×
Тараборин Дмитрий
Тараборин Дмитрий
Управляющий партнер АБ «Карпов, Тараборин и Партнеры»

Наблюдаемое в последние годы стремление части коллег подвергнуть дополнительному регулированию то, что по своей сути ни в каком регулировании вовсе не нуждается, есть не что иное, как наглядная демонстрация того факта, что до управления процессами, имеющими реальное практическое значение, мы как корпорация, увы, пока не допущены.

Однако творческий зуд, как известно, неуемен, а природа любой власти такова, что перманентный вакуум ее возможностей подлежит немедленному заполнению субстратом желаний.

По моему глубокому убеждению, адвокатская корпорация по природе своей явление сугубо горизонтальное, которому ни при каких обстоятельствах не стоит стремиться к преобразованию в вертикаль, как бы того ни хотелось отдельным ее членам.

Следовательно, любые решения о введении пускай даже самого минимального нормативного регулирования отношений, возникающих в процессе жизнедеятельности адвокатского сообщества, должны быть столь же взвешенными и безальтернативными, как решение об ампутации, которая, безусловно, избавит от бородавки, однако заберет нечто куда более ценное.

Считаю, что адвокатскому сообществу надлежит всеми силами противиться введению любых стандартов, правил, рекомендаций, тарифов и прочих регулятивных документов, необходимость введения которых неочевидна, ибо всякий раз, изобретая себе кнут, мы рискуем увидеть его в чужих руках.

Иными словами, Бритва Оккама всегда остра, однако большинство вспоминают об этом, лишь отрезав себе ухо.

Намереваясь в очередной раз ввести нормативное регулирование ранее не тронутых корпоративной цензурой форм взаимодействия членов адвокатского сообщества, мы неизменно обязаны терзать себя базовыми вопросами:

1. Что именно не устраивает нас в текущем положении дел?

2. Не урегулирован ли спорный вопрос уже существующими нормами?

3. Возможно ли это изменить?

4. Добьемся ли мы желаемого, поступив тем или иным образом?

5. Каким может быть сопутствующий ущерб от реализации наших намерений?

Читайте также
Об этике внутрикорпоративной и внешней критики
Проект рекомендаций для адвокатов
08 Июня 2018 Мнения

Анализ опубликованного в «АГ» «Проекта рекомендаций адвокатам об этике внутрикорпоративной и внешней критики» за авторством вице-президента Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Юрия Новолодского, на мой взгляд, ответов на поставленные вопросы, увы, не дал.

В  связи с этим, ни в коем случае не ставя под сомнение благие намерения автора и всецело признавая значимость проделанной им работы, позволю себе, тем не менее, выступить его оппонентом в этой заочной дискуссии и высказать свое критическое отношение как к самой идее принятия подобных рекомендаций, так и к отдельным тезисам предложенного к обсуждению проекта.

Читать Юрия Михайловича неизменно приятно. Однако делать это поверхностно не стоит и пытаться. Мастер не простит читателю несерьезного к себе отношения, не раскроет перед ним всю глубину выбранного им сюжета.

Вот и на этот раз в своей работе Юрий Михайлович сделал все от него зависящее, чтобы дьявол, заботливо укутанный рукою автора в детали последнего раздела рекомендаций, явился лишь самому искушенному ценителю его трудов.

Фактически Юрий Новолодский предлагает адвокатскому сообществу вверить органам дисциплинарного контроля, членом одного из которых он сам является, бесконечную свободу усмотрения относительно смыслового наполнения столь же бесконечно растяжимых понятий.

Ознакомившись с предлагаемыми к введению критериями допустимости публичной критики процессов, происходящих в адвокатуре, так и хочется спросить вас, коллеги:

Уверены ли вы в том, что при написании очередного поста в социальной сети вам удалось избежать «агрессивной манеры изложения и словесных выражений, способных привести к розни между членами и группами адвокатской корпорации»?

Смогли ли вы удержаться от «использования сведений, не соответствующих действительности либо вызывающих сомнение в их достоверности»?

Была ли высказанная вами в СМИ критика достаточно «сдержанной» и учли ли вы при этом «возможность создания у широкого круга лиц негативного образа института адвокатуры»?

И главное, располагаете ли вы достаточными доказательствами того, что критикуемые вами отношения «объективно требуют реакции внешних институтов, а ситуация не нашла внутрикорпоративного разрешения»?

Ответы положительные?!

Искренне рад. С подачи автора вам останется всего лишь удостовериться в том, что квалификационная комиссия и совет адвокатской палаты думают так же.

Да, чуть не забыл, не менее важно будет убедиться в том, что и вы, и те, в чьих руках окажется ваша судьба, одинаково трактуете смысловое значение процитированных критериев допустимости.

В свете введенного недавно запрета на обжалование по существу решений о наложении дисциплинарных взысканий одинаковое уяснение смыслов заиграет для нас совершенно новыми красками.

