×

Гражданская активистка требует от властей компенсацию за необоснованное подозрение в экстремизме

Дина Гарина более трех месяцев подвергалась незаконному уголовному преследованию, после прекращения которого за ней не было признано право на реабилитацию
Адвокат Виталий Черкасов, защищающий девушку, выразил надежду, что иск будет удовлетворен, поскольку факт необоснованного преследования его доверительницы доказан.

4 марта гражданская активистка Дина Гарина обратилась в Петроградский районный суд г. Санкт-Петербурга с исковым заявлением к Министерству финансов РФ о взыскании компенсации морального вреда за необоснованное подозрение в экстремизме из-за двух постов в соцсети.

История уголовного дела

Как ранее писала «АГ», 15 января 2018 г. экологу Дине Гариной было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ, – возбуждение ненависти в отношении социальной группы «сотрудники Центра по противодействию экстремизму».

Читайте также
Защита с упором на право выражения политического мнения
Спустя почти три года дело об экстремизме переквалифицировали на оскорбление представителей власти
17 Января 2018 Новости

Адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Виталий Черкасов, защищающий активистку, тогда сообщал «АГ», что инкриминируемые ей действия имели место 15 марта 2015 г. во время санкционированного митинга, на котором присутствовали и сотрудники Центра «Э», наблюдавшие за общественным порядком. По словам защитника, его доверительница, выступая на мероприятии, в том числе высказывала критику в адрес полицейских.

Спустя год в отношении Дины Гариной было возбуждено уголовное дело по ст. 282 УК, мотивированное тем, что она своим выступлением «возбуждала ненависть и вражду к отдельной социальной группе, состоящей из числа сотрудников Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области», и избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Виталий Черкасов отмечал, что в заключении по результатам лингвистической экспертизы сотрудники Центра «Э» были признаны отдельной социальной группой. Сторона защиты, не согласная с таким заключением, на стадии окончания предварительного следствия представила выводы независимых экспертов, которые высказали иную точку зрения. В связи с этим защита просила признать экспертные заключения, которые появились в деле по инициативе следователя, недопустимым доказательством, однако получила отказ.

Дело было направлено в суд, но впоследствии возвращено прокурору. Как отмечал Виталий Черкасов, в ноябре 2017 г. прокурор вернул дело следователю с указаниями на допущенные нарушения, однако оказалось, что параллельно было возбуждено еще одно уголовное дело в отношении Дины Гариной.

Обвинение в экстремизме за посты в соцсети

Так, 26 сентября 2017 г. было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела (есть у «АГ») по ч. 1 ст. 282 УК. В нем указано, что Дина Гарина, «имея умысел на совершение публичных действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам происхождения и национальности», опубликовала на своей персональной странице в соцсети «ВКонтакте» для общего доступа два текста, содержащих признаки действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц, в том числе иммигрантов, по признакам расы, национальности и т. д.

Оба уголовных дела были объединены в одно производство, а 19 декабря 2017 г. действия Гариной, выразившиеся в оскорблении представителей власти, были переквалифицированы на ст. 319 УК. Однако 10 января 2018 г. было вынесено постановление (имеется в распоряжении «АГ») о частичном прекращении уголовного дела: следствие признало Гарину непричастной к совершению преступления по ч. 1 ст. 282 УК, но постановило продолжить уголовное преследование по ст. 319 УК.

Обвинение по ст. 319 УК: обжалование приговора

18 декабря 2018 г. мировой судья признал Дину Гарину виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК, с назначением обязательных работ на срок до 180 часов, но она была освобождена от наказания на основании ч. 1 ст. 83 УК (истечение срока давности приговора).

Прокуратура Центрального района г. Санкт-Петербурга, обжалуя приговор, в апелляционном представлении от 28 декабря 2018 г. (есть у «АГ») указала, что суд при принятии решения об освобождении Гариной от наказания ошибочно сослался на ч. 1 ст. 83 УК, регламентирующей освобождение от отбывания наказания в связи с истечением срока давности обвинительного приговора, который за данное преступление ранее вынесен не был. При этом прокуратура просила изменить приговор, освободив Гарину от отбывания наказания согласно п. «а» ч. 1 ст. 78 УК.

Виталий Черкасов рассказал «АГ», что защита также обжаловала приговор. В апелляционной жалобе от 28 декабря 2018 г. и дополнениях к ней, поданных в январе– феврале 2019 г. (имеются в распоряжении «АГ»), отмечается, что в ходе судебного разбирательства мировым судьей неоднократно нарушались требования соблюдения беспристрастности и объективности, а также не выполнялась обязанность принимать меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, предусмотренная ч. 1 ст. 243 УПК.

В жалобе также обращается внимание, что в судебных заседаниях при рассмотрении данного дела неоднократно вызывалось вооруженное подкрепление – группа быстрого реагирования ФССП. По мнению защиты, это было безосновательным в силу того, что подзащитная обвиняется в совершении преступления небольшой тяжести, и на момент рассмотрения дела в суде срок давности привлечения ее к уголовной ответственности истек. Кроме того, ограничение доступа публики в зал заседаний при рассмотрении дела, как указано в жалобе, является нарушением принципа гласности и открытости судебного процесса, гарантированного ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Также у защиты возникли сомнения в непредвзятости судьи, поводом для которых послужило продолжительное общение последней с гособвинителем перед каждым судебным заседанием.

По словам Виталия Черкасова, апелляционная жалоба еще не рассмотрена судом. Адвокат добавил, что его доводы в защиту Дины Гариной основаны в том числе на практике ЕСПЧ, и если она не будет принята во внимание, не исключено обращение непосредственно в Европейский суд по правам человека.

Иск о компенсации за необоснованное подозрение в экстремизме

Как указано в исковом заявлении о компенсации морального вреда за подозрение в экстремизме (есть у «АГ»), Дина Гарина более трех месяцев подвергалась незаконному уголовному преследованию по ст. 282 УК, при этом в нарушение требований ч. 2 ст. 134 УПК после прекращения уголовного преследования в этой части следователь не признал за Гариной права на реабилитацию и не направил ей извещение с разъяснением порядка возмещения вреда. Таким образом, девушка еще некоторое время находилась в неведении о том, что с нее сняты подозрения и она имеет право на реабилитацию.

Как указано в иске, Дине Гариной данными действиями был причинен моральный вред: «Истица испытала нравственные страдания <...> так как постоянно находилась в ожидании репрессивных действий со стороны правоохранительных органов, таких как вызов на допрос и иные следственные действия, применение меры пресечения в виде заключения под стражу. Эти переживания негативно сказывались на душевном состоянии и не позволяли жить в привычном для истицы режиме».

Кроме того, подчеркивается, что до настоящего времени прокурором в нарушение ст. 136 УПК не принесено официальное извинение девушке от имени государства.

Моральный вред истица оценила в 70 тыс. руб. По словам Виталия Черкасова, заявленный размер компенсации является разумным и соразмерным. «Мы учитывали, что в данный период следственных действий с участием Гариной не проводилось, никаких обысков в ее квартире не было, а срок преследования немногим превышал три месяца», – пояснил он.

Адвокат выразил надежду, что иск будет удовлетворен, поскольку факт необоснованного уголовного преследования его доверительницы доказан. «Всё будет зависеть от того, насколько суд посчитает заявленную сумму компенсации соразмерной и справедливой», – добавил он.

Рассказать: