×

Впервые за долгое время суд присудил юристу «гонорар успеха»

Кассация посчитала, что соглашение между сторонами является договором возмездного оказания услуг и не препятствует выплате дополнительного вознаграждения за уже оказанные и оплаченные услуги представительства
Фото: «Адвокатская газета»
Эксперты пояснили, что это первое такое решение за очень долгое время. При этом один из них отметил, что в целом «гонорар успеха» существенно упрощает жизнь юристам и доверителям, так как во многих случаях на время начала оказания услуг у последнего есть нарушенное право, но нет денег или степень восстановления права на дату начала его защиты не очевидна. Второй эксперт подчеркнул, что в условиях дуалистической системы, когда есть адвокаты и юристы-неадвокаты, «гонорар успеха» – единственная возможность гарантировать качество работы.

Арбитражный суд Центрального округа вынес постановление по делу № А 09-15610/2016, в котором указал, что так как законодательством РФ не устанавливаются какие-либо специальные требования к условиям о выплате вознаграждения исполнителю по договорам возмездного оказания услуг, то стороны вправе согласовать размер премии в различных формах, если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права.

Как следует из материалов дела, между консалтинговой компанией и строительным предприятием был заключен договор об оказании юридических услуг от 4 февраля 2015 г., согласно которому исполнитель обязался оказать юридические услуги по представлению интересов общества в Арбитражном суде Брянской области по иску о взыскании задолженности по муниципальному контракту. В п. 4 договора указывалось, что при достижении положительного результата, связанного со взысканием задолженности, доверитель выплачивает исполнителю премию в размере 50% от суммы, взысканной сверх суммы основного долга, за исключением судебных издержек.

Арбитражный суд Брянской области удовлетворил исковые требования истца и взыскал в пользу строительной компании более 2,5 млн руб., в том числе около 2 млн руб. долга и 351 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, а также 35 тыс. руб. расходов на оплату госпошлины и 40 тыс. руб. расходов на оплату услуг представителя. Таким образом, размер премии консалтинговой компании составил 175 тыс. руб., однако общество отказалось выплачивать вознаграждение. Юрфирма обратилась в суд. 

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что условие п. 4 договора не может считаться согласованным сторонами, так как экземпляр договора, находящийся у общества, не был закреплен подписью обеих сторон. Суд посчитал, что в качестве доказательства консалтинговая фирма представила проект договора, который не был утвержден.

В ходе рассмотрения апелляционной жалобы стороны давали отличные друг от друга пояснения относительно места, обстоятельств и количества подписанных договоров, в связи с чем апелляция не согласилась с выводами суда первой инстанции. Суд апелляционной инстанции, руководствуясь ст. 309, 310, 421, 779, 782 ГК РФ, оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам ст. 71 АПК РФ, установил, что ответчик свои обязательства по п. 4 договора на оказание юридических услуг не выполнил надлежащим образом, в связи с чем пришел к выводу о наличии правовых оснований для взыскания с общества долга по оплате оказанных услуг в заявленном размере.

Не согласившись с этим, общество обратилось в кассационную инстанцию. Рассмотрев дело, суд округа пояснил, что в данном случае обязательства сторон возникли из договора, являющегося по своей правовой природе договором возмездного оказания услуг и в силу ст. 307 ГК РФ дающего кредитору право требовать от должника исполнения обязательства. 

Кассационный суд отметил, что в п. 4 договора стороны предусмотрели выплату исполнителю премии, при этом факт оказания юрфирмой услуг в полном объеме обществом не оспаривается. Суд указал, что дополнительная сумма по существу является вознаграждением, уплачиваемым за уже оказанные и оплаченные услуги представительства, а ее размер зависит от достигнутого сторонами договора соглашения.

Кроме того, кассационная инстанция указала, что так как законодательством РФ не устанавливаются какие-либо специальные требования к условиям о выплате вознаграждения исполнителю по договорам возмездного оказания услуг, то стороны вправе согласовать размер премии в различных формах, если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права. Таким образом, суд округа оставил в силе решение апелляционного суда.

Читайте также
Финансирование судебных процессов
Адвокаты и юристы - о допустимости «гонораров успеха» и развитии в России рынка инвестиций в судебные процессы
09 Июля 2018 Дискуссии

Комментируя решение кассационной инстанции, управляющий партнер «Пепеляев Групп» Сергей Пепеляев пояснил, что это первое дело после длительного периода, когда суд принял решение в пользу юристов, так как позиции ВАС РФ в 1999 г., КС РФ в 2007 г., а также ВС РФ были иными. 

Эксперт отметил, что последние годы данная тема обсуждается достаточно активно. Он указал на мнение о том, что гонорар успеха в России – единственное средство обеспечить малоимущим гражданам право на судебную защиту. «В условиях дуалистической системы, когда у нас есть адвокаты и юристы-неадвокаты, гонорар успеха – единственная возможность гарантировать качество работы», – пояснил Сергей Пепеляев.

«Первая положительная весточка была на съезде адвокатов в 2013 г., когда было предусмотрено в КПЭА право адвокатов предусматривать такие условия. В прошлом году в июле были внесены изменения в Закон о банкротстве, где предусматривалось, что до 30% средств конкурсной массы, поступившей в результате разрешения споров с должниками и т.д., могут быть использованы на оплату услуг тех, кто эти споры вел. По сути, это признание гонорара успеха на законодательном уровне. Наконец, в этом году на Столыпинских чтениях председатель Совета судей РФ Виктор Момотов сказал, что кое-что изменилось в гражданском законодательстве: появился принцип добросовестности, появилась возможность заключать договоры под условием наступления каких-то событий в будущем, и все это не учитывал Конституционный Суд в 2007 г., в связи с чем есть основания вновь вернуться к обсуждению вопроса о гонораре успеха», – рассказал эксперт.

Читайте также
Адвокаты – о поправках в Закон об адвокатуре
Юрий Пилипенко отметил, что, хотя авторы поправок учли ряд предложений ФПА при их подготовке, официальная позиция по законопроекту будет сформулирована позднее
22 Мая 2018 Новости

По мнению Сергея Пепеляева, этого сигнала от ВС РФ уже достаточно, чтобы суды начали менять свою практику, и рассматриваемое дело – первый пример ее изменения. Сергей Пепеляев считает, что в дальнейшем такой процесс пойдет активнее. Он также указал на внесенный в Госдуму законопроект, предусматривающий ряд изменений в Закон об адвокатуре, в котором отмечается, что гонорар успеха – нормальная практика и, соответственно, условия адвокатов и доверителей о «гонораре успеха» должны защищаться судами, как и все прочие соглашения сторон. 

Старший партнер АБ «Бартолиус» Дмитрий Проводин указал, что считает позицию суда по данному делу крайне прогрессивной, возвращающейся к одному из лучших начинаний ВАС РФ в виде устранения препятствий свободному установлению условий договора между клиентом и юристом.

Он пояснил, что последняя практика Президиума ВАС РФ исходила из возможности взыскания «гонорара успеха», однако экономическая коллегия ВС РФ почти с самого начала ее существования его отрицала, а вслед за ней и нижестоящие суды. «Причем, суды не отрицали возможности определения размера гонорара в процентном отношении от цены иска», – указал Дмитрий Проводин.

Эксперт отметил, что в целом «гонорар успеха» существенно упрощает жизнь и юристам, и доверителям. «Во многих случаях на время начала оказания услуг у доверителя есть нарушенное право, но нет денег или степень восстановления права на дату начала его защиты не очевидна (например, спор о взыскании компенсации за нарушение авторских прав, спор о взыскании убытков). При отсутствии денег юрист, по сути, кредитует клиента своей работой. При этом может сложиться ситуация, когда инвестором будет третье лицо или профессиональный участник рынка финансирования судебных процессов, имеющий намерение получить часть гонорара успеха за свои инвестиции. Таким образом, по моему глубокому убеждению, признание судебной защиты за гонораром успеха откроет новые направления по защите прав лиц, в том числе по коллективным искам, и сделает защищенными “трудовые” инвестиции юристов в ведение дел клиентов», – заключил Дмитрий Проводин.

Рассказать:
Дискуссии
Финансирование судебных процессов
Финансирование судебных процессов
Юридический рынок
09 Июля 2018