×

Взыскание удержанной суммы неустойки: договорный, кондикционный или альтернативный иск?

Как оспорить обоснованность зачета
Чваненко Дмитрий
Чваненко Дмитрий
Юрист, патентный поверенный РФ

Возможность осуществления зачета в отношении суммы неустойки и основного долга по договору долгое время отрицалась как правовой доктриной, так и судебной практикой. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ изменил подход к решению данного вопроса, указав, что взыскание неустойки во внесудебном порядке (т.е. путем зачета) не лишает должника права поставить вопрос о применении к ее размеру положений ст. 333 ГК РФ ex post facto: «Сторона, обязанная уплатить неустойку, вправе поставить вопрос о применении к ее размеру положений статьи 333 ГК РФ <...> путем предъявления самостоятельного иска о возврате неосновательного обогащения по правилам статьи 1102 ГК РФ» (постановления Президиума ВАС РФ от 19 июня 2012 г. № 1394/12 по делу № А53-26030/2010, от 10 июля 2012 г. № 2241/12 по делу № А33-7136/2011).

Напомню, что ст. 333 ГК РФ установлено: если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе ее уменьшить.

Как видим, с точки зрения Президиума ВАС РФ, иск «о применении статьи 333 ГК РФ» является именно кондикционным, а не договорным. Вывод, как представляется, абсолютно верный, ведь, если формально неустойка начислена в соответствии с условиями договора или закона (в случае законной неустойки), ее зачет правомерен. Соответственно, обязательство уплаты по договору в части зачтенной суммы прекращается. Последующее установление судом факта несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства и применение ст. 333 ГКРФ, на мой взгляд, никак не порочат сам зачет.

Вместе с тем, если неустойка начислена неправомерно, говорить о прекращении обязательства нельзя. Имеются в виду ситуации, когда должника нельзя было привлечь к ответственности из-за просрочки кредитора, отсутствия вины (для физлиц) или если имели место обстоятельства непреодолимой силы (ст. 401 ГК РФ). В этом случае речь идет не о снижении неустойки по правилам ст. 333 ГК РФ, а о взыскании долга по договору. Следовательно, иск должен предъявляться договорный, а не кондикционный.

Таким образом, при осуществлении зачета даже несоразмерной неустойки встречное обязательство по уплате прекращается, поэтому плательщика по договору нельзя привлечь к ответственности (скажем, потребовать неустойку за просрочку уплаты), даже если впоследствии суд найдет основания для применения ст. 333 ГК РФ. При этом именно в момент вступления в силу решения суда о применении указанной нормы устанавливается несоразмерность зачтенной неустойки, и с этого момента лицо, осуществившее зачет такой неустойки, считается неосновательно обогатившимся.

Однако в случае, когда неустойка была начислена неправомерно (например, кредитор допустил просрочку), обязательство плательщика оплатить поставленный по договору товар (выполненную работу, оказанную услугу) не прекратилось, и в этой части долг по договору остается. В связи с этим лицо, заявившее о зачете неустойки контрагента, само может быть привлечено к гражданско-правовой ответственности. Статья 333 ГК в таком случае не подлежит применению по той причине, что основания для начисления неустойки отсутствовали, как и повод оценивать ее на предмет соразмерности.

Итак, основания и последствия удовлетворения договорного иска одни, кондикционного – другие.

Вместе с тем у истца может возникнуть вопрос: как быть, если доказательства просрочки кредитора есть, но только косвенные?

Конечно, выгоднее начать с договорного иска, а если суд откажет, предъявить кондикционный. Однако здесь всегда остается риск пропуска срока исковой давности. Ведь пока суд будет рассматривать первый иск, для второго срок давности может истечь. Кроме того, возникает следующий вопрос: вправе ли суд переквалифицировать договорный иск в кондикционный, если сочтет, что основания для начисления неустойки наличествовали, но ее размер неадекватен?

Согласно позициям пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ «…ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования» (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных в защитой права собственности и других вещных прав»). То есть предъявление «неправильного» иска не может служить основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, – вспомним принцип jura novit curia («суд знает закон»), воплощенный в ч. 1 ст. 168 АПК РФ: «...при принятии решения арбитражный суд [сам] определяет <...> какие законы и иные нормативные правовые акты следует применить по данному делу».

В то же время, если истец требует взыскать именно долг по договору, не затрагивая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения, переквалификация иска в настоящее время, по сути, прямо запрещена законом. В п. 1 ст. 333 ГК РФ прямо указано: «если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении».

Иначе говоря, на должников-предпринимателей действие ст. 333 ГК РФ распространимо лишь там и тогда, где и когда они заявили о несоразмерности начисленной неустойки. Это означает, что переквалификация иска судом в таких делах недопустима. По той же причине неприменимо снижение неустойки по правилам данной нормы в ситуации, когда из текста искового заявления неясно, какой именно иск предъявлен. Предположим, истец не заявил о несоразмерности неустойки и не уточнил, в каком порядке он просит взыскать названную сумму, оставив правовую квалификацию иска на усмотрение суда.

Здесь возникает еще один вопрос: можно ли предъявить иск с альтернативным основанием? Например, исковое заявление будет изложено так: «Оснований для взыскания неустойки не было, поэтому прошу присудить мне <…> сумму как долг по договору; однако если суд сочтет, что неустойка начислена правомерно, то заявляю о ее несоразмерности и прошу присудить мне <…> сумму как неосновательное обогащение, применив ст. 333 ГК РФ».

Если рассматривать ситуацию, когда вместо осуществления зачета был предъявлен иск о взыскании неустойки, то ВС РФ разрешает использовать «две защиты по цене одной»: «Заявление ответчика о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства само по себе не является признанием долга либо факта нарушения обязательства» (п. 71 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).

Думаю, вряд ли есть какие-либо основания для вывода о том, что после зачета со стороны кредитора по неустойке должник оказывается с процессуальной точки зрения в худшем положении и не может, не соглашаясь с наличием нарушения, заявлять о несоразмерности неустойки. Судебно-арбитражная практика подтверждает допустимость таких исков (Определение ВС РФ от 1 июня 2015 г. № 307-ЭС15-2021 по делу № А56-74169/2013).

Таким образом, лицу, не согласному с удержанной неустойкой, логичнее, на мой взгляд, заявить альтернативный иск в ситуации, когда нет прямых доказательств, подтверждающих неправомерность начисления неустойки по договору.

Рассказать:
Другие мнения
Козенков Александр
Решение о сносе мусорного полигона в Архангельской области устояло в апелляции
Арбитражное право и процесс
Суды выявили ряд нарушений, допущенных при строительстве объекта
23 Ноября 2020
Болдинова Екатерина
Болдинова Екатерина
Адвокат, партнер Five Stones Consulting
Не ухудшает, но и не улучшает…
Конституционное право
Конституционный Суд пока не разрешил коллизию позиций судов и ФНС
20 Ноября 2020
Краснова Ирина
Краснова Ирина
Адвокат, партнер CriminalDefenseFirm
Карантин в СИЗО – не повод лишать права на участие в заседании суда
Уголовное право и процесс
Избрание и продление стражи в отсутствие подзащитного не должно стать нормой
19 Ноября 2020
Мунтян Алексей
Cоучредитель Ассоциации профессионалов в области приватности (rppa.ru)
Предстоит пройти долгий путь
Международное право
России будет непросто получить признание адекватности
17 Ноября 2020
Лагутин Максим
Лагутин Максим
Ведущий эксперт по защите персональных данных Б-152
Что нужно изменить
Международное право
Как достичь адекватной защиты персональных данных
17 Ноября 2020
Абцешко Наталия
Руководитель Группы международных проектов VEGAS LEX
Обеспечить адекватный уровень защиты
Международное право
Разъяснения европейского регулятора о трансграничной передаче персональных данных
17 Ноября 2020