×
Леоненкова Екатерина
Леоненкова Екатерина
Руководитель практики налогового и таможенного права, антимонопольной практики Юридической группы «Яковлев и партнеры»

Федеральная налоговая служба подготовила обзор судебной практики ВС РФ и окружных судов по делам о банкротстве за третий квартал 2017 г.

В представленном ФНС обзоре приведены наиболее актуальные правовые позиции судов по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства. В том числе по вопросам введения процедуры банкротства, оспаривания сделок, включения требований в реестр требований кредиторов, привлечения к субсидиарной ответственности, взыскания убытков, квалификации денежного требования в качестве текущего. В целом обзор свидетельствует о внимании ФНС к спорам о несостоятельности (банкротстве) и возложении обязанности следить за этим на территориальные налоговые органы, что в существующей экономической обстановке является закономерным.

Читайте также
Правовые позиции ВС РФ доведены до сведения налоговых органов
Федеральная налоговая служба подготовила обзор судебной практики ВС РФ и окружных судов по делам о банкротстве за третий квартал 2017 г.
13 Декабря 2017 Новости

ФНС обращает внимание нижестоящих налоговых органов, что при оспаривании обязательных платежей по налогам и сборам заявитель обязан доказать осведомленность налогового органа о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника по состоянию на момент оспариваемых платежей и представить доказательства недобросовестности налогового органа. Тот факт, что налоговый орган располагает финансовой отчетностью налогоплательщика, сам по себе, по мнению ФНС,  не может рассматриваться как достаточное обоснование его осведомленности о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. ФНС в рассматриваемом случае предлагает действовать по аналогии, применяя позицию ВС РФ по спору между кредитной организацией и конкурсным управляющим (дело № А55-25698/2015) к возможным спорам с участием налоговых органов.

Фактически у налоговых органов появляется дополнительный инструмент для защиты интересов бюджета (как кредитора) от иных участников дел о банкротстве, которые будут вынуждены, следуя логике ФНС, доказывать, что налоговый орган, располагая финансовой отчетностью хозяйствующего субъекта, объективно не мог не знать о финансовой несостоятельности потенциального банкрота, а  действовал умышленно недобросовестно. Однако это мнение ФНС прямо не подтверждается обстоятельствами рассмотренного дела № А55-25698/2015.

Также ФНС говорит о необходимости в случае обращения в рамках дела о банкротстве в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным денежного исполнения в том числе предъявлять требование о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку данное требование является частью реституционного требования, подлежит рассмотрению в рамках одного спора и может быть заявлено не только в рамках искового производства. Указанный вывод, сделанный Судебной коллегией ВС РФ по делу № А40-214329/2014, направлен на упрощение процесса взыскания денежных средств (без подачи самостоятельного иска) и на защиту интересов кредиторов.

При оценке обоснованности включения требований в реестр требований кредиторов налоговый орган отмечает (дело № А32-19056/2014), что при наличии доказательств, указывающих на аффилированность сторон сделки,  корпоративный характер заявленного участником требования, на последнего переходит бремя по доказыванию гражданско-правовой природы обязательства. В частности, в этом случае необходимо раскрыть разумные экономические мотивы выбора той или иной правовой конструкции сделки. Также при наличии доводов о мнимости и притворности договоров (дело № А38-1381/2016), на основании которых лицо заявляет требования о включении в реестр требований кредиторов должника, с целью установления истинных мотивов поведения сторон нельзя ограничиваться лишь формальной проверкой представленных документов, необходимо принимать во внимание иные доказательства, подтверждающие наличие фактических договорных отношений. То есть не является достаточным представление минимального набора документов (текст договора, платежные поручения) без раскрытия обстоятельств  заключения и исполнения сделки. Включение указанных дел в  рассматриваемый обзор свидетельствует о том, что и судебные, и налоговые органы твердо придерживаются позиции, что существо правоотношений превалирует над их формой, при этом важными являются и реальность сделки, и цель заключения, установление наличия/отсутствия которой направлено на защиту интересов кредиторов. Наличие  деловой цели, реальность сделки  давно и активно исследуются налоговыми органами при проведении камеральных и выездных налоговых проверок налогоплательщиков.

При этом ФНС обращает внимание на позицию Судебной коллегии ВС РФ, согласно которой кредитор (в таком качестве может выступать и налоговый орган), заявляющий возражения и не являющийся стороной сделки, объективно ограничен в возможности доказывания необоснованности требования другого кредитора. Предъявление к такому кредитору высокого стандарта доказывания приводит к неравенству кредиторов. Достаточно подтвердить существенность сомнений в наличии долга, а стороны сделки обязаны будут представить доказательства, опровергающие сомнения в ее реальности. В то же время в случае, если в рамках выездной налоговой проверки налоговый орган заявляет о нереальности сделки, именно он должен представить соответствующие доказательства, а не участники сделки.

Налоговый орган вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании банкротом лица, не перечислившего в бюджет суммы НДФЛ, которые были удержаны им при выплате не освобожденных от налогообложения выходных пособий и (или) заработной платы, при наличии признаков банкротства на дату принятия судом данного заявления к производству, а не на дату возникновения задолженности, послужившей основанием для его подачи (дело № А64-2026/2016). Данный вопрос (что является моментом для определения наличия или отсутствия признаков банкротства) направлен на упорядочение процесса предъявления налоговыми органами заявлений о признании хозяйствующих субъектов несостоятельными (банкротами).

Рассказать:
Другие мнения
Николаева Александра
Николаева Александра
Управляющий партнер юридической группы «ПАГ», к.ю.н.
О недопустимости публикации сведений о частной жизни
Конституционное право
Получение согласия необходимо, даже если информация касается публичного лица
17 Апреля 2019
Ахундзянов Сергей
Ахундзянов Сергей
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР», адвокат
Возвращение «царицы доказательств»
Уголовное право и процесс
Почему на предложение правоохранителей пройти полиграф лучше ответить отказом
16 Апреля 2019
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Есть ли пределы в критике суда
Международное право
Обзор позиций ЕСПЧ о допустимости критических высказываний в адрес судей
16 Апреля 2019
Овчинников Алексей
Овчинников Алексей
Доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ, к.ю.н.
Возмещение убытков контролирующим должника лицом
Гражданское право и процесс
О субсидиарной и деликтной ответственности при банкротстве
15 Апреля 2019
Серков Аркадий
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Когда ипотека прекращается
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
12 Апреля 2019
Елдошева Александра
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Особенности виндикационного иска
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечают эксперты службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
12 Апреля 2019