×

Если свобода ограничена неправомерно….

Увеличение сумм компенсации за незаконное административное задержание помогло бы решению ряда проблем
Локтев Сергей
Локтев Сергей
Адвокат Санкт-Петербургской Объединенной коллегии адвокатов

Ранее в «АГ» была опубликована новость о решении Второго кассационного суда общей юрисдикции, признавшего обоснованной сумму компенсации морального вреда в 70 тыс. руб., взысканную первой инстанцией за незаконное административное задержание гражданина из-за якобы неуплаченного штрафа.

Читайте также
За незаконное задержание на 28 часов суд взыскал 70 тыс. рублей
Дело дошло до кассации, которая согласилась с размером взысканной с МВД суммы в возмещение морального вреда
29 Сентября 2021 Новости

Как следует из судебных актов, развитие конфликта, повлекшего незаконное задержание Андрея Корзунова и ограничение свободы, было обусловлено непрофессиональными действиями правоохранителей.

Так, сотрудники ЦАФАП ГИБДД УМВД РФ по Смоленской области при замене водительского удостоверения А. Корзунова попутно проверяли наличие у него неуплаченных штрафов, что не предусмотрено регламентом. Основания для отказа в выдаче водительского удостоверения перечислены в п. 23 Постановления Правительства РФ от 24 октября 2014 г. № 1097 «О допуске к управлению транспортными средствами». К ним относятся подделка документов, наличие информации о лишении водительских прав и другие. Наличие неуплаченных штрафов не включено в перечень, который не подлежит расширенному толкованию правоприменителем.

Обнаружив сведения о неуплаченном штрафе, сотрудники ГИБДД, несмотря на предъявление Корзуновым электронного сообщения о списании штрафа в 2,5 тыс. руб., вызвали наряд полиции для составления протокола об административном правонарушении по ч. 1 ст. 20.25 («Уклонение от исполнения административного наказания») КоАП РФ.

На этом череда незаконных действий сотрудников полиции не прекратилась, а, напротив, начала «набирать обороты».

Представляется, что исходя из требований ст. 5–7 и 9 Федерального закона «О полиции», прибывшие по вызову правоохранители, удостоверившись, что деньги в счет уплаты штрафа с гражданина взысканы, должны были извиниться перед ним за причиненные неудобства, а также разъяснить коллегам из ГИБДД, что в их функции не входит обеспечение исполнения взыскания административного штрафа в порядке, предусмотренном Законом об исполнительном производстве.

Однако согласно фабуле дела произошло иначе: сотрудники полиции, прибывшие в составе наряда, продолжили нарушать права гражданина – Андрей Корзунов был задержан и доставлен в УМВД России по г. Смоленску. Предполагаю, что протокол о доставлении лица, совершившего административное правонарушение (ч. 3 ст. 27.2 КоАП), при этом не был составлен. В таком случае ограничение свободы гражданина является грубым нарушением права на свободу и личную неприкосновенность, гарантированного ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод1 (далее – Конвенция).

В дальнейшем дежурный отдела УМВД составил в отношении Андрея Корзунова протокол по ч. 1 ст. 20.25 КоАП. Необходимо отметить, что Корзунов сообщил сотрудникам полиции и дежурному о серьезных проблемах со здоровьем (сахарный диабет), что является препятствием к отбыванию административного ареста согласно Перечню заболеваний, препятствующих в отбывании административного ареста, установленному Постановлением Правительства РФ от 12 декабря 2014 г. № 1358 (п. 3 ст. 17 Федерального закона «О порядке отбывания административного ареста»).

Тем не менее, вопреки объяснениям задержанного о том, что штраф принудительно взыскан с него приставами, он был помещен в камеру административно задержанных, причем без обеспечения медикаментами и питанием согласно нормам, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 11 апреля 2005 г. № 205. Даже когда Корзунову стало плохо и врачи скорой помощи рекомендовали отвезти его домой, чтобы он мог поесть и принять лекарство, – сотрудники полиции, думается, не осознавали серьезность положения и незаконность своих действий – они отвезли задержанного домой, а после доставили обратно в отдел УМВД, хотя данное действие не регламентировано ни КоАП, ни подзаконными актами.

