×
Тараборин Дмитрий
Тараборин Дмитрий
Управляющий партнер АБ «Карпов, Тараборин и Партнеры»

«Собакам и низшим чинам вход воспрещен» – именно таким объявлением встречали своих посетителей многие присутственные места Российской империи. Казалось бы, в год столетия государственного переворота, официально именуемого Великой октябрьской социалистической революцией, подобные анахронизмы должны восприниматься нами, живущими ныне, не иначе как далекие и в чем-то забавные недоразумения.

То, что высмеивали сарказмом высшего порядка Ильф и Петров, Булгаков, Довлатов, Бунин и Зощенко, явило себя именно там, где права и свободы человека декларируются наивысшей ценностью, а принцип равенства является основой основ.

Однако, если в «Золотом теленке» привилегией членов профсоюза было пиво, то в Верховном Суде РФ такой привилегией стала еда, а в роли низших чинов оказались адвокаты, которым вход в трапезные белых людей в черных мантиях заказан.

Мы давно привыкли к тому, что заседания не начинаются в назначенное время, и даже заставили себя поверить в то, что обязаны покорно ждать их начала по два, три, пять и более часов. Тем самым мы выражаем суду свое уважение, как бы говоря судейскому сообществу: мы понимаем, вас мало, нас много, вы перегружены, ничего страшного, мы подождем. И со временем это стало восприниматься как должное – просидеть несколько часов только для того, чтобы узнать, что заседание откладывается, о чем еще с утра всем было известно, – обычное дело, издержки профессии.

Это, однако, не отменяет того факта, что адвокаты тоже люди, с таким же набором базовых потребностей, что и у судей, а равно работников прокуратуры. И одной из таких базовых потребностей является потребность в пище.

Мы, так же как и прочие участники процесса, посещаем Верховный Суд отнюдь не ради развлечения. Мы приходим сюда работать, исполнять свои профессиональные обязанности, вмененные нам законом, обществом и нашими доверителями. И поэтому мы должны иметь равные со всеми прочими профессиональными участниками процесса условия труда.

В том числе возможность принимать пищу.

Я допускаю, что дотации на питание, с учетом которых происходит ценообразование в столовой Верховного Суда, могут не распространяться на адвокатов. Мы не нищенствуем и можем платить за питание по рыночным ценам. Но целенаправленное лишение нас возможности питаться в стенах Верховного Суда как таковой – это, простите, уже за гранью.

Охотно допускаю, что истекающий голодной слюной адвокат – зрелище забавное, которое способно снять напряжение, накопившееся к концу рабочего дня. Однако среди коллег есть и лица с эндокринными заболеваниями, для которых питание по графику – вопрос жизни и смерти. Едва ли внезапная инсулиновая кома у защитника будет способствовать объективности и всесторонности процесса.

Хотелось бы думать, что сложившаяся ситуация вызвана чисто техническими затруднениями, связанными с выдачей электронных пропусков, однако вряд ли это так. Турникеты в столовую и буфет Верховного Суда стояли не всегда. Пять лет назад их не было, и поставили их туда с конкретной целью – оградить судейство-прокурорство от нежелательных элементов. И кто же выбран на эту роль? Да, коллеги, это именно мы. Потому что больше там практически никого не бывает. Это нам с вами отведена роль прокаженных, и, увы, не только в процессе, но и за его пределами.

При этом я бесконечно далек от мысли о том, что данная инициатива исходит непосредственно от руководства Верховного Суда. Подобный полет идеи скорее свойственен вахтеру, внезапно сделавшему карьеру управленца. В конце концов, именно администраторы, а не Суд отвечают за турникеты, буфеты, гардеробы и прочее. Потребности выслужиться перед высоким начальством, продемонстрировать себе и окружающим свою значимость, увы, неистребимы. И чем ничтожней клерк, тем острее его жажда власти.

В пользу мнения о том, что дело, скорее всего, не в руководстве Суда, свидетельствует и сообщение о том, что у президента Федеральной палаты адвокатов РФ Юрия Пилипенко недавно состоялась встреча с председателем Верховного Суда РФ Вячеславом Лебедевым, в ходе которой дополнительно был поднят и этот вопрос. Результатом стало сообщение президента ФПА РФ о том, что адвокаты могут пользоваться буфетом Верховного Суда с 16 октября.

Рассказать: