×
Уваров Дмитрий
Уваров Дмитрий
Старший юрист АБ «Халимон и Партнеры»

17 октября Верховный Суд РФ опубликовал Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите прав потребителей в части реализации товаров и услуг (далее – Обзор). Документ направлен на формирование единой судебной практики в указанной сфере и содержит 15 правовых позиций: 10 – по спорам, возникающим из договоров розничной купли-продажи, и 5 – по спорам, возникающим в связи с оказанием гражданам услуг.

Читайте также
ВС обобщил практику по спорам о защите прав потребителей
В обзоре приведены 15 правовых позиций Верховного Суда по спорам, возникающим из договоров розничной купли-продажи и в связи с оказанием гражданам услуг
25 Октября 2018 Новости

Хотелось бы отметить наиболее интересные позиции Суда.

В п. 1 Обзора по спору потребителя, приобретшего товар марки «Тошиба», ВС РФ однозначно высказался в пользу защиты потребительских прав физического лица.

С 2014 г. по настоящее время сформировалась группа иностранных производителей, ушедших с российского рынка в связи с «санкциями» или кризисными экономическими явлениями. В этом ряду можно назвать не только компанию «Тошиба», но и такие марки, как «Сименс» и «Опель». Частично свернули свой бизнес в РФ также «Шевроле» и «Хонда». Суть  подхода ВС РФ сводится к тому, что даже если иностранная (западная) компания объявила об уходе с российского рынка, но остались подконтрольные корпорации российские юридические лица, профилированные под отдельные задачи, то потребителю и в этом случае гарантировано право обратиться к таким узкоспециализированным российским юридическим лицам с иском о защите прав потребителей независимо от того, занимается ли такое юридическое лицо непосредственно торговлей или импортированием товара в РФ. Названное положение Обзора следует интерпретировать таким образом, что потребителю предоставляется максимум возможностей для защиты его прав в РФ, и никакие бизнес-решения западных компаний, которые де-факто объявили об уходе, а де-юре остались присутствовать в РФ, не должны ущемлять прав потребителя, приобретшего некачественный товар.

В п. 3 Обзора ВС РФ отметил, что юридически значимым обстоятельством, подлежащим установлению судом в целях разрешения вопроса об ответственности импортера за нарушение прав потребителя, является установление того, предпринимались ли потребителем действия по возврату товара ненадлежащего качества импортеру для выполнения последним обязанности по проведению экспертизы товара и добровольному удовлетворению требований потребителя. Ответственность импортера в виде уплаты штрафа на основании п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей наступает в случае уклонения от добровольного исполнения требований потребителя.

Если на потребителе лежит обязанность по возврату товара для проверки качества, а потребитель сам уклоняется от возврата, то на импортера (изготовителя, продавца) не будет возложена ответственность в виде уплаты штрафа, поскольку с его стороны не будет усматриваться виновное поведение в смысле уклонения от добровольного удовлетворения требования потребителя. Остается проблема со встраиваемой техникой – у потребителя нет специальных познаний и квалификации по демонтажу такой техники для доставки продавцу (импортеру, производителю). Кроме того, у потребителя могут возникнуть дополнительные финансовые затраты, связанные с необходимостью доставки крупногабаритной техники, а также сложности из-за временных затрат на согласование с продавцом (производителем, импортером) процедурно-логистических моментов такой доставки.

Сторона продавца, несомненно, сразу после выхода подобных обзоров ВС РФ детально изучает текст и мотивировки, формирует для себя возможные «пути отступления», а также методы «создания сложностей» в случае спора с потребителем. Данный пункт Обзора ВС РФ следует, по моему мнению, рассматривать как призыв к судам детальнее изучать суть правоотношения и спора, устанавливать, в действиях какой из сторон имеются признаки злоупотребления правами. Только тогда решения будут отвечать принципам законности и обоснованности. Следует отметить, что ВС РФ пользуется уже имеющимся, давно сформированным правовым инструментарием и побуждает судей, обращая внимание на детали, применять нормы законов с учетом конкретных деталей дела.

В п. 4 Обзора указано, что при применении Закона о защите прав потребителей к спорам, возникающим из договора купли-продажи большого количества технически сложных товаров, относящихся согласно Общероссийскому классификатору продукции к вычислительной технике, необходимо определять цель их приобретения.

На рынке товаров появилось много новой техники с сочетанием нескольких функций в одном устройстве. В частности, такая техника, как планшетный компьютер, не названа в Перечне непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 19 января 1998 г. № 55, и не поименована как технически сложный непродовольственный товар. В связи с этим возникают споры, связанные с желанием потребителя вернуть такого рода непродовольственный товар, если потребителю он не подошел по цвету, размеру, форме, габаритам и т.п. В рассматриваемом пункте Обзора ВС РФ сослался на более «свежий» нормативный правовой акт, а именно на Общероссийский классификатор продукции по видам экономической деятельности ОК 034-2014, утвержденный Приказом Росстандарта от 31 января 2014 г. № 14-ст. В указанном акте планшетные компьютеры отнесены к отдельной категории компьютерной техники – непродовольственному технически сложному товару. В данном случае ВС РФ защитил права продавца, а также указал на необходимость в ходе судебных процедур выяснять цели приобретения товара, когда физическое лицо покупает партию (в данном случае было приобретено 10 планшетных компьютеров). Полагаю, что указанным разъяснением ВС РФ еще раз обращает внимание судов на принцип баланса интересов обеих сторон потребительских отношений. Также ВС РФ демонстрирует, что хотя в потребительском законодательстве и представлен широкий спектр возможностей для потребителя защитить его права, но и другая сторона не лишается справедливых возможностей на судебную защиту исходя из существа конкретного правоотношения (сделки). 

Пункт 6 Обзора касается международной гарантии. ВС РФ отметил, что при наличии международной гарантии время ремонта автомобиля в сервисном центре иностранного государства подлежит учету при решении вопроса о расторжении договора купли-продажи автомобиля.

ВС РФ указал, что в срок, когда товар не может быть использован, засчитывается в том числе период от выявления поломки до даты доставки автомобиля продавцу (в технический центр). Кроме того, отмечено, что в срок засчитывается в том числе время после окончания ремонта до момента передачи автомобиля потребителю. Этот вывод носит спорный характер, так как может повлечь злоупотребления со стороны потребителей. В связи с изложенной формулировкой продавцу (техническому центру) после окончания ремонтных работ необходимо сразу же информировать потребителя об окончании ремонта и о готовности товара к передаче. Рекомендовал бы также продавцу (техническому центру) не только сообщать о готовности, но и предлагать потребителю в ближайшее время забрать отремонтированный автомобиль, а в случае невозможности забрать автомобиль – предложить потребителю известить продавца (техцентр) о причинах. Если потребитель сошлется на причины личного характера, то, возможно, в будущем при возникновении судебного спора продавцу удастся доказать, что срок после окончания ремонта до момента, когда потребитель заберет товар, не будет засчитываться в общий срок ремонтных работ, так как в такой ситуации нет виновного поведения продавца (будут осуществлены все разумные действия, связанные с извещением потребителя о готовности товара). Вероятно, ВС РФ столь либерально отнесся к срокам в связи с тем, что в общие сроки ремонта были зачтены и периоды ремонта товара в технических сервисах за границей, сроки и так превысили 30 дней в течение года. 

В данном случае ВС РФ ограничился констатацией факта, что период после ремонта засчитывается в срок, когда потребитель не может пользоваться товаром (автомобилем), тем не менее такой общий вывод может повлечь злоупотребления в суде со стороны потребителей. Полагаю, что если бы ВС РФ указал конкретные обстоятельства, которые повлияли на приведенный вывод, то суды в дальнейшем могли бы применять этот пункт Обзора более дифференцировано, что способствовало бы сохранению баланса прав и интересов обеих сторон потребительских правоотношений. Сейчас же потребитель может ссылаться на соответствующую судебную практику, а продавцу придется расширить перечень мероприятий (описан ранее) для подстраховки в случае судебной процедуры. 

В п. 8 Обзора ВС РФ сделал заключение: в случае обнаружения в течение гарантийного срока недостатков проданного потребителю товара наличие оснований для освобождения от ответственности обязан представить продавец.

ВС РФ еще раз обратил внимание, что именно изготовитель (продавец) должен представить доказательства того, что выявленные недостатки не носят существенного характера. Такие разъяснения ВС РФ, в общем, еще раз обращают внимание на широкие возможности потребителя по защите его прав, а также указывают на дополнительную «сверхответственность» продавца (изготовителя) как стороны заведомо более сильной, находящейся в более выгодном экономическом положении. Причем в случае неясности (недостаточности выводов) экспертизы производитель (продавец) должен ходатайствовать о проведении повторной (дополнительной) экспертизы. Также обращено внимание, что при неясности выводов эксперта сам суд может инициировать повторную (дополнительную) экспертизу, что, по сути, обязывает суды занимать более активную процессуальную позицию в потребительских спорах. 

В п. 9 ВС РФ указал, что заявление о применении судом положений ст. 333 ГК РФ может быть сделано ответчиком на любой стадии рассмотрения дела по правилам производства в суде первой инстанции до удаления суда в совещательную комнату и только в случае, если поступило заявление от лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность.

Продавец (изготовитель) зачастую избирает стратегию неявки в судебное заседание, игнорирования судебного спора, а суды, понимая несоразмерность неустойки, по собственной инициативе применяют положения ст. 333 ГК РФ. ВС РФ еще раз акцентировал внимание на незаконности такой практики судов, хотя после внесения изменений в указанную статью ГК РФ формулировки, в ней содержащиеся, прямо и недвусмысленно объясняют правила применения судами указанной статьи. 