Исходя из описательной части определения Судебной коллегии по гражданским делам Второго КСОЮ, очевидно, что задержание Корзунова 30 ноября 2019 г., доставление в отдел полиции и последующее ограничение свободы не были необходимыми и обоснованными. Предполагаю, что из протокола об административном задержании также не следовало, какой исключительный случай по смыслу ч. 1 ст. 27.3 Кодекса стал основанием для применения в отношении гражданина, имеющего хроническое заболевание, столь жесткой и необоснованной меры обеспечения производства по делу.

Таким образом, сотрудники полиции ограничили свободу гражданина, не обосновав, во-первых, почему протокол об административном правонарушении в отношении него не мог быть составлен на месте задержания без доставления в отдел полиции; во-вторых, какие имелись основания для задержания после составления протокола о правонарушении (например, сведения о том, что задержанный мог скрыться либо иным образом воспрепятствовать производству по делу); в-третьих, после составления протокола Корзунов не был ни отпущен, ни извещен повесткой о необходимости прибытия в суд, что нарушило его права на свободу, а также на получение квалифицированной юридической помощи.

В данном случае ограничение свободы было произвольным, несоразмерным и незаконным, нарушило права гражданина, гарантированные п. 1 ст. 5 Конвенции и ст. 22 Конституции РФ, что отразил в решении Промышленный районный суд г. Смоленска (первая инстанция), сославшись в том числе на п. 3 Определения Конституционного Суда РФ от 14 мая 2018 г. № 1114-О и его Постановление от 16 июня 2009 г. № 9-П.

Так, в Постановлении от 16 июня 2009 г. № 9-П КС указал, что «по делам ˂…˃ за которые может быть назначено наказание в виде административного ареста (часть 3 статьи 27.5), привлекаемое к ответственности лицо при наличии определенных законом оснований может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов, исчисляемый, по общему правилу, с момента доставления (часть 4 статьи 27.5) ˂…˃. Из названных положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в их системной связи следует, что административное задержание лица, в отношении которого ведется административное преследование, на срок до 48 часов представляет собой по сути лишение свободы, хотя и носящее кратковременный характер. Требования к законности этой меры – исходя из смысла статей 22 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации и подпункта “с” пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод – не могут сводиться к соблюдению одних лишь формальных условий, предполагающих ее применение должностными лицами в рамках закона, в законных целях и в соответствии с задачами законодательства об административных правонарушениях. Административное задержание, предусмотренное частью 3 статьи 27.5 КоАП Российской Федерации, может считаться законным лишь в том случае, если оно осуществляется в целях, определяемых предписаниями Конституции Российской Федерации и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, необходимо для их достижения и является соразмерным. Следовательно, такое административное задержание не может быть признано законным, если оно применялось должностным лицом хотя и в рамках установленных законом полномочий, но с нарушением указанных целей и критериев, при отсутствии достаточных оснований, произвольно или тем более сопровождалось злоупотреблением властью».

Промышленный районный суд г. Смоленска и последующие судебные инстанции верно указали в описательной части судебных актов, что «истец представил сотрудникам полиции доказательства списания взысканных в качестве административного штрафа денежных средств ˂…˃ учитывая, что каких-либо процессуальных действий с участием истца органами полиции с момента его задержания и до момента доставления к мировому судье не проводилось, при этом А. Корзунов сообщил сотрудникам полиции место работы и адрес регистрации, имел при себе документ, удостоверяющий личность».

К сожалению, данное дело не является исключительным. Все чаще адвокаты отмечают непрофессионализм сотрудников полиции при задержании и составлении административных материалов в отношении лиц, подозреваемых в совершении правонарушения.

Зачастую даже за незначительные нарушения правоохранители, за исключением разве что сотрудников ГИБДД, пытаются задержать лицо, привлекаемое к ответственности, и доставить его в отдел полиции для составления соответствующих протоколов. На мой взгляд, это во многом обусловлено недостаточной подготовкой сотрудников полиции в части составления административных материалов на месте совершения нарушения. Рассмотренное дело – яркий тому пример. Если бы сотрудники полиции составили протокол на месте выявления правонарушения, дело в рабочем режиме было бы рассмотрено в суде. Создается ощущение, что посредством задержания, доставления в полицию и незаконного ограничения свободы до судебного заседания правоохранители пытаются сломить волю человека к доказыванию своей невиновности и защите конституционных прав и свобод.

