×

Четыре года назад вступил в силу самый «молодой» кодекс России – КАС РФ, регламентирующий рассмотрение споров граждан и органов власти.

Как обычно бывает, новый нормативный акт сначала долго «притирается», обрастает интересной судебной практикой. Отличительной особенностью КАС РФ является «разрекламированная» законодателем «квалифицированная юридическая помощь». Ее «квалифицированность» сводится к тому, что представителями истцов в суде (а в некоторых случаях и истцами) могут выступать только лица с высшим юридическим образованием. Ключевые слова – «в суде». То есть КАС РФ не вменяет в обязанность иметь высшее юридическое образование представителю, который занимается восстановлением нарушенного права в досудебном порядке – например, при подаче жалобы в вышестоящую инстанцию.

В то же время при обращении в суд с административным иском высшее образование является неотъемлемой частью процессуальной дееспособности представителя истца.

В нашей практике был интересный случай, касающийся процессуальной дееспособности по делу об обжаловании решения о нежелательности пребывания иностранного гражданина в России.

Напомню, что нежелательность пребывания в стране – аналог запрета на въезд в отношении иностранных граждан, но запрет на въезд принимается органами УВМ МВД России, а решение о нежелательности уполномочены принимать МВД, ФСБ, Минобороны, Росфинмониторинг, СВР, Минюст и МИД. Причем решение о статусе «нежелательного» практически всегда носит пожизненный характер.

Специфика обжалования решений о нежелательности пребывания и запрете въезда состоит в том, что сам иностранный гражданин находится за пределами России, что существенно затрудняет получение доверенности на обращение в суд.

Итак, к нам за юридической помощью обратилась супруга иностранного гражданина с просьбой помочь отменить пожизненное решение о нежелательности пребывания ее мужа в России. До выезда супруга (а это всегда сжатые сроки – от двух до пяти дней) она успела получить доверенность на представление его интересов, в том числе на обращение в суд. Доверенность также содержала указание на право передоверия. На основании данной доверенности женщина обжаловала решение о нежелательности пребывания в вышестоящую инстанцию, получила отказ и начала искать представителя для обращения в суд.

Поскольку сам иностранный гражданин находился за пределами России и стран СНГ, было принято решение оформить передоверие полномочий на обращение в суд представителю-юристу, который и обратился в суд с исковым заявлением.

Однако районный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области оставил иск без движения, мотивируя отсутствием у супруги «нежелательного лица», которая фактически выступила посредником при оформлении полномочий, высшего юридического образования.

Юрист с такой позицией не согласился и обжаловал определение районного суда в Санкт-Петербургский городской суд, который, хотя и отменил процессуальное решение нижестоящей инстанции, «засилил» при этом его позицию в части обязательности высшего юридического образования у всех участников «цепочки передоверия».

В обоснование своего решения суд указал, что поручить представительство интересов в суде по административным делам граждане могут только полностью дееспособным (в том числе процессуально) лицам, что подразумевает, в частности, наличие соответствующего образования. А поручение представительства (оформление доверенности) в суде лицу без высшего образования является, по сути, ничтожной сделкой.

Фактически Санкт-Петербургский городской суд признал выданную иностранным гражданином супруге – гражданке России доверенность недействительной в части наделения ее полномочиями на обращение в суд с административным иском и, как следствие, – ничтожность передоверия полномочий юристу.

Иных судебных актов с похожими случаями передоверия специальных полномочий в российской практике мы не нашли.

Другие районные суды г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области в настоящее время принимают административные исковые заявления и при передоверии полномочий, в том числе лицами, не имеющими высшего юридического образования.

Было бы интересно услышать мнение юридического сообщества по данному вопросу.

Рассказать:
Другие мнения
Русецкий Павел
Русецкий Павел
Руководитель практики юридического дивизиона RBS
Новая веха в регулировании вопросов арбитража
Третейское разбирательство
ВС РФ подвел итог вопросам взаимодействия государственной и третейской ветвей правосудия
14 Января 2020
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Обвинительный «харчо»
Уголовное право и процесс
Вместе с недостоверными и неотносимыми доказательствами в судейском «котле» часто «плавают» доказательства недопустимые
13 Января 2020
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Управляющий партнер АБ «Правовой статус»
Правовой концепт уголовной реальности
Уголовное право и процесс
Комментарий к Обзору практики Верховного Суда РФ № 4 за 2019 г.
10 Января 2020
Подгорный Андрей
Подгорный Андрей
Адвокат Новосибирской областной коллегии адвокатов
Нестандартный подход к кассационному обжалованию
Уголовное право и процесс
Меру процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности удалось оспорить
09 Января 2020
Насонов Сергей
Насонов Сергей
Советник ФПА, адвокат АП г. Москвы, доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА им. О.Е. Кутафина
Суд присяжных в России: итоги 2019 г. и прогноз на предстоящий год
Уголовное право и процесс
Количество ходатайств о рассмотрении дела присяжными будет расти в прогрессии
30 Декабря 2019
Севастьянова Юлия
Севастьянова Юлия
Адвокат АП Волгоградской области, к.ю.н.
Необходим диалог врачей и адвокатов
Уголовное право и процесс
Адвокатура имеет все необходимое для качественного правового сопровождения по делам о «врачебных ошибках»
30 Декабря 2019