×
Смеречинская Екатерина
Смеречинская Екатерина
Адвокат Ульяновской областной коллегии адвокатов (Филиал № 1 по Железнодорожному району г. Ульяновска)

9 мая 2018 г. в городе Ульяновске произошло ДТП, в результате которого погиб семилетний мальчик Айрат М.

По версии обвинения, Полина Г., нарушив ряд правил дорожного движения (превышение скорости, проезд на запрещающий сигнал светофора, игнорирование знака «Стоп», создание опасности для движения и причинение вреда), совершила наезд на Айрата М., идущего по пешеходному переходу на разрешающий сигнал светофора. Она протащила тело мальчика на капоте несколько десятков метров и, резко затормозив, скинула его на проезжую часть, после чего скрылась с места ДТП. Айрат М. получил травмы, несовместимые с жизнью. Все это произошло на глазах его отца и старшей сестры, которые в тот момент вместе с Айратом М. переходили дорогу на разрешающий сигнал светофора.

В самом начале предварительного расследования Полине Г. было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 264 УК РФ. В материалах дела имеется акт медицинского освидетельствования Полины Г. на состояние опьянения от 10 мая 2018 г., согласно которому состояние опьянения не установлено. Но стоит обратить внимание на время проведения данного медицинского освидетельствования – на следующий день после 17 часов. Сведения о медицинском освидетельствовании непосредственно в день ДТП отсутствуют, поскольку водитель скрылась с места ДТП. По той же самой причине в материалах дела отсутствует отказ Полины Г. от прохождения медицинского освидетельствования в день ДТП по требованию уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством России.

В дальнейшем в ходе следствия были допрошены несколько свидетелей, которые видели Полину Г. в День Победы до момента ДТП и отметили в ее поведении признаки опьянения. В суд дело поступило по обвинению Полины Г. по ч. 4 ст. 264 УК РФ (нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Свидетели, которые видели Полину Г. в День Победы и указывали на имеющиеся у нее до момента ДТП признаки опьянения, были допрошены в ходе судебного заседания и подтвердили в этой части свои показания, данные ими в ходе предварительного следствия.

Линия защиты Полины Г. строилась частично на том, что свидетели, утверждающие о наличии у нее признаков опьянения, оговаривают ее.

В ходе допроса свидетель Оксана Г. пояснила суду, что у нее в телефоне сохранилась СМС-переписка, где она писала о том, что Полина Г. в день ДТП находилась в состоянии опьянения. Сторона потерпевших попросила свидетеля Оксану Г. нотариально заверить данную переписку. И суду был представлен протокол обеспечения доказательств. Данное доказательство опровергало версию защиты Полины Г. о том, что свидетель Оксана Г. оговаривает Полину Г., так как эта переписка велась до того, как Оксана Г. узнала о ДТП со смертельным исходом.

Однако согласно позиции Верховного Суда (выраженной в постановлениях Пленума ВС РФ от 22 декабря 2015 г. № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» и от 9 декабря 2008 г. № 25 (редакция от 24 мая 2016 г.) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения»), а также в соответствии с примечанием 2 к ст. 264 УК РФ лицом, находящимся в состоянии опьянения, признается управляющее транспортным средством лицо в случае установления факта употребления этим лицом вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, установленную законодательством РФ об административных правонарушениях, или в случае наличия в организме этого лица наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов либо новых потенциально опасных психоактивных веществ, а также лицо, управляющее транспортным средством, не выполнившее законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством РФ.

В итоге государственный обвинитель в прениях отказался от обвинения Полины Г. по ч. 4 ст. 264 УК РФ и квалифицировал ее действия по ч. 3 ст. 264 УК РФ.

31 августа 2018 г. Ленинским районным судом г. Ульяновска вынесен приговор в отношении Полины Г., согласно которому она признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ.

Суд назначил Полине Г. наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 6 месяцев с отбыванием наказания в колонии-поселении без применения ст. 82 и 73 УК РФ, несмотря на то что она беременна, имеет на иждивении малолетнего ребенка в возрасте 2 лет и полностью признала вину по ч. 3 ст. 264 УК РФ.

По моему мнению, это дело – пример того, как действующее законодательство ограничивает права потерпевших в случае, если виновный водитель скрылся с места ДТП.

Если в материалах дела отсутствуют медицинское освидетельствование в день совершения ДТП и отказ от его прохождения водителем, не выполнившим законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, то в реальности получается, что если водителю, находящемуся в состоянии опьянения, удалось скрыться с места ДТП и явиться в правоохранительные органы на следующий день или через какой-то промежуток времени, когда последствия употребления алкоголя «испарились» из организма, то и ответственность за содеянное преступник понесет в меньшем размере.

Данную проблему, на мой взгляд, необходимо решать на законодательном уровне, поскольку даже если у суда в процессе рассмотрения уголовного дела по обвинению лица по ст. 264 УК РФ, возможно, и складывается внутреннее убеждение о наличии состояния опьянения у водителя, виновного в совершении ДТП, суд вынужден исключить из обвинения данный квалифицирующий признак, поскольку отсутствуют и медицинское освидетельствование в день совершения ДТП, и отказ от его прохождения водителем, не выполнившим законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

При этом нужно понимать, что если человек скрылся с места ДТП, то, скорее всего, ему есть что скрывать…

Рассказать:
Другие мнения
Николаева Александра
Николаева Александра
Управляющий партнер юридической группы «ПАГ», к.ю.н.
О недопустимости публикации сведений о частной жизни
Конституционное право
Получение согласия необходимо, даже если информация касается публичного лица
17 Апреля 2019
Ахундзянов Сергей
Ахундзянов Сергей
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР», адвокат
Возвращение «царицы доказательств»
Уголовное право и процесс
Почему на предложение правоохранителей пройти полиграф лучше ответить отказом
16 Апреля 2019
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Есть ли пределы в критике суда
Международное право
Обзор позиций ЕСПЧ о допустимости критических высказываний в адрес судей
16 Апреля 2019
Овчинников Алексей
Овчинников Алексей
Доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ, к.ю.н.
Возмещение убытков контролирующим должника лицом
Гражданское право и процесс
О субсидиарной и деликтной ответственности при банкротстве
15 Апреля 2019
Серков Аркадий
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Когда ипотека прекращается
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
12 Апреля 2019
Елдошева Александра
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Особенности виндикационного иска
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечают эксперты службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
12 Апреля 2019