×

ЕСПЧ признал домашний арест Навального в рамках дела «Ив Роше» нарушающим Европейскую Конвенцию

Европейский Суд пришел к выводу, что помещение оппозиционера под домашний арест и ограничение его свободы выражения мнения были необоснованны и преследовали скрытую цель по подавлению политического плюрализма
Представитель Алексея Навального, адвокат Ольга Михайлова в комментарии «АГ» отметила, что впервые Европейский Суд признал нарушения Конвенции при назначении российскими судами меры пресечения в виде домашнего ареста. В свою очередь Минюст России выразил несогласие с постановлением ЕСПЧ в части квалификации фактических и юридических аспектов дела.

9 апреля Европейский Суд вынес Постановление по делу «Навальный против России № 2» по жалобе Алексея Навального на политическую подоплеку его десятимесячного домашнего ареста в связи с расследованием дела «Ив Роше».

Повод для обращения в ЕСПЧ

В декабре 2012 г. Следственный комитет России возбудил против братьев Алексея и Олега Навальных уголовное дело, впоследствии известное как дело «Ив Роше». 17 декабря следствие предписало Алексею Навальному не покидать столицу до окончания расследования, однако в этот же день следователь разрешил гражданину съездить в Московскую область на новогодние праздники. В дальнейшем следствие отказалось санкционировать последующие поездки гражданина в соседний регион, что стало предметом судебного разбирательства. 

Читайте также
Нарушение конвенции без политической подоплеки
ЕСПЧ присудил братьям Навальным более 80 тыс. евро за нарушение их прав по делу «Ив Роше»
17 Октября 2017 Новости

24 февраля 2014 г. Алексей Навальный был дважды задержан правоохранительными органами: в первый раз по дороге в столичный суд, во второй – во время митинга в центре Москвы против обвинительных приговоров по делу «Кировлеса». Уже через два дня СК России направил в суд ходатайство о помещении Навального под домашний арест. Защита гражданина возражала против избрания указанной меры пресечения и предлагала отпустить заявителя под залог в полмиллиона рублей.

Басманный районный суд г. Москвы поместил заявителя под домашний арест сроком до 28 апреля 2014 г. Его обязали не покидать свое жилье, носить электронный браслет и запретили прогулки. Обжалование защитой избранной меры пресечения не увенчалось успехом. Впоследствии домашний арест продлялся несколько раз, Алексей Навальный пытался обжаловать лишь некоторые случаи его продления. 

При очередном продлении меры пресечения в отношении обвиняемого суд отметил, что ему запрещено использовать не только Интернет, но и такие средства связи, как радио и телевидение.

Несмотря на то что в конце декабря 2014 г. суд вынес обвинительный приговор братьям Навальным, в частности приговорив заявителя к 3,5 годам условно, Алексей Навальный оставался под домашним арестом еще некоторое время. 

Доводы сторон в ЕСПЧ

В своей жалобе в Европейский Суд Алексей Навальный указал на нарушение ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 10 (свобода выражения мнения) и 18 (пределы использования ограничений в отношении прав) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По мнению заявителя, его необоснованно поместили под домашний арест в целях лишения его свободы и воспрепятствования его общественной и политической деятельности. 

Заявитель указал, что избранная мера пресечения лишала его возможности не только участвовать в митингах оппозиции, но и использовать средства связи, включая Интернет. Ему также было запрещено общаться с широким кругом лиц. Дальнейшее незаконное, по его мнению, продление домашнего ареста состоялось без вынесения необходимого официального документа, который мог бы быть обжалован. В связи с этим Алексей Навальный требовал компенсации морального вреда на сумму 100 тыс. евро и 200 тыс. руб. в качестве возмещения судебных расходов.

В возражениях на жалобу Правительство РФ ссылалось на не санкционированную следствием поездку Алексея Навального в Московскую область, что повлекло помещение его под домашний арест. В подтверждение государство-ответчик привело различные доказательства: отчеты полиции о передвижении заявителя, фото- и видеоматериалы, показания сотрудников отелей и прочих свидетелей. Российская сторона настаивала на обоснованности домашнего ареста и не согласилась с доводом заявителя о фактическом лишении его свободы. Также она ссылалась на недоказанность политического преследования Навального. Кроме того, государство-ответчик отметило неисчерпание гражданином внутренних средств правовой защиты, так как он не обжаловал два постановления о продлении домашнего ареста.

Также российское правительство полагало, что домашний арест не ограничивал права заявителя на свободу выражения мнения, которое могло быть озвучено им через своих родственников или представителей. В обоснование своей позиции оно ссылалось на публикацию заявлений от имени Алексея Навального в Интернете и иностранных СМИ во время его домашнего ареста. Целесообразность избранной меры пресечения, как подчеркнула российская сторона, была продиктована необходимостью ограничения возможности публичного комментирования Навальным уголовного расследования, предотвращения его побега и оказания влияния на свидетелей и потерпевших.

В возражениях на доводы российского правительства заявитель настаивал на политической подоплеке своего домашнего ареста и фактическом лишении свободы (в том числе из-за запрета прогулок). Алексей Навальный также утверждал, что все поездки в Московскую область были санкционированы следователем. Гражданин заявил, что он обжаловал свой первый домашний арест, однако Мосгорсуд отклонил его жалобу. При этом заявитель отметил, что действительно не обжаловал первое и второе продление меры пресечения из-за риска помещения в СИЗО.

