защитников, предусмотренных законом оснований для лишения адвоката Сергея Тронова права на выступление в судебных прениях не имелось. Выступая в судебных прениях, защитник вправе дать оценку всем исследованным доказательствам, в том числе и тем, в отношении которых судом принималось решение об отказе в признании их недопустимыми. Более того, это является обязанностью защитника в силу ч. 1 ст. 248 УПК РФ, из которой следует, что защитник подсудимого излагает суду свое мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства», – отмечено в апелляционном определении.

Судебная коллегия добавила, что председательствующий, останавливая выступление адвокатов, которые высказывали свое мнение относительно показаний, данных их доверителями в качестве подозреваемых, утверждал о законности, достоверности, допустимости таких доказательств, неподтверждении доводов защитников исследованными доказательствами, в нарушение требований УПК РФ, до удаления в совещательную комнату. Таким образом, пояснил Верховный Суд, председательствующий дал оценку этим доказательствам на предмет их достоверности, в то время как оценка всем исследованным в судебном заседании доказательствам должна быть дана им при постановлении приговора.

«Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона Судебная коллегия признает существенными, они привели к невозможности реализации адвокатом Сергеем Троновым и ограничению реализации адвокатом Сергеем Крайних своих прав, закрепленных в ст. 53 УПК РФ, и, как следствие, к нарушению гарантированных ст. 48 Конституции РФ прав подсудимых Евгения Яковлева и Владимира Гру на получение квалифицированной юридической помощи, а также к нарушению правил оценки доказательств и предопределению выводов суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, что в совокупности могло повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения», – отметил Верховный Суд, отменив обвинительный приговор и направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Защитники некоторых осужденных прокомментировали выводы ВС

В комментарии «АГ» адвокат Сергей Тронов сообщил, что расценивает апелляционное определение как очередное знаковое решение в защиту прав адвокатов и выполнения ими своих профессиональных обязанностей. Защитник с сожалением констатировал, что такую поддержку адвокаты получают в основном от Верховного Суда: «На местах нас просто не слышат: лишение защитника слова в прениях не предусмотрено действующим УПК. Но, как видно, на региональном уровне это судей не останавливает».

Сергей Тронов добавил, что абсурдность лишения председательствующим его слова в прениях заключалась в том, что он давал оценку именно доказательствам, которые не были признаны судом недопустимыми. «Но то, как я давал оценку, судью не устраивало – в этом плане у него было свое видение», – пояснил он.

Как рассказал защитник, в качестве причины для прерывания выступления адвоката председательствующий указал, что тот должен ссылаться на показания, которые даны в протоколах следственных действий, и не опорочивать их. «То есть фактически председательствующий указывал защитнику, какие допущенные доказательства он может оценивать, а какие – нет. А если он их оценивает, то только в положительном ключе, а если не в положительном, то “не смейте опорочивать”. Такое поведение председательствующего судьи напомнило мне расхожую фразу “о покойнике либо хорошо, либо ничего”, только я хотел бы напомнить продолжение этой фразы – “либо ничего, кроме правды”», – прокомментировал Сергей Тронов.

Читайте также
ВС оставил в силе оправдательный приговор суда присяжных по делу о двойном убийстве и разбое
Прокурор настаивал, что вопросы в вопросном листе были сформулированы неправильно, а также что на присяжных оказывалось «незаконное воздействие», но Суд не согласился с ним
05 Июля 2018 Новости

При этом он пояснил, что не опорочивал исследованные доказательства, а проводил их анализ и давал им собственную оценку: «Данные действия я совершал в рамках закона и выполнения своих обязанностей по защите своего подзащитного. Правомерность таких действий неоднократно подтверждена позицией Верховного Суда (например, Определение № 18-АПУ18-9сп от 27 июня 2018 г.)».

Защитник с сожалением отметил, что в определении Судебной коллегии ВС РФ указаны не все нарушения, допущенные при рассмотрении этого дела. «Не касаясь вопросов материального права, хотелось бы обратить внимание на следующие обстоятельства. Изначально защитники столкнулись с жестким противостоянием председательствующего выполнению защитниками своих обязанностей. В течение всего судебного следствия стороне защиты неоднократно, немотивированно суд отказал в удовлетворении практически всех ходатайств. При этом большинство отказов было вынесено с универсальной формулировкой “суд не находит правовых оснований”. Неоднократно отказывалось в удовлетворении ходатайств без обсуждения со сторонами. Часть ходатайств просто игнорировались», – рассказал Сергей Тронов.

По словам адвоката, суд не удовлетворил ни одно ходатайство о признании доказательств недопустимыми, при том что часть из них имели явные признаки фальсификации. Защите указывалось на возможность дать оценку этим доказательствам в прениях, но в самих прениях председательствующий всеми способами этому воспрепятствовал, заметил Сергей Тронов. «Судом необоснованно отказано в ходатайстве защиты о назначении почерковедческой экспертизы документов, представленных обвинением в качестве доказательств размера причиненного преступлением ущерба, и в вызове эксперта в судебное заседание для допроса по указанному исследованию. Суд также необоснованно отказался приобщить к материалам дела экспертное исследование, доказывающее фальсификацию документов о размере ущерба, причиненного преступлением», – указал он.

«Пока ответить трудно, какое значение имеет определение ВС РФ для моего доверителя. Есть надежда, что новое рассмотрение дела будет происходить более объективно, в отличие от первого, где суд изначально в принципе не собирался ни в чем разбираться. Есть надежда, что новый председательствующий будет все-таки руководствоваться нормами УПК РФ и свое внутреннее убеждение применять объективно, беспристрастно, не ущемляя при этом права участников процесса», – подытожил Сергей Тронов.

Адвокат АП г. Москвы Артем Белов, представлявший интересы Виталия Озерного в Верховном Суде в порядке ст. 51 УПК РФ, отметил, что апелляционное определение является адекватной реакцией на нарушение Краснодарским краевым судом фундаментальных положений уголовно-процессуального закона, которые регламентируют положение защитника в уголовном судопроизводстве на одной из важнейших стадий рассмотрения уголовного дела – прениях сторон.

«Судья Краснодарского краевого суда Владимир Кульков совместно с государственным обвинителем, по словам коллег, изначально задал всему ходу рассмотрения уголовного дела обвинительный уклон, отклоняя все возможные ходатайства о проверке доказательств, полученных на стадии предварительного расследования уголовного дела, что нашло свое подтверждение и, как ни странно, в протоколе судебного заседания», – отметил он, добавив, что в своих апелляционных жалобах адвокаты Тронов и Крайних с достаточной полнотой отразили систематические ущемления их процессуальных прав в ходе всего рассмотрения уголовного дела и, как следствие, права их подзащитных на оказание квалифицированной юридической помощи.

Артем Белов разделил взволнованность адвокатского сообщества существующей проблемой реализации профессиональных прав в условиях, когда суд, который должен сохранять независимость и беспристрастность, придавая обвинительный уклон уголовному судопроизводству, ущемляет права доверителей на получение ими квалифицированной юридической помощи.

Рассказать: