×

Молчание – золото

Интернет – особое пространство, имеющее большую специфику, и у дисциплинарных комиссий палат должны быть четкие формулировки для определения наличия проступка
Давидян Гаяне
Давидян Гаяне
Доцент Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
На VI Петербургском международном юридическом форуме разгорелись нешуточные страсти в рамках конференции «Юристы в социальных медиа – между регулированием и здравым смыслом».

Не знаю, в чью светлую голову пришла идея обсуждения этой темы, тем не менее очень благодарна организаторам этой панели за открытость, остроту и внимание к данной проблеме.

Меня слегка насторожило только то, что никто из уважаемых спикеров (кроме президента ФПА РФ Юрия Пилипенко) не знаком с проектом Правил поведения адвокатов в сети «Интернет», но горячо спорит, быть этим Правилам или нет. Тут формула «Пастернака не читал, но осуждаю», конечно, не имела места, так как люди все квалифицированы и авторитетны, почти всегда знали, о чем говорили и, по большому счету, четко поставили вопрос: нужны ли очередные ограничения в деятельности юристов и журналистов и как этим профессионалам выживать в новых условиях, сочетая профессиональные обязанности с базовыми правами человека на свободу слова и неприкосновенность частной жизни.

Ответов на данные вопросы выработанные рабочей группой ФПА РФ Правила поведения адвокатов в сети «Интернет» не дадут по нескольким простым причинам.

В Правилах речь не идет обо всех юристах и, тем более, ничего не говорится о журналистах.

Безусловно, все познается в сравнении, но то, что журналисту хорошо, адвокату – плохо. И об этом можно говорить с двумя оговорками – регулировать поведение всех юристов Российской Федерации в интернете невозможно: единой профессии у нас нет, поэтому речь идет только об адвокатах. Данное регулирование охватывает не только социальные сети, но и всю информационно-телекоммуникационную систему «Интернет».

Вопрос первый: нужно ли регулировать поведение адвокатов в сети «Интернет»? Безусловно, нужно, так как в условиях новых реалий, когда Всемирная паутина «затянула» многих адвокатов, их поведение в интернете не может не отразиться на их профессиональной деятельности.

Не нарушат ли эти правила базовые права адвокатов как граждан и просто людей? Конечно, нет. Ведь членство в профессиональном сообществе – сознательный выбор каждого адвоката. Вступая в это сообщество, адвокат сознательно идет на самоограничения, связанные с осуществлением профессиональной деятельности, и должен соблюдать профессиональные правила, связанные с конфиденциальностью, профессионализмом, конфликтом интересов безопасностью и корректностью не только оффлайн, но и онлайн. Соответственно, может возникнуть вполне резонный вопрос: зачем писать новые правила поведения, если таковые уже есть? Ответ очень простой: интернет – особое пространство и имеет большую специфику, а у дисциплинарных комиссий палат должны быть четкие формулировки для определения наличия проступка.

А на все эти «мы дойдем до Верховного Суда» хочется напомнить, что Конституционный Суд РФ из года в год повторяет свою позицию в том, что «наделение адвокатских палат (их органов) контрольными и управленческими полномочиями, в том числе полномочиями по принятию обязательных для адвокатов решений по отдельным вопросам адвокатской деятельности согласуется с особым публично-правовым статусом некоммерческих организаций подобного рода (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. № 15-П и от 19 декабря 2005 г. № 12-П) и не выходит за пределы дискреции законодателя» [1]. Хочется также напомнить, что определенные правила поведения в самоуправляемой организации являются и базовой ценностью Совета Европы [2].

А пока, в ожидании страшного суда, адвокатские палаты субъектов рассматривают проект Правил поведения адвокатов в сети «Интернет» с тем, чтобы высказать свои замечания и пожелания к ним.
________________________________

[1] Определение Конституционного Суда РФ от 24 сентября 2013 г. № 1310-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Березина Евгения Васильевича на нарушение его конституционных прав положением пункта 2 статьи 3 и подпунктом 5 пункта 3 статьи 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

[2] «Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц» (ст. 11 Конвенции о защите прав и основных свобод).

Рассказать:
Другие мнения
Соловьёва Елена
Соловьёва Елена
Адвокат АП г. Москвы,  директор центра медиации Института судебного представительства Российской академии адвокатуры и нотариата
Дискуссионный вопрос
Методика адвокатской деятельности
Может ли адвокат, участвующий в деле, быть медиатором в рамках указанного дела?
26 Декабря 2018
Морозов Сергей
Морозов Сергей
LL.M., юрист международной юридической фирмы Beiten Burkhardt, сопредседатель Young IMA при Российском арбитражном центре (комитет по медиации)
Адвокат как медиатор
Методика адвокатской деятельности
Все больше адвокатов будет задействовано в медиации
26 Декабря 2018
Зурабян Артур
Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX
В условиях доверия
Методика адвокатской деятельности
О формах участия адвоката в процедуре медиации
26 Декабря 2018
Никитин Дмитрий
Никитин Дмитрий
Адвокат, канд. юрид. наук
Следственный эксперимент и судебная экспертиза
Методика адвокатской деятельности
О расследовании дел о ДТП
26 Декабря 2018
Гончар Дмитрий
Гончар Дмитрий
Государственный судебный эксперт, врач, судебно-медицинский эксперт СПБ ГБУЗ «БСМЭ», канд. мед. наук, доцент кафедры судебной медицины СЗГМУ им. И.И. Мечникова
Значение медицинской документации
Методика адвокатской деятельности
Об актуальности данных, содержащихся в медицинских документах
26 Декабря 2018
Гриценко Ирина
Гриценко Ирина
Адвокат КА «Адвокат», учредитель АНО «Центр урегулирования конфликтов в медицине»
Медицинский документ как «кривой конструктор»
Методика адвокатской деятельности
О возможных последствиях электронного медицинского документооборота
26 Декабря 2018