Следует четко осознавать, против кого могут быть направлены подобные регуляторные инициативы. Вряд ли ФПА РФ или адвокатские палаты субъектов будут публично критиковать самих себя, адвокатуру в целом, конкретные адвокатские образования либо отдельных адвокатов. То есть любые предлагаемые ограничения права на критику – это ограничения, объективно вводимые персонально для каждого из нас.

На мой взгляд, проект не ставит своей целью научить адвокатскую палату «правильно» критиковать адвоката Иванова. Задача нововведений состоит в том, чтобы научить адвоката Иванова «правильно» критиковать адвокатскую палату.

Однако, даже при таком развитии событий, рано или поздно критика региональной палаты ее членом станет предметом рассмотрения соответствующих органов объекта критики.

При этом действующее законодательство не предусматривает альтернативной подведомственности дисциплинарных производств. Таким образом, одобрение рассматриваемого в настоящей статье проекта рекомендаций – это осознанное возведение фундамента для последующего возникновения такого конфликта интересов, который в настоящее время не имеет полноценного механизма для его объективного разрешения.

Никто не вправе быть судьей в собственном деле. Все так. Но как прикажете поступать, если другого судьи просто нет?

Ответ очевиден. Нас будут судить те, кого мы критикуем, а это прямой путь к узурпации права на лидерство мнений.

Чтобы максимально доступно уяснить суть предлагаемых нововведений, следует всего лишь закрыть глаза и представить себе адвокатуру в виде тонкой натянутой нити, на которой сидит бесчисленное множество маленьких птичек, занятых тем, что они кидают друг в друга маленькие камешки.

Представили? А теперь мысленно приподнимите один конец нити. Что произошло? Некоторые птички оказались выше остальных, и камешки до них уже не только не долетают, но и падают на головы бросающих.

Так вот, с моей точки зрения, сам подход, предложенный уважаемым коллегой в проекте рекомендаций, – это попытка приподнять краешек такой нити, попытка нарушить хрупкий баланс горизонтали.

Возможен ли иной путь? Способны ли мы как корпорация к тому, чтобы, реализуя основополагающее право на саморегулирование, тем не менее избежать бессмысленного приумножения сущностей, не дав при этом повода обвинить себя в склонности к внутренней анархии? Полагаю, что да.

Изложенное далее является моим субъективным видением возможного решения проблемы без малейшей претензии на истину в последней инстанции, и я буду искренне благодарен всякому, кто, включившись в дискуссию, разнесет мои доводы в пух и прах.

Тем не менее я полагаю, что отправной точкой всякой дискуссии на обозначенную тему является п. 2 ст. 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в соответствии с которой адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии).

То есть, вопреки самой сути предложенной концепции, дискуссия о свободе выражения адвокатами своего мнения по вопросам отношений, вытекающих из самого факта их принадлежности к корпорации, должна брать свое начало именно в рассуждениях о том, за что адвокат ни при каких обстоятельствах не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Как минимум половина любого свода норм, тем или иным образом посягающих на свободу слова членов корпорации, должна быть посвящена тому, что не может являться поводом для возбуждения дисциплинарного производства и должно восприниматься органами адвокатского самоуправления как неотъемлемая часть их публичного статуса.

Конечной целью регулирования исследуемого вопроса должно стать не ограничение права на свободу высказываний, но закрепление гарантий независимости адвокатов при выражении ими своего мнения.

Развитие свобод вместо приумножения запретов – вот единственно верный путь для сообщества, чьим призванием является защита прав человека.

P.S. А о том, что нельзя материть коллег, я знал и до ознакомления с проектом рекомендаций

Рассказать:
Другие мнения
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области
Некоторые нюансы информационного сопровождения
Методика адвокатской деятельности
Информационное сопровождение уголовного процесса требует предварительной подготовки
14 Октября 2019
Исаев Игорь
Исаев Игорь
Адвокат МОКА «Демиург»
Без последствий для вердикта
Методика адвокатской деятельности
Любые методы донесения информации до присяжных хороши, если они не влекут угрозу отмены оправдательного вердикта
14 Октября 2019
Насонов Сергей
Насонов Сергей
Советник ФПА РФ
Не выходить за рамки закона
Методика адвокатской деятельности
«Тонкий» момент информационного сопровождения процесса с участием присяжных заседателей
14 Октября 2019
Васильев Александр
Васильев Александр
Адвокат АП Московской области
Противостояние запретам
Методика адвокатской деятельности
Информационное сопровождение процесса с участием присяжных заседателей
14 Октября 2019
Кипнис Николай
Кипнис Николай
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, вице-президент АП города Москвы
Из дисциплинарной практики
Профессиональная этика
Примеры влияния правил адвокатской профессии на содержание соглашения об оказании юридической помощи
14 Октября 2019
Старченко Виталий
Старченко Виталий
Адвокат АП Ставропольского края
Под влиянием правил
Профессиональная этика
Правила адвокатской профессии как фактор, влияющий на содержание соглашения об оказании юридической помощи
14 Октября 2019