Заявитель также пояснил, что ограничение его возможности публичного комментирования уголовного процесса было чрезмерной мерой и противоречило публичным интересам, учитывая высокую значимость дела для общественности. Спорное ограничение, по его мнению, серьезно препятствовало его общественной деятельности и участию в политических дебатах, в то время как СК России давал в СМИ многочисленные комментарии по уголовному делу. Запрет заявителю выходить в Интернет также сильно ограничил его право на доступ к информации.

ЕСПЧ удовлетворил жалобу по всем пунктам

Изучив обстоятельства дела, Европейский Суд напомнил, что лишение свободы должно быть обоснованным. Даже при формальном соблюдении законодательства при наличии в действиях властей недобросовестности или обмана применение указанной меры недопустимо. ЕСПЧ посчитал, что домашний арест заявителя на срок свыше 9 месяцев следует расценивать как лишение его свободы по смыслу ст. 5 Конвенции. Суд отметил, что помещение под домашний арест было продиктовано не только выездом Алексея Навального в соседний регион, но и возможностью повлиять на других участников процесса, однако материалы дела не содержат никаких доказательств таких угроз. Ничто в уголовном деле также не свидетельствовало о намерении заявителя скрыться от следствия.

Также Суд подчеркнул, что свобода выражения мнения является одной из важнейших основ демократического общества, основополагающим условием его развития и залогом самореализации каждого человека. В связи с этим отмечена необходимость определения обоснованности вмешательства государства в указанные права и соразмерности указанной меры законным целям. 

Как указал ЕСПЧ, Алексей Навальный был необоснованно ограничен в свободе выражения собственного мнения. Такое ограничение не имело связи с расследуемым уголовным делом, а само выражение оппозиционером своего мнения (даже путем публичных заявлений) не могло способствовать его побегу, поскольку он находился дома под строгим наблюдением, носил электронный браслет и ему были запрещены прогулки. Таким образом, Суд признал необоснованными доводы государства-ответчика о том, что Навальный мог как-то повлиять на других фигурантов уголовного дела или скрыться от следствия путем выражения своего мнения.

ЕСПЧ пояснил, что доводы заявителя о нарушении ст. 18 Конвенции заслуживают отдельного рассмотрения в связи с их фундаментальным характером. Учитывая незаконный характер домашнего ареста и необоснованное ограничение прав заявителя на доступ к средствам связи, было необходимо выяснить, преследовали ли ограничительные меры скрытую цель. Европейский Суд отметил, что спорные меры не были применены к главному обвиняемому по делу в лице Олега Навального. 

Суд пришел к выводу, что преследование заявителя носило личностный характер и было связано с его политической активностью в целях ограничения последней. Длительность домашнего ареста и ограничения интернет-активности заявителя указывали на отношение российских властей к Алексею Навальному и публичным оппозиционным мероприятиям. ЕСПЧ указал, что спорные меры преследовали скрытую цель по подавлению политического плюрализма и свидетельствовали о попытке властей взять под контроль оппозиционную деятельность. 

С учетом изложенного Европейский Суд выявил нарушения ст. 5, 10, 18 в совокупности со ст. 5 Конвенции и присудил заявителю компенсацию морального вреда на сумму 20 тыс. евро, а также 2 665 евро в качестве возмещения судебных расходов.

Адвокат Навального, в отличие от Минюста, поддержала выводы Суда

В комментарии «АГ» адвокат Ольга Михайлова, которая представляла интересы Алексея Навального в ЕСПЧ, отметила, что впервые Европейский Суд признал нарушения Конвенции при назначении российскими судами меры пресечения в виде домашнего ареста. «Безусловно, это знаковое, прецедентное решение, целью которого, как и любого решения Европейского Суда, является улучшение внутреннего законодательства и правоприменительной практики в государствах – участниках Европейской Конвенции», – полагает защитник. 

Со ссылкой на ст. 46 Конвенции о защите прав человека и основных свобод адвокат отметила, что Россия, ратифицировав и подписав Конвенцию, взяла на себя обязательства по исполнению решений Европейского Суда вне зависимости от того, «нравятся или не нравятся действующей власти эти решения, считают они их справедливыми либо нет». По мнению Ольги Михайловой, надлежащее исполнение требует от государства не только выплаты присужденных ЕСПЧ компенсаций, но и принятия мер общего характера для предотвращения возникновения ситуаций, при которых возможны повторения выявленных нарушений.

Читайте также
Адвокаты Алексея Навального прокомментировали «АГ» решение Большой Палаты ЕСПЧ
Большая Палата признала, что отдельные эпизоды административного задержания заявителя преследовали скрытую цель по подавлению политического плюрализма
30 Ноября 2018 Новости

В свою очередь Минюст России сообщил «АГ» о несогласии с приведенной Европейским Судом по правам человека квалификацией фактических и юридических аспектов дела. «Позиция российской стороны в отношении предъявленных претензий базируется на законности и обоснованности решений, вынесенных национальными судами при рассмотрении вопросов о применении к заявителю соответствующей меры пресечения», – отмечено в ответе пресс-службы ведомства.

Также отмечается, что решение об обжаловании постановления будет принято в течение установленного трехмесячного срока по итогам детального изучения его мотивировочной части и «при необходимости – с учетом дополнительной аргументации, сформированной во взаимодействии с заинтересованными государственными органами».

Напомним, «АГ» уже писала о том, что ранее адвокатам Алексея Навального удалось убедить Большую Палату ЕСПЧ, что отдельные эпизоды его административного задержания преследовали скрытую цель по подавлению политического плюрализма.

Рассказать:
Яндекс.Метрика