×
Авакян Елена
Авакян Елена
Советник ФПА РФ, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства»

В июне в Федеральной палате адвокатов РФ прошло заседание рабочей группы при Совете ФПА РФ по подготовке новой редакции ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката, касающейся информации об адвокате и адвокатском образовании.

В свете дискуссии, которая развернулась на сайте «АГ», считаю необходимым привести свои аргументы в пользу назревшей необходимости внесения поправок в ст. 17 КПЭА.

Читайте также
Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи
Адвокаты и юристы о новом проекте Концепции и путях реализации заложенных в ней положений
06 Февраля 2019 Дискуссии

Вопрос о «рекламе адвокатских услуг» встал особенно остро в связи с подготовкой Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи и перспективой объединения юристов в рамках адвокатуры. На самом деле, почти все юридические фирмы так или иначе рекламируют себя, и, конечно, бизнес перерос жесткие ограничения, установленные ст. 17 КПЭА. В связи с этим нам необходимо урегулировать вопрос пределов и форм информации об адвокате и адвокатском образовании, которую они могут предоставлять потенциальным доверителям. 

Несмотря на убежденность, что эта норма требует реформирования, оговорюсь, что изменения должны быть очень аккуратными, точечными, чтобы информация об адвокате не превратилась в бизнес-рекламу. Такие рекламные обещания, как «Гарантируем стопроцентный результат», заявления вроде «Лучшие судебные представители» или размещение в 10 метрах от здания суда вывесок «Выиграем любое ваше дело», «Решаем любые вопросы в суде» не должны стать нормой для адвокатов. Информация должна быть достоверной, и в ней должны избегаться сравнения с иными адвокатскими образованиями в грубой форме («Самый лучший», «№ 1 в профессии» и т.д.). Любое объявление, в котором так или иначе эксплуатируются судебные атрибуты, также неприемлемо для адвоката, например использование изображений судейского стола, людей в мантиях, реквизитов судебного заседании и т.п. Я полагаю, что это некорректно, потому что адвокаты не продают решения судей, а подобная реклама наводит на совершенно конкретный ассоциативный ряд коррупциогенного свойства. Образ «адвоката-решальщика» нам совершенно не нужен и недопустим – необходимо ограждать адвокатуру от подобных сравнений.

Но при этом мне кажется верным прямо прописать в ст. 17 КПЭА разрешение адвокатам участвовать в рейтингах.

Участие в рейтингах

Участие в национальных рейтингах – очень действенный механизм развития рынка юридических услуг в стране. Во-первых, он стимулирует здоровую соревновательность, во-вторых, отражает специализацию адвоката или адвокатского образования лучше, чем любые заявления на эту тему. Что касается участия в международных рейтингах, то это большое благо и фактически свидетельство признания наших адвокатов за рубежом. 

Подчеркну, рейтинги объективны и отражают активность адвокатов в тех или иных юридических практиках. При этом оценивается не число выигрышей и проигрышей – оценивается количество дел, в которых участвует адвокат, и суммы исков, объем и количество сделок, которые были заключены с участием того или иного адвоката, их значимость для доверителей. 

Когда ты смотришь рейтинги, ты сразу видишь, какие фирмы в каком секторе специализируются, с какими клиентами (физическими, юридическими лицами, некоммерческими организациями) больше всего работают, какие отзывы они получают от клиентов. При этом демонстрируются как плюсы, так и минусы. Подчеркну, рейтинги не являются рекламой как таковой, поскольку это оценка согласно объективным критериям общего состояния дел того или иного адвоката или адвокатского образования.

Я уверена, что рейтинги побуждают адвокатские образования к позитивным преобразованиям, к объединению с коллегами, к открытию новых или закрытию нерентабельных практик.

Следует также отметить, что участие в рейтингах дает возможность сформировать объективную картину рынка. Невозможно не признавать существование глобального рынка, который диктует свои условия, и участие в рейтингах дает возможность объективно оценить свое место на этом рынке.

Убеждена, что ст. 17 КПЭА и сейчас не запрещает адвокатам участие в рейтингах. Что касается мнения, что рейтинги – это сравнительные характеристики, запрещенные Кодексом, то я его не разделяю. Когда мы говорим о сравнительной характеристике, то имеем в виду информацию, предоставляемую самим адвокатом или адвокатским образованием, а место в рейтинге – это информация, которая предоставлена адвокату или адвокатскому образованию третьим лицом – независимым рейтинговым агентством. Причем адвокаты никогда не размещают эту информацию с указанием, на каком они месте по отношению к другим своим коллегам – это всегда лишь констатация того места, на которое адвоката или адвокатское образование поставило рейтинговое агентство. Потому здесь нет сравнения даже с точки зрения формального толкования.

Несмотря на то что текущая редакция нормы, по моему мнению, не запрещает адвокатам принимать участие в рейтингах, я все же считаю необходимым прямо прописать в КПЭА возможности участия в них. Это необходимо для того, чтобы избавить адвокатов от опасений, что участие в рейтинге может быть использовано против них, чтобы адвокатские образования не чувствовали себя возможными нарушителями, а партнеры не опасались, что в отношении них могут быть возбуждены дисциплинарные производства за участие в рейтингах. Это прибавит адвокатам внутреннего спокойствия.

Единственное – необходимо учесть, что разрешение должно быть дано только в отношении публичных рейтингов с неограниченным кругом участников. Это поможет избежать возможных злоупотреблений с проведением частных рейтингов в рекламных целях.

Однако разрешение принимать участие в рейтингах неизбежно влечет за собой необходимость предоставления адвокатами контактов доверителей для получения составителями рейтингов отзывов о работе консультантов. Дело в том, что это обязательное условие, без выполнения которого участие в рейтингах невозможно. Экспертный совет рейтинга собирает отзывы доверителей, поскольку они являются значимым критерием при оценке юридических консультантов. При этом издание не информирует адвокатов о том, кто именно из доверителей и какой отзыв оставил, это происходит анонимно.

Отзывы доверителей

Что касается использования отзывов в публичной рекламе, то стоит подумать о том, чтобы предусмотреть возможность для адвокатов, которые пожелают получать прямые отзывы доверителей, регистрироваться на соответствующих независимых площадках в интернете. Сегодня уже функционируют специализированные порталы, которые так или иначе позволяют адвокату заявить о себе – разместить информацию или поучаствовать в неком коллективном маркетинге, когда квалификацию адвоката постепенно подтверждают его доверители, оставляя отзывы вроде следующих: «Да, действительно хорош в корпоративных финансах», «Да, хорош в ведении бракоразводных дел», «Великолепно разбирается в уголовном праве» и т.д.

Однако необходимо учесть ряд важных моментов. Ресурс должен быть по-настоящему независимым и предполагающим, что адвокат не может редактировать и удалять отзывы о себе. Однако ему должна быть предоставлена возможность отвечать на отзывы и, таким образом, в случае необходимости оспаривать их конструктивность и достоверность. При этом, естественно, адвокат, как любое физическое лицо, может категорически запретить любое размещение информации о себе на подобных площадках, в том числе воспользоваться «правом на забвение» и потребовать изъять информацию из свободного доступа.

При этом я категорически возражаю против введения так называемых публичных «черных списков». Я согласна, что некие «черные списки» в обязательном порядке должны вестись внутри адвокатских палат, иначе дисциплинарное производство объективно невозможно, но делать их публично доступными, создавать ситуацию, когда можно свести счеты с неугодным кому-либо адвокатом через подобного рода сервисы, подговорив кого-либо оставить негативный отзыв и при этом не предусмотрев возможности для оспаривания таких отзывов, – этого допускать нельзя. 

В части отзывов доверителей важно соблюсти баланс: нужно очень хорошо подумать, прежде чем написать либо разрешительную, либо ограничительную статью.

Информация об адвокате и Закон о рекламе

В настоящее время Закон о рекламе не распространяется на информацию об адвокате и адвокатском образовании. Закон совершенно четко говорит, что реклама – для коммерческих юридических лиц. Насколько я знаю, нет ни единого случая, когда ФАС предпринимала какие-либо действия относительно адвокатских образований.