Особо стоит подчеркнуть факт сложившейся практики задержания лиц, привлекаемых к административной ответственности, и доставлению их в отдел полиции до рассмотрения дела судом. Как указывалось, по делам, за которые может быть назначено наказание в виде административного ареста (ч. 3 ст. 27.5 КоАП), привлекаемое к ответственности лицо при наличии определенных законом оснований может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов, исчисляемый по общему правилу с момента доставления (ч. 4 ст. 27.5 КоАП). Таким образом, сотрудники полиции в подобных случаях нередко действуют в соответствии с буквой закона, но не его духом.

Согласно правовым позициям ЕСПЧ2 отбывание административного ареста до вступления в силу постановления суда о применении такого вида наказания нарушает право гражданина на рассмотрение дела судом второй инстанции, гарантированное ст. 2 протокола № 7 к Конвенции. В связи с этим лицо, привлекаемое к административной ответственности, должно быть освобождено из-под стражи до рассмотрения жалобы судом апелляционной инстанции – т.е. до вступления в законную силу постановления суда об административном аресте. К сожалению, требования международных актов и преценденты ЕСПЧ не всегда применяются российскими исполнительными органами и судами.

Полагаю, ключевыми факторами, повлиявшими на решения судов по данному делу, стали произвол со стороны сотрудников полиции, существенные нарушения ими требований ч. 1 ст. 27.3 КоАП и иных нормативных правовых актов, а также наличие серьезной угрозы для здоровья и жизни задержанного, что сыграло весомую роль в удовлетворении требований истца.

По схожим делам присуждения компенсации морального вреда в указанном размере я не встречал. Как правило, суды существенно снижают его, не приводя убедительных доводов в части снижения при неправомерном задержании граждан. Полагаю, что увеличение сумм компенсации за нарушение прав и свобод граждан сотрудниками правоохранительных органов рано или поздно повлечет реакцию МВД, поможет обеспечивать реализацию прав задержанных и изменить подход сотрудников правоохранительных органов к целям задержания лиц, привлекаемых к административной ответственности.


1 См., в частности, постановление ЕСПЧ от 18 сентября 2014 г. по делу «Рахимбердиев против Российской Федерации».

2 См, в частности, Постановление ЕСПЧ от 8 октября 2019 г. по делу «Мартынюк против России» (п. 39–41).

Рассказать:
Другие мнения
Скомаровская Надежда
Скомаровская Надежда
Адвокат Иркутской коллегии адвокатов «Линия защиты»
Отвод эксперту в гражданском процессе: насколько это реально?
Производство экспертизы
Как не допустить нарушения права на отвод
01 Декабря 2021
Лебедева-Романова Елена
Лебедева-Романова Елена
Адвокат, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры», эксперт Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей
Если на кону – имущественные права
Уголовное право и процесс
Судебная экспертиза как механизм защиты и установления объективной истины по экономическим преступлениям
29 Ноября 2021
Глотов Максим
Глотов Максим
Адвокат АП Московской области, председатель Московской коллегии адвокатов «Могильницкий и партнеры»
Тонкая грань статуса потерпевшего
Уголовное право и процесс
Вопрос процессуальной замены потерпевшего в случае его смерти, не связанной с преступлением, остается открытым
24 Ноября 2021
Дядькин Дмитрий
Дядькин Дмитрий
Адвокат КА «Де Юсте», член Совета АП ХМАО, директор института государства и права СурГУ, д.ю.н.
Эффективные инструменты для защиты или представительства
Уголовное право и процесс
Комментарий к правовым позициям по уголовным делам из Обзора ВС РФ № 3 за 2021 год
22 Ноября 2021
Егоров Павел
Егоров Павел
Заведующий филиалом № 14 Омской областной коллегии адвокатов, член Совета молодых адвокатов АПОО
Признание доказательств недопустимыми: миф или реальность?
Уголовное право и процесс
Доводы защиты о пороках доказательств обвинения суды оставили без внимания
17 Ноября 2021
Гузенко Иван
Гузенко Иван
Адвокат, председатель Московской коллегии адвокатов «Андреев, Бодров, Гузенко и Партнеры»
Является ли доход от реализации имущества на торгах прибылью?
Арбитражное право и процесс
Коллизия НК и Закона о банкротстве в вопросе очередности выплат кредиторам
16 Ноября 2021
Яндекс.Метрика