В п. 11 Обзора ВС РФ сделан вывод: вред, причиненный вследствие ненадлежащего исполнения услуг лицом, осуществляющим деятельность по управлению многоквартирным домом, подлежит возмещению в том числе с учетом положений Закона о защите прав потребителей.

Таким образом, предусмотрены гарантии прав жильцов в случае неисполнения обязанностей сотрудниками управляющей компании, в результате чего был причинен вред. При причинении вреда компания несет ответственность в соответствии с положениями Закона о защите прав потребителей, а не по общим нормам ГК РФ о внедоговорных деликтных обязательствах.

Тем не менее даже гости собственника уже не могут рассчитывать на применение положений Закона о защите прав потребителей в связи с причинением вреда, так как гостям управляющая компания услуги не оказывает. ВС РФ обращает внимание, что если правоотношения между собственником квартиры (помещения) и компанией, оказывающей услуги, могут быть квалифицированы как потребительские, то и гарантии прав собственника квартиры (помещения) должны быть точно такими, как указаны в Законе о защите прав потребителей. ВС РФ, обращая внимание на дополнительные гарантии потребителю, отмечает, что в случае причинения вреда любому другому третьему лицу, не участвующему в потребительских отношениях, также тем не менее гарантирована защита, но уже на основании общих норм ГК РФ, а не норм Закона о защите прав потребителей. 

В п. 13 Обзора ВС РФ указал, что банк вправе при выявлении сомнительной операции ограничить предоставление клиенту банковских услуг путем блокирования банковской карты до прекращения действия обстоятельств, вызвавших подозрения в совершении мошеннических действий с картой, либо обстоятельств, свидетельствующих о риске нарушения законодательства, а также отказать в выполнении распоряжения клиента о совершении операции.

В рассматриваемом в разъяснении случае упомянуты явные признаки сомнительной банковской операции, а именно, как выяснили сотрудники банка, дата создания компании не коррелировала с датой получения займа. Организация якобы взяла в долг денежные средства раньше, чем была создана. Возвращенные организацией денежные средства, поступившие на счет физического лица, были «заморожены» банком. Потребитель в связи с этим обратился в суд, поскольку полагал, что приостановление банком операций по принадлежащему ему счету является незаконным.

ВС РФ, обосновывая законность действия банка, сослался на положения Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», Положение о требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма, утвержденное Банком России 2 марта 2012 г., и на внутренние акты банков, принятые во исполнение требований перечисленных нормативных правовых актов.

С точки зрения потребителя, самый важный вопрос состоит не в том, вправе ли банк приостановить операцию, а в сроках такого приостановления. ВС РФ в Обзоре указал на право банка внутренним документом установить конкретные сроки приостановления. В исследуемом случае банк своим внутренним актом предусмотрел очень размытый срок (который может длиться до бесконечности), а именно «вплоть до прекращения действия обстоятельств, вызвавших подозрения в совершении мошеннических действий с картой, либо обстоятельств, свидетельствующих о риске нарушения законодательства Российской Федерации, а также отказать в выполнении распоряжения клиента о совершении операции». Учитывая обозначенный подход ВС РФ, потребитель сможет взыскать причиненный вред в связи с приостановкой операций по счету только в случае, если докажет, что сомнения банка в законности банковской операции были необоснованными и практически бесперспективной становится попытка защищать права в суде в связи с нарушением банком сроков приостановления. Банковское сообщество в РФ достаточно сплоченное, и не стоит сомневаться, что во внутренних актах банков будут закреплены такие же «размытые» сроки приостановления операций, как в исследуемом случае.

Рассказать:
Другие мнения
Николаева Мария
Николаева Мария
Адвокат, партнер и руководитель практики «Недвижимость, строительство, инвестиции» КА «Pen & Paper»
«Война» или «мир»?
Арбитражное право и процесс
Когда медиация стратегически эффективнее судебного разбирательства
13 Декабря 2019
Подколзина Вера
Подколзина Вера
Адвокат МКА «РОСАР»
Что нужно учитывать в деле о выселении из служебного жилья
Жилищное право
Название «служебная» еще не означает, что квартира обладает данным статусом
09 Декабря 2019
Мартиросян Армен
Мартиросян Армен
Адвокат АП г. Москвы
Благоприятствование защите или обвинительный уклон?
Уголовное право и процесс
Как меняется правоприменительная практика в связи с реформой судов присяжных
05 Декабря 2019
Чертков Александр
Чертков Александр
Главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н.
Местное самоуправление поселений и граждане: кого защищать?
Конституционное право
Демократические начала самоуправления нужно реализовывать и на окружном уровне
04 Декабря 2019
Кириллов Андрей
Кириллов Андрей
Ведущий юрист «Пепеляев Групп»
Приоритет содержания над формой
Налоговое право
О концепции фактического права на доход
03 Декабря 2019
Колодежная Наталия
Колодежная Наталия
Управляющий партнер юридической группы «Парадигма»
Держать на контроле
Налоговое право
Что следует учитывать при оценке налоговых рисков
03 Декабря 2019