Что касается возможного будущего регулирования, то, возможно, есть целесообразность перенести ограничения, которые существуют в Законе о рекламе, в текст КПЭА. Но сделать это с некоторыми оговорками, потому что напрямую распространить действие Закона о рекламе на адвокатуру – это еще больше размыть представление об адвокатской деятельности как о некоммерческом служении. А именно к этому принципу адвокатура всегда тяготела, и, собственно, до настоящего времени адвокатура так и позиционирует себя, причем во всем мире, – даже там, где есть коммерческие формы адвокатуры, адвокатская деятельность рассматривается как непредпринимательская. Я не думаю, что российским адвокатам стоит отказываться от некоммерческого принципа своей деятельности.

Адвокат – наравне с прокурором и судьей – не может быть отождествлен с коммерсантами (в плохом смысле этого слова). Адвокатура в первую очередь – служение. Другое дело – представление интересов, в том числе за плату по договору, но эта составляющая адвокатской деятельности не делает ее коммерческой: мы не создаем добавленную стоимость для собственников, мы получаем гонорары и распределяем их среди адвокатов. И ситуация не изменится даже в случае реформирования рынка юридической помощи на базе Концепции. Несмотря на то что будут образованы коммерческие формы адвокатских образований, адвокаты все равно будут получать гонорары, которые будут собираться и выделяться на содержание юридического лица, на риски, на страхование, в дальнейшем опять будут передаваться адвокатам – владельцам этого юридического лица. В этом суть адвокатской деятельности. И если мы приравняем в Законе о рекламе адвокатов к коммерсантам, мы еще больше размоем границу, которая сейчас отделяет нас от признания полностью коммерческими организациями, что негативно скажется на идеологии адвокатуры, поэтому я против распространения действия Закона о рекламе на адвокатов.

Добавлю, что несмотря на то, что я не считаю вмешательство ФАС глобальным злом, я искренне полагаю, что адвокаты должны нести ответственность за ненадлежащее информирование о себе и своей деятельности только перед дисциплинарными органами корпорации. В противном случае адвокаты утратят часть своей независимости: будут созданы условия для оказания на них давления.

О конкретных поправках

Если говорить о конкретных изменениях в ст. 17 КПЭА, то, по моему мнению, в норме не должно использоваться слово «реклама», статья должна сохранить в своей основе текущий вид предоставления адвокатом информации. В статье должны быть изложены основные ограничения, как уже имеющиеся в текущей редакции, так и заимствованные из Закона о рекламе. Также считаю целесообразным дополнить ст. 17 КПЭА прямым разрешением участвовать в публичных рейтингах, доступных для неограниченного круга участников, и, возможно, регистрироваться на неких электронных ресурсах, позволяющих на основе отзывов доверителей «промоутировать» свою деятельность.

Рассказать:
Другие мнения
Прокофьев Илья
Прокофьев Илья
Адвокат МКА «Центрюрсервис»
Должен ли адвокат оказывать юридическую помощь бесплатно?
Бесплатная юридическая помощь и pro bono
Три причины, по которым pro bono полезно
23 Апреля 2019
Самигуллин Дмитрий
Самигуллин Дмитрий
Управляющий партнер адвокатского бюро RBL (ассоциированный офис международной юридической фирмы GRATA International в Самаре), адвокат
Опыт развития практики pro bono
Бесплатная юридическая помощь и pro bono
На примере Центра оказания юридической помощи в Самаре
15 Апреля 2019
Орлов Александр
Орлов Александр
Заместитель председателя комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, вице-президент МКА «ГРАД»
Чтобы позиции совпали
Методика адвокатской деятельности
Четкий предмет соглашения – первый шаг к построению доверительных отношений
12 Апреля 2019
Пустовит Юрий
Пустовит Юрий
Управляющий партнер «Адвокатского бюро Юг» (г. Краснодар)
Избежать конфликта
Методика адвокатской деятельности
Как преодолеть разногласия с доверителем
12 Апреля 2019
Мохова Светлана
Мохова Светлана
Канд. псих. наук, психолог-эксперт АНО «Справедливая медицина»
В делах о домашнем насилии
Методика адвокатской деятельности
Участие специалиста-психолога – залог успеха судебно-психологической экспертизы
12 Апреля 2019
Королева Ксения
Королева Ксения
Юрист Latham & Watkins LLP
Pro bono – помощь для тех, кто в ней нуждается, но не платежеспособен
Бесплатная юридическая помощь и pro bono
О сфере применения – физические лица и некоммерческие организации
01 Апреля 2019