×
Камакин Максим
Камакин Максим
Адвокат Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург»

Дело моего доверителя Эдуарда Никитина ярко иллюстрирует законодательные и правоприменительные проблемы в области антиэкстремистского законодательства, поскольку выявляет порочность как позиции стороны обвинения при сборе доказательств, так и их оценки следствием, утвержденной прокурором. Полагаю, каждый участник дела со стороны обвинения видит нелепость происходящего, однако участвует в этом в силу необходимости исполнения служебных обязанностей, доводя ситуацию до абсурда.

Читайте также
Нужна ли ст. 282 УК РФ?
Адвокаты высказали свое мнение о поправках, которыми предлагается признать утратившей силу ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»
20 Декабря 2018 Дискуссии

Также следует обратить внимание на порочность формулировки ч. 1 ст. 282 УК РФ, позволяющей экспертам практически любую шутку или анекдот толковать в пользу привлечения к уголовной ответственности. Никто не спорит, что шутить надо уметь, однако срок за неудачную шутку, по моему убеждению, – перебор. Кроме того, формально палочная система в России отменена, однако, исходя из процессуальной экономии, ловить псевдоэкстремистов в интернете гораздо проще, чем реальных преступников. По данным судебной статистики, по ч. 1 ст. 282 УК РФ в 2011 г. было осуждено 82 человека, в 2012 г. – 118, в 2013 г. – 174, в 2014 г. – 258, в 2015 г. – 369, в 2016 г. – 389, в 2017 г. – 460. Как видим, количество уголовных дел растет с каждым годом, и, если эта тенденция и практика устоятся, на Россию может обрушиться новый вал уголовных дел за анекдоты, шутки и репосты.

Итак, Эдуард Никитин является гражданским активистом, участником оппозиционных мероприятий. Свою гражданскую позицию выражал публично, в том числе в соцсети «ВКонтакте», где часто выступал при обсуждении новостей. Его оппоненты на протяжении длительного времени оскорбляли Эдуарда, сознательно провоцируя на необдуманные высказывания и действия. В результате эмоциональных срывов Эдуард отвечал им грубыми сообщениями и картинками, которые скачивал из интернета.

28 ноября 2015 г. в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение» на персональной странице Эдуарда Никитина в соцсети «ВКонтакте» сотрудниками Центра «Э» ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области были обнаружены информационные материалы: анекдот, изображения и текстовые подписи, которые, по мнению сотрудников Центра «Э», возможно, нарушали законодательство РФ о противодействии экстремистской деятельности. 8 декабря 2017 г. было возбуждено уголовное дело.

Обвинение базировалось на заключении трех экспертов по данным лингвистического, лексико-семантического, лингвостилистического, визуального, психологического, психолингвистического и социально-психологического анализов. Эксперты пришли к выводу о наличии в представленных информационных материалах признаков пропаганды неполноценности человека и (или) группы лиц по признаку государственной принадлежности – россияне, по национальной принадлежности – русские. Также, по их мнению, с учетом контекста, в материалах присутствуют признаки унижения достоинства человека и (или) группы лиц по тем же основаниям.

Сравнивая оценку действий Эдуарда следствием и экспертами, можно увидеть, что эксперты более жестко квалифицируют его действия, поскольку усматривают в них признаки не только унижения достоинства по признаку государственной и национальной принадлежности, но и пропаганды неполноценности человека по тем же признакам.

В итоге следствие ограничилось обвинением в том, что Эдуард Никитин совершил запрещенное УК РФ деяние – унижение человеческого достоинства по признакам национальности, совершенное с использованием сети «Интернет», ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 282.

По версии защиты, Эдуард Никитин никакого преступления не совершал. Экспертное заключение, на мой взгляд, является недостоверным и необоснованным – это подтверждается выводами независимого специалиста по специальным судебным экспертизам в области языка вражды и преступлений на почве ненависти. По нашему запросу он исследовал экспертное заключение на соответствие требованиям, предъявляемым к документам, подготовленным в рамках проведения специальных судебных исследований по статьям, связанным с разжиганием межнациональной и межконфессиональной розни.

Независимый специалист пришел к следующему заключению. Во-первых, компетентность экспертов вызывает сомнение в части их профессиональной подготовки для анализа текстов экстремистского содержания, поскольку ни один из экспертов не имеет специализации по анализу текстов. Во-вторых, эксперты обсуждали вопросы истории Второй мировой войны, исторической этнографии относительно происхождения различных групп славян, истории голодомора, вопросы, связанные с геральдикой относительно истории и значения Георгиевской ленты, осуществляли перевод с немецкого языка и исправили неверный, с их точки зрения, перевод, приведенный в исследовательских материалах. Сведений о том, что эксперты являются специалистами в указанных областях, отсутствуют, поэтому можно утверждать, что при проведении экспертизы они вышли за пределы своей компетенции.

В-третьих, заключение содержит ничем не подкрепленные выводы и вероятностные оценки: эксперты, как мы полагаем, додумали смысл и значение текстов и пришли к ложным с точки зрения их соответствия анализируемым материалам выводам (например, термин «ватник» они отождествили с термином «русский народ» и оценили фразу: «Хороший ватник – холодный ватник» как пожелание смерти русскому народу).

В-четвертых, как ни абсурдно это звучит, но, по моему убеждению, сама экспертиза содержит явно националистические утверждения самих экспертов, которые считают Россию русским государством. В частности, в заключении указано следующее: «Совокупностью социо-психо-лингвистических методов экспертами установлены речевые цели графических изображений, надписей, комментариев: демонстрация пренебрежительного отношения к русским, россиянам, России». Из этого можно сделать вывод, что эксперты считают Россию исключительно русским государством, а термин «россиянин» – синонимичным «русский». Данная позиция, по моему мнению, носит националистический характер и в такой форме является разжиганием национальной розни для многонационального народа России.

После представления заключения независимого специалиста сторона защиты потребовала от следствия признать экспертное заключение недопустимым доказательством, однако в удовлетворении заявленного ходатайства было отказано. Прокуратура поддержала обвинение, и уголовное дело дошло до стадии судебного следствия. В предварительном судебном заседании защита также заявила ходатайство о признании экспертного заключения недопустимым доказательством, однако суд посчитал ходатайство преждевременным. Как будет развиваться дело Эдуарда Никитина на стадии судебного следствия, покажет время – следующее заседание назначено на 17 сентября.

Происходящее с Эдуардом можно охарактеризовать словами Президента РФ Владимира Путина во время «Прямой линии» 7 июня 2018 г. о том, что обвинения по статье об экстремизме и уголовная ответственность за репосты порой доходят «до маразма и абсурда».

Подводя итог, считаю целесообразным для устранения изложенных проблем порочной правоприменительной практики законодательно перевести данное преступление в ранг административных правонарушений, а для исключения произвола экспертов и перегибов на местах использовать определение экстремизма из Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 14 июня 2001 г., а именно: «экстремизм – какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них».

Рассказать:
Другие мнения
Мошко Марина
Мошко Марина
Адвокат, член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Ленинградской̆ области

Защита «за рамками» закона
Уголовное право и процесс
Главное, чтобы выбранные способы не противоречили законодательству и были направлены на добросовестную защиту
21 Января 2020
Панов Денис
Панов Денис
Адвокат КА Челябинской области «Стратегия»
Гарантия от «обвинительного произвола»
Уголовное право и процесс
Восстановление судом исключенного следователем доказательства может быть и в пользу защиты
20 Января 2020
Русецкий Павел
Русецкий Павел
Руководитель практики юридического дивизиона RBS
Новая веха в регулировании вопросов арбитража
Третейское разбирательство
ВС РФ подвел итог вопросам взаимодействия государственной и третейской ветвей правосудия
14 Января 2020
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Обвинительный «харчо»
Уголовное право и процесс
Вместе с недостоверными и неотносимыми доказательствами в судейском «котле» часто «плавают» доказательства недопустимые
13 Января 2020
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Управляющий партнер АБ «Правовой статус»
Правовой концепт уголовной реальности
Уголовное право и процесс
Комментарий к Обзору практики Верховного Суда РФ № 4 за 2019 г.
10 Января 2020
Подгорный Андрей
Подгорный Андрей
Адвокат Новосибирской областной коллегии адвокатов
Нестандартный подход к кассационному обжалованию
Уголовное право и процесс
Меру процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности удалось оспорить
09 Января 2020