×

ВС разъяснил, как определять срок прекращения поручительства, если договором он не установлен

Принято Постановление Пленума Верховного Суда о некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве
Ранее один из экспертов «АГ» отмечал, что положения постановления во многом разъясняют уже существующие и широко применяемые на практике нормы, но при этом дают некоторые существенные пояснения. Другой оценивал такой документ критически – как имеющий явный «пробанковский» уклон.

24 декабря Пленум Верховного Суда РФ утвердил Постановление о некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве, включающее 55 правовых позиций, объединенных в 8 разделов. Как ранее писала «АГ», 17 декабря Пленум ВС по итогам рассмотрения направил проект данного документа на доработку.

Читайте также
Пленум ВС разъяснит некоторые вопросы, касающиеся споров о поручительстве
Проект постановления «О некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве» направлен на доработку
18 Декабря 2020 Новости

По итогам доработки в документ был внесен ряд изменений. Так, из разъяснения в п. 1 о том, чем может обеспечиваться исполнение обязательства поручителя перед кредитором, исключено упоминание договора страхования, а из п. 2 – следующая формулировка: «Если из соглашения, заключенного между кредитором и третьим лицом, следует, что такое лицо обязано исполнить неденежное обязательство в натуре солидарно или субсидиарно с первоначальным должником, например передать товар, выполнить работу или оказать услугу, к такому соглашению подлежат применению правила о кумулятивном переводе долга (п. 3 ст. 391 ГК РФ)».

Скорректированы и два последних предложения п. 22, которые теперь выглядят так: «При удовлетворении должником регрессного требования поручителя должник вправе потребовать от кредитора уплаты лишь излишне полученного. Однако если кредитор умышленно совершил действия, направленные на получение удовлетворения от поручителя, несмотря на то что обязательство прекратилось исполнением должника, последний также вправе потребовать возмещения и иных убытков <…>».

В свою очередь, п. 42 дополнен двумя формулировками; одна из них касается срока прекращения поручительства по истечении года с момента заключения такого договора, если последним, заключенным после наступления срока исполнения основного обязательства, не определен срок действия поручительства. В финальной версии постановления подчеркивается, что указанные сроки не являются сроками исковой давности и к ним не применяются положения главы 12 ГК РФ. Кроме того, отмечается, что «при разрешении вопроса о сумме, подлежащей взысканию с поручителя в счет исполнения основного обязательства, следует исходить из размера требований, предъявленных к нему в период срока действия поручительства».

Содержание п. 46 постановления ранее входило в п. 47 проекта, а разъяснения, содержащиеся в п. 47, – в п. 48 проекта. При этом они подверглись незначительным изменениям. В частности, из текста принятого постановления исключено разъяснение, которое ранее было в п. 46 проекта. В нем отмечалось, что со дня обращения кредитора в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права течение срока поручительства приостанавливается на период, пока осуществляется судебная защита (в том числе в случаях, когда суд счел подлежащими применению при разрешении спора иные нормы права, чем те, на которые ссылался истец, а также при изменении им избранного способа защиты права или обстоятельств, на которых он основывает свои требования). В свою очередь, п. 48 постановления «унаследовал» разъяснения из п. 49 проекта, а в следующий пункт окончательной версии документа вошло разъяснение п. 50 проекта.

Кроме того, п. 50 постановления изложен в новой редакции, согласно которой, если в период рассмотрения спора в суде поручитель исполнил основное обязательство полностью, суд по его заявлению и при наличии согласия кредитора производит замену истца в порядке, установленном ст. 44 ГПК РФ и ст. 48 АПК РФ. В отсутствие согласия кредитора на замену его правопреемником поручитель, исполнивший основное обязательство, вправе вступить в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора. Такие правила применяются и при частичном исполнении поручителем основного обязательства. В этом случае при замене кредитора поручителем в части заявленных требований оба лица, являясь истцами, выступают в процессе самостоятельно и независимо друг от друга.

В свою очередь, п. 51 постановления «унаследовал» содержание п. 52 проекта. Таким образом, общее количество пунктов документа сократилось до 55.

Ранее в комментарии «АГ» адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев отмечал, что положения постановления во многом разъясняют уже существующие и широко применяемые на практике нормы, но при этом дают некоторые существенные пояснения.

Адвокат, партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков, напротив, оценивал документ критически: как имеющий явный «пробанковский» уклон. «В нем не рассматриваются действительно спорные моменты, а лишь констатируются известные, на мой взгляд, и уже сформированные подходы судов», – подчеркивал он.

Эксперт с сожалением отмечал, что не может указать значимых, по его мнению, для практики положений, однако привел ряд вопросов, на которые хотелось бы получить ответ Верховного Суда применительно к поручительству. «В частности, было бы интересно узнать, как будут разрешаться следующие конкурирующие (коллизионные) обстоятельства, сопряженные с поручительством, когда у должника несколько поручителей, каждый из которых может исполнить обязательства и в отношении каждого из которых введена процедура банкротства. Как в таком случае, учитывая невозможность объединения банкротных производств, следует удовлетворять требования банков? Солидарный характер требований позволяет в этой ситуации взыскать денежные средства с одного из поручителей, но вот вопрос регрессного требования с учетом банкротства остается открытым», – добавил Виктор Глушаков.

Рассказать:
Яндекс.Метрика