×

Перегибы на местах

Единичные факты передачи адвокатами и следователями запрещенных предметов и веществ лицам, содержащимся в СИЗО, нельзя считать основанием для тотального досмотра
Касаткин Алексей
Касаткин Алексей
Партнер АБ «ЗКС»
Позволю себе немного порассуждать о недавно имевшей место ситуации с тотальным досмотром защитников при посещении ими одного из следственных изоляторов Белгорода, ее возможных причинах и последствиях, а также о реакции коллег-адвокатов и чиновников.

И «Новая адвокатская газета», и Федеральная палата адвокатов РФ на своих сайтах неоднократно освещали сложившуюся по данному вопросу проблему с предметными ссылками на нормы действующего законодательства, поэтому намеренно не буду приводить их вновь. Кроме того, я убежден, что все соответствующие правовые нормы отлично известны практикующим адвокатам, особенно тем, кто осуществляет защиту граждан в связи с их уголовным преследованием.

Итак, на запрос Федеральной палаты адвокатов РФ получен ответ заместителя министра юстиции РФ Алу Алханова, согласно которому «действующее законодательство Российской Федерации, регламентирующее порядок содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, не содержит положений, наделяющих администрацию следственных изоляторов полномочиями по досмотру всех без исключения адвокатов при их проходе на территорию СИЗО». Узнали ли мы, профессиональные защитники, из упомянутого ответа что-то новое? Открылась ли нам истина? Конечно же, нет. Лично я чувствую какую-то недосказанность. Вроде как позиция Минюста России и обозначена, но ничего не изменилось.

На примере Москвы, где большую часть времени я осуществляю свою профессиональную деятельность, а также ряда субъектов РФ мне известно, что тотальному досмотру подвергаются не только защитники, но и следователи, сотрудники оперативных служб. У тех и других на время посещения СИЗО изымаются мобильные средства связи, планшеты и прочие современные гаджеты. Стоит отметить, что до недавнего времени правоохранители, в отличие от адвокатов, находились в более привилегированном положении – проносили на территорию СИЗО упомянутые средства коммуникации беспрепятственно.

Что же касается досмотра личных вещей, то существенных отличий у адвокатов и их процессуальных оппонентов я не наблюдаю. И адвокаты, и следователи предъявляют свою ручную кладь к досмотру.

Неоднократно наблюдал ситуацию, когда коллеги, использующие в работе два и более мобильных телефона, попросту забывали сдать один из них. То же относится к миниатюрным носителям цифровой информации, зарядным устройствам, которых в недрах и моего портфеля превеликое множество.

Можно ли считать забывчивость или рассеянность (с каждым может случиться) неким злым умыслом, коварством, преследующим цель передачи данных предметов следственно-арестованному?

Всем нам известны печальные, пусть и немногочисленные, факты передачи как адвокатами, так и следователями запрещенных к обороту предметов и веществ лицам, содержащимся в СИЗО. Но являются ли эти единичные случаи свидетельством того, что посетители СИЗО априори становятся нарушителями установленных в нем правил внутреннего распорядка и подлежат дополнительной, а для кого-то и унизительной, процедуре досмотра? Допустимо ли считать, что все сотрудники ФСИН России распространяют наркотические средства, если один из них ранее был изобличен в этом? Объяснение подобных перегибов на местах нахожу лишь в гипертрофированном желании сотрудников ФСИН России максимально обезопасить свою профессиональную деятельность. Перестраховаться, если изволите.

Безусловно, требования сотрудников СИЗО по предъявлению к досмотру содержимого портфелей и сумок, сдаче средств мобильной связи не основаны на законе, что не может не возмущать. Тотальный досмотр зачастую необоснованно создает очередь, что, наряду с другими, является еще одним препятствием для посещения СИЗО и выполнения защитником своих профессиональных обязанностей.

Полагаю, что коллеги-адвокаты пойдут дальше в своем стремлении сломать сложившуюся порочную практику и рано или поздно добьются успеха. Лично я очень этого жду. Однако живем мы здесь и сейчас. И именно здесь и сейчас доверители, содержащиеся под стражей, требуют нашего внимания и профессиональной защиты. Поэтому очень важно правильно определить приоритеты: мы либо доказываем свои права и интересы сотрудникам СИЗО, что, вполне возможно, приведет к отказу в проходе на его территорию, либо, скрипя зубами, в очередной раз перетряхиваем содержимое портфелей, чтобы как можно скорее попасть на встречу с доверителем. Для меня выбор очевиден.

Рассказать: