×

Адвокат добилась возмещения морального вреда доверителю, незаконно обвиненному в экстремизме

Районный суд оценил физические и нравственные страдания гражданина, в отношении которого были возбуждены два уголовных дела по ст. 280 и 282 УК РФ, в 200 тыс. руб.
Адвокат Рушана Камалова отметила важность вывода суда о том, что сам по себе факт необоснованного привлечения к уголовной ответственности свидетельствует о причинении гражданину морального вреда. Она сообщила, что ее доверитель, хотя и требовал большую сумму, обжаловать решение не собирается. По словам адвоката, важен был факт признания судом причинения морального вреда незаконным уголовным преследованием.

16 августа 2019 г. Ленинский районный суд г. Ульяновска взыскал в пользу гражданина, в отношении которого необоснованно были возбуждены два уголовных дела, компенсацию морального вреда в размере 200 тыс. руб.

Уголовное преследование за возбуждение ненависти к власти и экстремизм

В мае 2016 г. в отношении Даниила Алферьева следственным отделом по Ленинскому району г. Ульяновска было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ. Поводом послужило выступление гражданина в ноябре 2014 г. на организованном региональным отделением КПРФ митинге, посвященном 97-летию Октябрьской революции. В речи Даниила Алферьева следствие усмотрело высказывания, направленные на возбуждение «ненависти либо вражды» в отношении представителей российской власти.

В июне 2016 г. гражданин был объявлен в розыск. В это время он жил и работал в Москве. В августе того же года в квартире, где он проживал, произвели обыск, а самого Алферьева задержали и доставили в Ульяновск. После этого в отношении него было вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ.

Читайте также
Прокуроров обязали усилить надзор за расследованием экстремистских преступлений
После разъяснений Пленума ВС Генпрокурор дал указание об усилении прокурорского надзора за исполнением законов при выявлении, пресечении, раскрытии и расследовании таких преступлений
21 Ноября 2018 Новости

Следователь ходатайствовала перед Ленинским районным судом г. Ульяновска об избрании обвиняемому меры пресечения в виде домашнего ареста с установлением ограничений. Однако суд отказался удовлетворять ходатайство, установив, что следствие не представило доказательств того, что Даниил Алферьев скрывался от органов предварительного расследования. Кроме того, как указал суд, им не были получены данные, подтверждающие факт уведомления гражданина о возбуждении в отношении него уголовного дела. В связи с этим в отношении обвиняемого была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

В ноябре 2016 г. в связи с тем же выступлением в отношении Даниила Алферьева было возбуждено еще одно уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 280 УК РФ. Следствие посчитало, что гражданин высказывал призывы к экстремистской деятельности. В дальнейшем дела были объединены в одно производство.

Однако в итоге следствие пришло к выводу, что в действиях Даниила Алферьева отсутствуют признаки вменяемых ему преступлений. В мае 2017 г. заместителем руководителя СО по Ленинскому району г. Ульяновска было вынесено постановление о прекращении уголовного преследования (уголовного дела) по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т.е. за отсутствием в действиях гражданина состава преступления. После чего в соответствии со ст. 134 УПК РФ Даниил Алферьев получил право на реабилитацию и возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

Защиту гражданина осуществляли адвокаты АБ Республики Татарстан «Ахметгалиев, Хрунова и партнеры» Рамиль Ахметгалиев и Рушана Камалова, сотрудничающие с международной правозащитной группой «Агора».

Иск о взыскании компенсации морального вреда

После прекращения уголовного дела Даниил Алферьев обратился в суд с требованием о взыскании соответствующей компенсации морального вреда. Истец ссылался на то, что ему были причинены нравственные и физические страдания.

Читайте также
Гражданская активистка требует от властей компенсацию за необоснованное подозрение в экстремизме
Дина Гарина более трех месяцев подвергалась незаконному уголовному преследованию, после прекращения которого за ней не было признано право на реабилитацию
11 Марта 2019 Новости

Представитель Даниила Алферьева Рушана Камалова указала, что ранее он никогда не привлекался к уголовной ответственности, являлся законопослушным гражданином, с отличием окончил университет. Узнав, что он подвергается уголовному преследованию за выступление на «санкционированном» митинге, проходившем почти 2 года назад, ее доверитель испытал страх и тревогу за свою дальнейшую судьбу, обоснованно опасался произвола правоохранительных органов и лишения свободы.

Адвокат сообщила суду, что о возбужденном в мае 2016 г. уголовном деле Даниил Алферьев узнал только в августе 2016 г., когда к нему пришли с обыском сотрудники полиции. По словам истца, во время проживания в г. Москве он поддерживал отношения с родными и друзьями из г. Ульяновска, которые знали его контактный номер телефона и адрес фактического проживания, однако никакой информации о возбуждении в отношении него уголовного дела ему не поступало.

«После того, как Даниил узнал от сотрудников полиции, что он объявлен в розыск, его тревога за свою судьбу усилилась. Он испугался, что если правоохранительные органы абсолютно необоснованно и незаконно объявили его в федеральный розыск, то с такой же легкостью он может быть и несправедливо осужден», – указала Рушана Камалова.

По словам адвоката, обстоятельства обыска в жилище ее доверителя, принудительное перемещение из Москвы в Ульяновск, долгое психологическое напряжение и страх за свою судьбу в отсутствие каких-либо внятных объяснений от правоохранителей явились сильным психологическим стрессом для Алферьева. Как отмечено в исковом заявлении (имеется в распоряжении «АГ»), гражданин знал, что он не совершал никаких противоправных действий, поэтому чувствовал «полную незащищенность перед произволом со стороны правоохранительных органов».

Истец отметил, что его права на свободу и личную неприкосновенность, свободу передвижения и выбора места жительства были грубо нарушены, он был лишен возможности трудиться и зарабатывать себе на жизнь. Кроме того, Даниил Алферьев сообщил, что при обыске в жилище действиями сотрудников полиции ему была причинена физическая боль.

По словам истца, после привлечения его в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК, он испытал сильные нравственные переживания, связанные с тем, что его собираются лишить свободы и обращаются с ним как с преступником. Мужчина также переживал за своих родителей, которые уже знали, что сына привезли из Москвы сотрудники полиции, что он задержан и обвиняется в совершении преступления. Даниил Алферьев опасался, что все эти обстоятельства скажутся на состоянии здоровья его отца и матери.

Рушана Камалова сообщила суду, что на протяжении всего следствия, длившегося год, ее доверитель из-за подписки о невыезде был лишен свободы передвижения, выбора места пребывания и жительства. По ее словам, истец, имея статус обвиняемого, не смог устроиться на работу в Ульяновске. Из-за этого он был вынужден жить на иждивении родителей, что доставляло мужчине дополнительные нравственные страдания, вызывало чувство стыда и беспомощности. «В связи с незаконным уголовным преследованием и наложенной мерой пресечения Даниил Алферьев потерял возможность прежнего заработка в виде частного репетиторства в г. Москве, который позволял ему обеспечивать себя», – подчеркнула адвокат.

Истец отметил, что после необоснованного возбуждения второго уголовного дела он почувствовал свою полную беззащитность перед произволом следственных органов, испытал стресс и депрессию от несправедливого уголовного преследования, от постоянных опасений за свою дальнейшую судьбу. У него ухудшилось самочувствие, появились проблемы со сном.

Как указано в исковом заявлении, Даниил Алферьев переживал, что факт возбуждения в отношении него «экстремистских» уголовных дел стал общеизвестен. По его словам, многие знакомые и соседи перестали с ним общаться, так как в сознании общества силен стереотип, что просто так уголовные дела не возбуждают: раз человек попал под уголовное преследование, то он действительно преступник.

Свои нравственные и физические страдания истец оценил в 500 тыс. руб.

Суд более чем вдвое снизил размер компенсации

С учетом положений ст. 1071 и п. 3 ст. 125 ГК суд счел Министерство финансов РФ надлежащим ответчиком по делу.

Представитель Минфина исковые требования не признала, посчитав сумму компенсации слишком большой и указав, что избранная в отношении Даниила Алферьева мера пресечения не признавалась незаконной. Она также отметила, что мужчина не представил доказательств своего обращения в следственный орган за разрешением покинуть постоянное место жительства в период действия подписки о невыезде, а также доказательств отказа в этой просьбе. Кроме того, как указал Минфин, подписка действовала не весь срок следствия, а только 9 месяцев. Ответчик также сослался на отсутствие доказательств того, что истец не мог трудиться и обеспечивать себя.

Сославшись на ст. 133 УПК, суд согласился с тем, что право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда. При этом он отметил, что в соответствии со ст. 1100 ГК компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя, если вред причинен гражданину в результате незаконного применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде. Как указано в решении, такой вред, с учетом ст. 16 и ст. 1070 ГК возмещается за счет казны в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Применив ст. 151 ГК, суд указал, что «сам по себе факт привлечения к уголовной ответственности свидетельствует о нарушении конституционных прав истца». В данном случае причинение морального вреда презюмируется. «С другой стороны, – отметил суд. – Отсутствуют доказательства того, что действия по возбуждению уголовных дел со стороны следственных органов носили намеренно незаконный характер и имели целью причинить вред истцу».

Суд посчитал, что Даниил Алферьев «был незаконно привлечен к уголовной ответственности и в период с 23 августа 2016 г. по 30 мая 2017 г. к нему незаконно применялась мера пресечения в виде подписки о невыезде». При определении размера компенсации суд учел длительность меры пресечения, отсутствие у гражданина судимости, обыск в его жилище и фактические лишение свободы передвижения при доставлении Алферьева из Москвы в Ульяновск.

Суд не принял доводы о том, что в ходе задержания истцу были причинены физические страдания, а также о том, что из-за уголовного преследования мужчина был лишен возможности трудиться, как недоказанные. По мнению первой инстанции, материалами дела не подтверждался и факт включения Алферьева в Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, а также блокировки его банковского счета. Кроме того, истец, как указано в решении, не смог подтвердить причинение вреда его здоровью в результате уголовного преследования.

Основываясь на этом, суд посчитал требование о взыскании 500 тыс. руб. завышенным и взыскал в пользу Даниила Алферьева 200 тыс. руб.

Эксперты отметили низкий размер компенсации

Рушана Камалова сообщила «АГ», что она и ее доверитель в целом довольны решением Ленинского районного суда Ульяновска. Адвокат отметила важность вывода суда том, что сам по себе факт необоснованного привлечения к уголовной ответственности свидетельствует о нарушении конституционных прав истца и причинении ему морального вреда. «В таких ситуациях зачастую страдания лица, необоснованно обвиненного в совершении преступления, не всегда имеют документальное подтверждение. Однако это не означает, что человек их не испытывал», – подчеркнула Рушана Камалова.

По словам адвоката, несмотря на то, что исковые требования были удовлетворены лишь частично, ее доверитель решил не обжаловать решение. «Обращаясь в суд, Даниил не ставил своей целью “заработать” на данном иске. Ему важно было, чтобы суд признал факт причинения морального вреда незаконным уголовным преследованием», – пояснила Рушана Камалова.

Адвокат рассказала, что, согласно сведениям с сайта Ленинского районного суда г. Ульяновска, ответчик обжалует решение суда. «Однако до настоящего времени копия апелляционной жалобы нами не получена», – указала Рушана Камалова.

Читайте также
В ГК хотят закрепить минимальный размер компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование
Депутаты предложили, чтобы день незаконного уголовного преследования оценивался не ниже 1 тыс. руб., день незаконного лишения свободы и помещения в СИЗО – не ниже 15 тыс. руб., а применения иных мер пресечения – не ниже 5 тыс. руб.
14 Июня 2019 Новости

По мнению адвоката АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирины Фаст, присужденные 200 тыс. руб. сложно назвать разумной и справедливой компенсацией за 12 месяцев нахождения под следствием. «Этот размер не соответствует практике Европейского Суда по правам человека. Проблема остается прежней: у судов нет каких-то четких критериев по данному вопросу, нет единой формулы, нет базисного размера или минимальной границы, есть лишь очень неопределенные указания в законе на требования разумности и справедливости», – отметила адвокат. При этом она подчеркнула, что ВС ранее уже указывал на необходимость руководствоваться практикой ЕСПЧ при определении размеров компенсаций.

«Данное решение очень наглядно отражает субъективную оценку судьями прав и свобод человека, их реальную “ценность”», – заключила Ирина Фаст.

Адвокат КА «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых согласился с тем, что низкий размер компенсации вреда – общеизвестная проблема российской судебной практики: «Двести тысяч рублей для наших судов, к сожалению, – не маленькая сумма».

Эксперт привел в качестве примера взыскания низких компенсаций практику Санкт-Петербургского городского суда, который присудил потерпевшим в связи с длительностью предварительного следствия (более четырех лет) компенсации в размере 20–50 тыс. руб. «Кстати, следственные органы и Минфин возражают даже против таких сумм», – сказал Константин Кузьминых.

Адвокат отметил позицию ЕСПЧ, который констатировал присуждение российскими судами несоразмерно низкие компенсации заявителям, которые не были освобождены из колонии по истечению срока наказания. «Был период, когда судебная практика, видимо, ориентируясь на присуждаемые ЕСПЧ компенсации, признавала разумным размер компенсации 1–2 тыс. руб. за сутки лишения свободы, но из-за того, что по РФ возникали тысячи таких истцов Минфин предложил эту сумму снизить», – рассказал адвокат.

Читайте также
ВС присудил почти 2,4 млн руб. компенсации за 38 месяцев незаконного содержания под стражей
Сославшись на практику ЕСПЧ, Верховный Суд указал, что присужденная первой инстанцией компенсация в 150 тыс. руб. является явно несправедливой
25 Сентября 2018 Новости

При этом Константин Кузьминых отметил, что в практике Верховного Суда встречается взыскание достойных компенсаций. Адвокат сослался на Определение ВС от 14 августа 2018 г. № 78-КГ18-38. Он сообщил, что истец провел в СИЗО 3 года и 2 месяца, за которые просил взыскать 2,3 млн руб., однако районный суд урезал сумму до 150 тыс. руб. «Дело дошло до Верховного Суда, который напомнил об обязательствах РФ, принятых ею на себя при подписании и ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод. ВС удовлетворил требования истца в полном объеме. К сожалению, судебные власти на уровне районных и областных судов не всегда учитывают, что государство должно исполнять свои обязанности, вытекающие из ст. 53 Конституции РФ, достойно», – подвел итог адвокат.

Рассказать: