×

Лекарство от нигилизма

Общественный совет при Министерстве юстиции рассмотрел концепцию Основ государственной политики в сфере борьбы с правовым нигилизмом
Материал выпуска № 18 (83) 16-30 сентября 2010 года.

ЛЕКАРСТВО ОТ НИГИЛИЗМА

Общественный совет при Министерстве юстиции рассмотрел концепцию Основ государственной политики в сфере борьбы с правовым нигилизмом



11 сентября в Пскове состоялось заседание Общественного совета при Минюсте РФ. Рассматривали проект Основ государственной политики в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан. Это базовый документ, определяющий направления государственной политики по противодействию правовому нигилизму - фактору, способствующему развитию коррупции и препятствующему развитию гражданского общества, правового государства, формированию демократических институтов и рыночных основ экономики.

В обсуждении проекта приняли участие министр юстиции Александр Коновалов, Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин, заместитель председателя Общественного совета, президент Федеральной палаты адвокатов Евгений Семеняко, президент Нотариальной палаты адвокатов Мария Сазонова, ректор Российской правовой академии Минюста РФ Сергей Герасимов, ректор Московской государственной юридической академии Виктор Блажеев, президент Уральской юридической академии Виктор Перевалов, другие видные юристы, представители общественных, научных организаций, русского духовенства и средств массовой информации.

Вел заседание председатель Общественного совета ректор Санкт-Петербургского университета Николай Кропачев.

Казалось бы, тезис о правом нигилизме, озвученный Президентом Д. Медведевым, давно ушел из активного политико-юридического лексикона. Однако проблема, скрывающаяся за этой звучной формулировкой, осталась. И члены Общественного совета решили не просто повторить пройденное, а рассмотреть явление в разрезе. Сразу выяснилось, что, несмотря на былую «раскрученность» тезиса о правовом нигилизме, единства во взглядах на происхождение, сущность и социальную подоплеку этого явления нет даже в среде таких умудренных и опытных юристов, которые собрались на Совет.

Дорожная карта от Лукина

Владимир Лукин определил правовой нигилизм как группу идейно-социальных явлений, которые подрывают стабильность и порядок в обществе.

«Сама по себе структура правового нигилизма очень целостная и крепкая, – заместил Владимир Петрович. – Правовая неграмотность и пренебрежение к законам лишь малая ее часть. В Советском Союзе население было в правовом отношении образовано, а нигилизм существовал в самой острой форме. Он выступал в виде укоренившейся в поколениях манеры жить и действовать не по закону, а в соответствии с обстоятельствами. Оттого одними просветительскими и обучающими мерами нигилизм не искоренить.

Исправить ситуацию, по мнению Уполномоченного, может только модернизация сознания (избавление от застарелых стереотипов), происходящая по мере модернизации общественной жизни.

Лукин назвал наиболее пагубные явления общественно-правовой жизни, дающие питательную почву для правового нигилизма: обвинительный уклон в правосудии и выборочное милосердие, попрание закона теми, кто должен его блюсти, – судьями и прокурорами, принятие судебных решений на основе соображений целесообразности, а не законности, издание взаимоисключающих нормативных актов.
Владимир Петрович выразил пожелание изложить рассматриваемый документ не в виде декларации, а в виде своеобразной дорожной карты, указывающей правильное направление движения.

От правового просвещения к правовому просветительству

В выступлениях некоторых членов Общественного совета прозвучала мысль о том, что одним из кардинальных направлений государственной политики в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан должно стать формирование правовой культуры. Об этом, в частности, сказал президент Уральской государственной юридической академии Виктор Перевалов.

Его поддержал советник Президента РФ Евгений Юрьев, который видит причину нигилистических настроений не в слабом правовом просвещении населения, а в низкой правовой культуре граждан и бизнеса. Он выступил за то, чтобы законодательным порядком ограничить распространение медиапродукции, спекулирующей на низменных страстях человека, и ограничить бизнес тех предпринимателей, деятельность которых наносит ущерб общественной нравственности.

Предвидя возражения коллег, Юрьев отметил, что это не означает введения цензуры или создания дополнительных препон на пути предпринимательства. Защита общественной нравственности и формирование здоровой культуры – естественная задача государства и общества. Однако ее не решить декларативными методами. Если власть попирает закон, общество не станет законопослушным. Правовая культура должна стать общей и для граждан, и для власти. Справедливость суда должна одинаково распространяться и на обычного гражданина, и на представителя властных структур. Если предприятие N судится с мэром города, в котором оно находится, в судебном разбирательстве не должен присутствовать административный ресурс.

Развивая эту тему, председатель Общественного совета Николай Кропачев признался, что отдал 10 лет своей жизни на то, чтобы научить студентов Санкт-Петербургского университета отстаивать свои взгляды и убеждения в спорах с преподавателями. Он привел пример, когда студенты 3-го курса юрфака, действуя в интересах граждан города, выиграли в споре с губернатором Санкт-Петербурга, и намерен сделать все для того, чтобы такой же верой в силу закона и справедливости заразились не только будущие юристы, но и физики, химики, филологи и математики.

Предприниматели в законность не верят

Пока же, к сожалению, мы наблюдаем совсем иную картину. Споры граждан и бизнеса с властью часто оказываются безрезультатными. При этом предприниматели часто рискуют не только своей собственностью, но и свободой. Об этом сказал член Общественной палаты РФ, президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Сергей Борисов, отметивший, что предприниматели не верят в эффективность закона и предпочитают «договариваться», а не судиться с властью. По данным президента фонда «Центр политических технологий» Игоря Бунина, принимавшего участие в обсуждении, таковых около 70 %. И только 20 % чувствуют себя настолько уверенными, что в спорах с властью предпочитают отстаивать свою правоту в суде.

Члены Общественного совета были едины в том, что добиться кардинального изменения ситуации можно только при условии выработки последовательной государственной политики в области развития правовой грамотности и правосознания граждан, подкрепленной практическими шагами. Один из таких шагов предложил советник Президента РФ Евгений Юрьев – провести амнистию для граждан, осужденных за преступления в сфере экономики, не повлекших для государства или третьих лиц существенного ущерба.

Профессионализм против нигилизма

Президент Федеральной нотариальной палаты Мария Сазонова и президент Федеральной палаты адвокатов Евгений Семеняко подняли в своих выступлениях тему добросовестности и профессионализма защитников и юридических консультантов, оказывающих правовую помощь организациям и гражданам. От того, как урегулирована система правовой помощи, как соблюдаются профессиональные и этические стандарты и порядок ее предоставления, во многом зависит общее состояние правовой защищенности общества и уровень доверия граждан к закону.

«В условиях, когда нарушаются элементарные принципы юридической этики и состязательности процесса, – сказала М. Сазонова, – когда вопросы материального права решаются не по закону, а “по понятиям”, когда юридическая помощь сводится к тому, чтобы договориться с чиновником, прокурором или судьей, гражданин не верит в закон. Для защиты своих прав ему порой проще обратиться к бандиту, чем к профессиональному юристу. Одна из причин такого положения – бесконтрольность и неурегулированность сферы правовой помощи».

М. Сазонова отметила, что еще в 90-е гг. при принятии концепции гражданского законодательства законодатели совершили ошибку, следствием которой стало тотальное нарушение прав многих граждан. Исключив из сферы гражданского оборота фигуру нотариуса и предоставив гражданам заключать договоры в простой письменной форме, законодатели открыли доступ к сопровождению сделок непрофессионалам. Теперь договорной практикой занимаются все кто угодно, а нотариусы все более вытесняются из данной сферы. В результате суды завалены спорами о многочисленных нарушениях законодательства и, соответственно, прав граждан при заключении договоров в простой письменной форме и невозможностью их исполнить.

Для исправления катастрофического, по мнению М. Сазоновой, положения в данной области необходимо на законодательном уровне урегулировать вопрос о возвращении профессиональных консультантов – нотариусов в сферу правового сопровождения имущественных сделок, что, безусловно, будет способствовать обеспечению законных прав и гарантий граждан.

Похожее положение сложилось и в сфере судебной защиты и профессионального юридического консультирования.

По мнению Евгения Семеняко, деятельность многих так называемых вольных юристов, которые не скованы ни корпоративными рамками, ни требованиями нормативных актов, устанавливающих стандарты профессии, не выдерживает критики. В объявлениях, публикуемых в СМИ, они обещают потенциальным клиентам гарантированный результат в ситуациях, связанных с уклонением от призыва в армию, с дорожно-транспортными происшествиями, или даже обещают оказать услуги по возбуждению или прекращению уголовного дела.

Федеральная палата адвокатов предложила Министерству юстиции свою концепцию урегулирования сферы юридической помощи, отметив, что установление профессионального представительства в судах, повышение уровня правовой защищенности населения, обеспечение доступной юридической помощи для всех категорий граждан – наша общая с Минюстом задача. Отрадно, что к этим предложениям прислушиваются. Многие из них нашли отражение в обсуждаемом документе.

Граждане вне закона

Подводя итог обсуждения концепции, министр юстиции Александр Коновалов указал на существование двух крайних позиций при определении правового нигилизма. Одни исследователи данной проблемы указывают на «невежественный народ», другие на «продажную власть». А. Коновалов считает обе эти точки зрения радикальными и предлагает искать истину посередине. Министр против того, чтобы бороться с правовым нигилизмом методом правового всеобуча.

«Нужно разобраться, почему людям удобнее оставаться неграмотными, чем постигать азы законов, – заметил Александр Владимирович. – И нужно понять, стоит ли нам непременно стремиться к тому, чтобы каждый гражданин превратился в адвоката для самого себя?»

Отвечая на эти вопросы, Коновалов подчеркнул, что альтернативой нигилизму должно стать стремление граждан быть осведомленными в правовом плане, добровольное желание соблюдать закон и добиваться того же от представителей власти, с которыми им приходится вступать в контакт.

Бессмысленно требовать от гражданина безусловного знания тех или иных статей и цитировать при этом советский постулат о том, что незнание закона не освобождает от ответственности. В условиях постоянно меняющегося и бурно растущего законодательства гражданину простительно что-то не знать. А для того чтобы не вступать в конфликт с законом, он должен прибегать к доступной и квалифицированной юридической помощи профессиональных консультантов и защитников. Собственно, так и происходит в развитых странах, где люди желают жить по закону.

В нашей стране право не является привычным инструментом гражданина. Право существует как бы за рамками повседневной жизни человека. Любое столкновение с законом – это напоминание об обязанностях и обременениях, и крайне редко – о правах.

Одна из причин такого положения – несформированность рынка собственности. Ведь именно обладание собственностью побуждает гражданина определиться в собственном правовом пространстве и отстаивать его посредством закона.

«Мы – разные сегменты российского общества, – сказал министр, – и от наших совместных усилий зависит успешность вхождения общества в правовую среду. Вовлечение гражданина в процессы правоприменения – главная концептуальная задача сегодняшнего дня».

Александр КРОХМАЛЮК,

"АГ" № 18, 2010