×

Вопросы судебной практики. наследство

Ошибка нотариуса в определении состава наследственного имущества позволила недобросовестному наследнику оформить на свое имя имущество другого наследника
Севрюков Александр
Севрюков Александр
Адвокат АП Москвы, руководитель КА «Лейба и партнеры»
Суд своим постановлением узаконил обладание чужим имуществом на основании ошибки нотариуса, посчитав незнание потерпевшего наследника об ошибке нотариуса согласием с разделом наследственного имущества в определенных нотариусом долях.

Нотариусом города Москвы открыто наследственное дело после смерти Р. На момент смерти Р. в его собственности находилась однокомнатная квартира в Москве. Наследование имущества осуществлялось по закону в равных долях между А. – дочерью наследодателя от первого брака и его женой Т.

Нотариус определил, что квартира приобретена наследодателем в период его брака с Т. и выделил Т. ½ доли в праве собственности на квартиру в качестве супружеской доли в общей собственности, включив в состав наследственного имущества Р. оставшуюся ½ долю в праве. Соответственно А. и Т. унаследовали по ¼ доли в праве на квартиру. Доля Т. в праве на квартиру составила ¾, доля А. – ¼.

После регистрации прав А. узнала, что квартира не могла входить в состав общего имущества, так как жилое помещение находилось в кооперативном доме, и пай за квартиру был полностью выплачен наследодателем еще до регистрации брака с Т. Необходимо отметить, что наследник А. зарегистрировала права и узнала о нарушении своих прав по истечении трех лет с момента выдачи нотариусом свидетельств.

А. посчитала, что Т. ввела нотариуса в заблуждение, подав заявление о выделе супружеской доли в квартире, так как Т. не могла не знать, что квартира не являлась общим имуществом.

А. обратилась к нотариусу за разъяснениями. Нотариус признал ошибку, но аннулировать незаконные свидетельства не смог и сослался на отказ Т. добровольно подписать необходимые документы.

А. по прошествии нескольких месяцев, после того как узнала о нарушении своих прав, обратилась в районный суд г. Москвы с требованиями признать недействительным свидетельство нотариуса (супружеская доля), аннулировать запись регистрации права Т. и признать право собственности на ¼ доли в праве.
Т. явилась в суд и заявила о пропуске А. срока исковой давности по заявленным требованиям.

Решением районного суда г. Москвы признано недействительным свидетельство нотариуса на ½ долю в праве собственности на квартиру на имя Т., аннулирована запись о регистрации права на ¾ доли в праве общей собственности на имя Т., за А. и Т. признано право собственности по ¼ доли в праве (с учетом того, что по ¼ доли в праве за наследниками зарегистрированы законно). Суд общей юрисдикции не применил срок исковой давности, указав в решении, что А. приняла наследство в соответствии со ст. 1154 ГК РФ, и ей с момента принятия наследства принадлежит причитающаяся по закону часть имущества, независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на имущество.

Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда решение районного суда отменено, в удовлетворении исковых требований А. отказано в полном объеме.

В определении суда указано: коллегия приходит к выводу об отказе в удовлетворении заявленных истцом А. требований, так как в данном случае между сторонами произведен раздел в вышеприведенных долях наследственного имущества в виде квартиры. Истец А. с таким разделом наследственного имущества согласилась, получив соответствующее свидетельство о государственной регистрации права. В мотивировочной части определения также указано, что А. обратилась в суд за пределами трехлетнего срока исковой давности.

Указанный вывод апелляционного суда был подтвержден кассационными инстанциями Московского городского суда и Верховного Суда.

Исходя из тех правоотношений, которые возникли при наследовании имущества по данному делу, суд сделал следующий вывод: получение наследниками свидетельств о праве на наследство с ошибочно определенными нотариусом размером наследства, размером долей наследников и последующая государственная регистрация своих прав потерпевшим наследником – свидетельствует о совершенном между наследниками разделе наследственного имущества.

В таком случае возникает вопрос: на основании чего состоялся раздел наследственного имущества? В ст. 1165 ГК РФ установлено, что раздел наследства производится по соглашению сторон. С момента открытия наследства наследнику принадлежит не ошибочно определенная доля в наследстве, а та часть имущества, которая им наследуется по закону, в данном случае – ½ доли в общей долевой собственности наследников.

Тогда, следуя логике суда, наследники в какой-то момент пришли к соглашению о разделе общего имущества, согласно которому потерпевший наследник передал часть своей доли в общем имуществе недобросовестному наследнику. Хотя очевидно, что никакого соглашения не было, а была ошибка нотариуса, введенного в заблуждение недобросовестным наследником, и именно эта ошибка определила последующее оформление прав сторонами.

Незнание потерпевшего наследника о недобросовестности действий другого наследника и о совершенной ошибке нотариуса не может расцениваться как выражение воли потерпевшего наследника на раздел наследственного имущества. Тем не менее суд безосновательно установил, что потерпевший наследник участвовал в разделе имущества.

Считаем, что такое судебное постановление неправосудно и лишает потерпевшего наследника возможности требовать от нотариуса возмещения ущерба или заявлять кондикционный иск к недобросовестному наследнику.

Представляется, что при очевидной ошибке нотариуса в определении состава наследственного имущества рассмотрение данного спора – это только вопрос срока исковой давности, его применения или нет к заявленным требованиям.

Рассказать:
Другие мнения
Голенев Вячеслав
Голенев Вячеслав
Адвокат МКА «Железников и партнеры»
Доктрина приоритета существа над формой
Налоговое право
Налоговая выгода необоснованна, если сделки учтены не в соответствии с их экономическим смыслом
18 Марта 2019
Гончар Дмитрий
Гончар Дмитрий
Врач, судебно-медицинский эксперт СПб ГБУЗ «БСМЭ», к.м.н., доцент кафедры судебной медицины СЗГМУ им. И.И. Мечникова. 
Предмет судебно-медицинских экспертиз
Производство экспертизы
Рекомендации адвокатам по постановке вопросам экспертам
15 Марта 2019
Гришин Артем
Советник, заместитель управляющего партнера Alliance Legal CG
«Бесплатное» электричество
Уголовное право и процесс
О незаконном использовании электроэнергии майнерами
15 Марта 2019
Кириллов Дмитрий
Кириллов Дмитрий
Преподаватель программы дополнительного образования BCL, адвокат, руководитель практики FinTech АБ «А-ПРО»
Майнинг криптовалюты
Гражданское право и процесс
О правовом регулировании, налогообложении и судебной практике
15 Марта 2019
Грищенкова Анна
Грищенкова Анна
Партнер Адвокатского бюро КИАП, член президиума Российского арбитражного центра, арбитр АЦ в Австрии (VIAC), Гонконге (HKIAC), Куала-Лумпуре (AIAC)
Международный коммерческий арбитраж
Третейское разбирательство
О том, почему стоит им заниматься
15 Марта 2019
Артамонова Анна
Артамонова Анна
Адвокат, партнер АБ ЕМПП
Смешение дел не допускается
Семейное право
Конвенция 1980 г. не разрешает вопросы опеки
15 Марта 2019